Десантура.ру
На главную Поиск по сайту Обратная связь
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Главная  |  Карта сайта  |  Войти  |  Регистрация




Ветераны

Записки офицера спецназа ГРУ

Под прикрытием огня взвода сидящего на скалах, а главное под прикрытием дымовой завесы, ребята со скал забросали вход в ущелье дымовыми шашками. В ущелье ворвались две БМП, имея в экипажах только по два человека, механиков-водителей и в башнях сидели наводчики. К сожалению фамилий солдат, которые сидели за рычагами боевых машин не помню. А вот наводчиками пошли офицеры, это замполит 1-ой роты, старший лейтенант Стасюк А.А. (сейчас живёт в г. Донецке) и командир группы этой же роты, старший лейтенант Сергей Паховский (сейчас живёт в г. Екатеринбурге).
Когда рассеялся дым, душманы увидели боевые машины, но было уже поздно, офицеры открыли огонь по огневым точкам противника. Стрельба велась практически в упор, 30-мм орудия БМП стреляли очередями...



Страницы истории

12.04.2020

ВДВ глазами медика. Часть 1: Литва. Войсковая стажировка



 

 Взвод расслабляется после прыжка

Литва. Окончание стажировки

Едем в Каунас за билетами. Проезжаем через поселки с живописными литовскими названиями Бирштонас, Пацунай, Гайджюнай… Ну вот и приехали. Древний, средневековый центр Каунаса тесно переплетен с современной архитектурой. Точка нашей цели- кассы аэрофлота, находятся в самом начале центральной улицы города. Ляйсвисаллее. Низенькое двухэтажное здание. Заходим. Небольшой зал и ряд окошек-амбразур. Время десять утра. Почти все кассы закрыты. Одно, крайнее правое окошко работает. Беру инициативу на себя. За стеклом симпатичная девушка в униформе стюардессы. Мы тоже в форме.


- Здравствуйте.
- Добрый день.
- Милая девушка, нам нужен двадцать один билет. На рейсы во все стороны Советского Союза.
- О! Это сложный вопрос. На это потребуется длительное время. И нужно будет подключить к работе все кассы. Предлагаю вам обратиться к нашему начальнику, чтобы он дал команду.

Девушка разговаривала с экзотическим для нашего уха, прибалтийским акцентом.

Все вместе направляемся в кабинет к неизвестному нам начальнику. Кабинет на этом же этаже. Стучу в дверь.
-Да,- из-за двери. Заходим. Маленький, чисто канцелярский кабинетик. За столиком, обращенным в сторону двери, сидит начальник. Молодой, лет под тридцать. Тоже в летной форме. Я до сих пор не ориентируюсь в их галунах-нашивках на погонах. Вокруг него вьются три грации, одна другой краше. Одна сидит у него на руках, вторая обнимает за шею слева, третья облокотилась на его погоны сзади. Наше появление их почти не смутило. Смутились скорее мы.

- Ооо, заходите, заходите мальчики,- девушки дружно загоготали, как гусыни, растягивая улыбки до ушей. Мы несмело протиснулись в помещение.
- Здравствуйте.
- Привет, привет. Да проходите же, не стесняйтесь,- продолжали изображать радуши сухопутные стюардессы.
- Да мы собственно говоря по делу… К вашему начальнику.

Тот до сих пор сидел и молчал, в упор нас разглядывая.
- Да, я вас слушаю,- наконец, раскрыл рот начальник, произнося фразу практически без акцента.
Мы тут же выложили при всех нашу проблему.
- Да, сложный вопрос,- продолжал начальник.- Но я попытаюсь его решить. Поможем парням? Что скажете девушки?- обратился начальник к своим подчиненным. Как мы догадались, они все были кассиршами. Позже я узнал, что часто кассиршами в кассах аэропортов становятся списанные с полетов по какой- либо причине стюардессы.
- Ой, да конечно поможем,- снова загалдели красотки.
- Но боюсь что за сегодня мы уже не успеем. Возможно, что еще и завтра день уйдет. Вы готовы ждать?- это уже нам начальник задал вопрос.
- Да, нам деваться некуда. Нужно обилетить всех наших сослуживцев.
- Ну, тогда вы можете пока прогуляться по нашему красивому городу. А где- то после обеда подходите. Посмотрите первые результаты. Хорошо?
- Мы за.

Оставили в кассе все необходимые документы и снова вышли на аллею.

В первую очередь необходимо решить вопрос с ночлегом,- предложил я. Все согласились. И мы двинулись на поиски гостиницы. По подсказкам переместились в противоположный конец этой улицы. Там и нашли отель «Орбита». Проблем с местами не было. И мы спокойно поселились в трехместный номер. Теперь нужно бы перекусить. Прошлись в обратную сторону и нашли небольшой буфетик, где и позавтракали. Пока мы ходили по городу, в уме я все время сравнивал прибалтийский городишко с немецким городом Потсдам, где мне пришлось прожить несколько лет. Да, здесь тоже было относительно опрятно. По моим прикидам, Европы здесь еще сохранялось, примерно, процентов на шестьдесят- семьдесят. Остальное, что касалось бардака, уже было привнесено за советский период истории.

После перекуса снова заглянули в кассы. Поинтересовались нашими делами. Оказалось, что процесс пошел. Все кассирши и начальник трудились плодотворно. Почти половина билетов уже были готовы. Выйдя на улицу и снова посовещавшись, было решено отблагодарить персонал за хорошую работу.

«Жене мороженое-детям цветы!»- как говорил персонаж одного из тогда любимых фильмов. Вот так и мы. Решили купить всем девушкам цветы. Благо, цветочный базарчик мы уже заметили за углом. А их шефу, долго не думая, бутылку коньяка.

Девушки сначала деликатно отнекивались, но затем с благодарностью приняли наши букеты. Снова стучимся в кабинет к начальнику. Он категорически был против, но под нашим напором согласился принять презент, при одном условии, что мы разопьем его все вместе. Мы согласились. Тогда он предложил нам до пяти часов дня погулять, а затем прийти к нему в кабинет. 

 

Я за рулем ТПК


Вышли на улицу и присели на парковую скамейку, их много вдоль всей аллеи. Сидим, гутарим о том о сем. Краем глаза наблюдаю за окружающей обстановкой. Идут двое мужчин. Солидные, неплохо приодеты, лет за шестьдесят. Вижу, что еще издали они начали к нам присматриваться. Как будто мы выглядим как- то необычно. Подходят, проходят мимо, смотрят в упор.
- Во, смотри,- говорит один другому,- похоже, что наши «учителя» появились. И удаляясь, продолжают пялиться, оглядываясь назад.
- Чего это они на нас таращатся?- спрашивает Маркевич.
- А ты не слышал, что они о нас говорили?- отвечает ему вопросом на вопрос Витя Голобородов.
- Они обозвали нас своими учителями,- это уже я вступаю в разговор.
- Это какие такие мы для них еще учителя, как всегда быстро закипает Игорь.
- Я так полагаю, что это их реакция на наши красные погоны. Вы ведь в курсе, что во всей Прибалтике нет войск с красным цветом? 
- Нет, впервые слышим.
- Ну, так можете поинтересоваться. Есть какие угодно. С синими, черными, зелеными погонами, а с красными нет.
- Это почему же?- уже хором спрашивают Виктор и Игорь.
- Да, видимо, потому, что очень многие прибалты были в свое время репрессированы. Огромное их количество побывало в тюрьмах, лагерях и ссылках. А вы ведь сами знаете какого цвета погоны у милиции и внутренних войск. Вот у них и закрепилось в генетической памяти. Ну, и, соответствующая, «любовь» к этому цвету.

Намного позже я узнал что были и там войска с красными погонами.

Продолжаем перекур. Вдруг откуда не возьмись, плюгавенький мужичонка нарисовался.
- Ребята, а можно у вас сигаретку попросить,- без акцента, просит абориген.
- Бери, кури,- предлагает ему Маркевич. Тот закуривает, затягивается, но не уходит.
- А вы здесь проездом, или как?- гнусавым голоском начинает жевать сопли, стрелок-курильщик.
- А тебе какое дело?- зло сплевывая, отвечает Игорь.
- Да вот вы мне скажите,- не обращая внимания на интонацию в голосе Маркевича,- продолжает гнус.- Зачем вы вообще приезжаете к нам в Прибалтику. Для чего вы здесь находитесь? Мы так хорошо жили без вас. Вы же по сути оккупанты,- упрекает нас абориген, но сам при этом напряженно снует гляделками по сторонам. Только я собрался ответить, и далеко послать этого прохиндея, как из-за угла вышло два сержанта-мента. Шли они о чем- то между собой активно жестикулируя и разговаривая, не обращая внимания на окружающую обстановку. Как шли, так и прошли, скрывшись за очередным поворотом. Я перевел взгляд на нашего собеседника. А его, увы, уже и нет, как будто растаял.

- Да, «любят» нас здесь,- резюмировал Голобородов. За каких нибудь полчаса мы уже дважды в этом убедились. А если пожить здесь пару лет? Приходим к общему выводу, что прибалтийские страны вредны для здоровья, проживающим в них славянам.
У очередного ментовского патруля узнаем, где здесь ЦУМ. А заодно интересуемся, зачем в городе столько патрулей. Оказывается, в Каунасе существует школа милиции. И вот они, курсанты этой школы, активно привлекаются … И мы имея в запасе еще пару часов направляемся к местному центральному универмагу.

По дороге Маркевич решает поприкалываться. Мы слышали давно, что если русские у литовцев чего- то спрашивают, то те всегда стараются соврать и ввести в заблуждение. Вот и сей час, у первого встречного Игорь спрашивает, как пройти в ЦУМ. Из четырех опрошенных, только один житель показал верное направление. Остальные указывали, налево, направо и даже в противоположную сторону. Этим самым мы еще раз убедились в искренности аборигенов.

Зашли без нужды в этот универмаг. Пошатались, поглазели на товары и побрели снова в кассы. Как раз конец рабочего дня. Девушки нам доложили, что на завтра осталось оформить еще семь билетов. Мы были довольны, что задание коллектива успешно выполняется. Идем к местному боссу. Он тоже уже собирался закрывать кабинет. И предложил нам программу дальнейших действий.

- Я сейчас свожу вас в пивбар, местную достопримечательность. Он был отрыт еще в средневековье. Находится здесь рядом. Потом предлагаю съездить ко мне домой, распить ваш коньяк. А затем, вечерком я свожу вас в вечерний ресторан. Кто за?

Нам все равно заняться было нечем. Поэтому все дружно поддержали.

Направляемся в пивное заведение, расположенное на площади, обрамленной ратушей, костелами и остатками крепостных стен. Сама площадь, мощенная каменной брусчаткой, так и называется, Ратушной. Возле входа в бар висит затейливая чеканка из черненой меди, в виде чертика. Берем влево и через капитальную дубовую дверь по толстым, тоже дубовым ступеням спускаемся в полуподвальное помещение. После яркого солнечного света на улице, здесь царит полумрак. Длинный зал с низким потолком разгорожен на кабинки, плетеными из лозы стенками-перегородками. В каждой кабинке огромный, дубовый стол с такими же скамейками.

Занимаем одну из свободных кабинок и рассаживаемся вокруг столика. Тут же появляется официант. Заказываем по кружке местного пива. Кружки деревянные, с крышками. Все выглядит, как декорации в кино о средневековье. Наш гид тут же нас информирует, что с тех времен, когда кабак был открыт впервые, остались нетронутыми только дубовые ступени, по которым мы сюда входили. Все остальное уже многократно менялось.

В каждой кабинке над столами висят на мощных цепях оригинальные люстры. Прямоугольники монолиты, размером метр на два, и толщиною до сорока сантиметров, цвета зеленого бутылочного стекла. Насквозь пронизанные, как медовые соты различного диаметра отверстиями. Где- то в них, как- то вмонтированы разноцветные лампочки. Когда люстра горит, то создается впечатление, что над столиком полыхает, так называемое, «северное сияние». Висят они очень низко, прямо над головами. Придавливают клиентов к столикам. И такое впечатление, что вот- вот рухнут на нас.

Подают пиво, а к нему зеленый соленый горошек и соленая соломка из теста. Вяленой рыбы здесь, как и в Германии, к пиву не подают. Утоляем жажду. Пиво нам всем понравилось. Посидели, потрендели и на выход.

Возвращаемся к кассам, и здесь хозяин приглашает нас в свои новенькие «Жигули». Едем к нему в гости. Переехали через длинный мост. Полюбовались картинками древней крепости и всякой готической архитектуры. Прибыли на окраину, в какой- то современный микрорайон. Поднимаемся на второй этаж. Трехкомнатная квартира, спартанская обстановка. Пока хозяин накрывал стол, я обошел комнаты. Поразила, какая- то пустота, хотя везде был порядок, чисто. Даже какая- то стерильная и холодная чистота. На стенах много фото в рамках под стеклом. На фотографиях, одиночные и групповые, мужские портреты.

Но вот уже и команда за стол прозвучала. Садимся на кухне. На столе шампанское. Под столом целый ящик этого напитка.
- Начнем с шампанского,- предлагает хозяин.- А там может и до коньяка доберемся.

Мы не сопротивляемся. Закуска тоже холостяцкая. Консервы, рыба, колбаса. Пьем, закусываем. Пошли на второй флакон. На улице жара. И даже при открытых окнах нас всех сморило в сон.

"Видимо, намотались за день, "- подумал я. В разговорах, хозяин квартиры расспросил нас в каком полку мы проходили стажировку. И похвастался, что начальник медпункта в этом полку, его большой друг. И тогда я вспомнил этого друга. Это он, когда я перед первым прыжком, случайно порезал стропорезом палец, не только отказался мне его перевязать, но даже не дал кусочек бинта на перевязку. Он тогда дежурил по площадке приземления.
- Обойдешься,- пренебрежительно процедил мне сей коллега по ремеслу. Еще тогда меня это очень удивило.

- Если кто желает вздремнуть, то пожалуйста. У нас еще до вечернего ресторана время есть. Я вообще- то спать здесь не планировал.

Но компания поддержала. Мол, часик, полтора нам не помешает. Перед, якобы, предстоящей бурной ночью.
- Ну, ладно, уговорили,- соглашаюсь я.- А где?
- Да вон в этой комнате, вы с Игорем,-уже вставший из-за стола хозяин показывает рукой на диван. А я с Виталиком вот здесь, в спальне.
- Ну и ладно,-соглашаюсь, ничего не подозревая, я. Остальные тоже вроде, как ничего не возражают.
Падаю на диван, и на удивление быстро отрубаюсь.

Сквозь тяжелый сон, слышу как кто-то меня тормошит.
- Вставайте, да вставайте же! Уже пора! Мы уходим!

Пытаюсь продрать глаза. С трудом мне это удается. Сквозь какие- то отекшие веки, еле- еле разлепив их, вижу циферблат, и соображаю, что спал всего- то минут десять-пятнадцать.
- Да в чем дело- то?- еле ворочая языком, пытаюсь выяснить, что за спешка. И в тоже время где- то глубоко в сознании ворочается мысль, что моя сонливость какая- то неестественная. Тем не менее меня продолжают тормошить еще более настойчиво. И я начинаю опускать ноги на пол. Возле дивана стоит Виталий, а чуть в стороне- хозяин. Маркевич тоже из всех сил упирается, не желая подниматься. Но я уже направляюсь в ванную комнату. Хочу прополоскать глаза. Вслед за мною заползает Игорь, а за ним буквально залетает Виталий. И закрывается на защелку.
- Мужики, извините что я вас растормошил. Но тут такое дело. Мы все еще не можем прийти в себя. Но я чувствую, что дело неладное.
- Ну, говори…
- Да этот козел, когда я начал засыпать, полез ко мне в трусы…
- Что!!!-в один голос с Маркевичем, возмутились мы. И тут до меня все дошло. "И почему нам так легко оформили билеты. И зачем мы здесь оказались. И почему я с Маркевичем, два закопченных скелета, оказались на диване. А наш пышнотелый Виталик был приглашен в спальню."

Первым рванул дверь мгновенно вскипевший Игорь. Защелка улетела прочь. От двери отшатнулся, подслушивавший нас, «гостеприимный» содержатель «голубого» притона. Маркевич подскочил к нему и сделал подсечку. Тот рухнул, как сноп. Началось избиение «младенца». Ногами и по чем попало. Били долго, пока не устали. Оно скулило и просило пощады. Мы по-быстрому собрались. При этом Игорь прихватил наш коньяк, и плюс пару бутылок шампанского.Не пропадать же добру!
- На экспертизу! Посмотрим, что этот гад там для нас намешал.
Я нагнулся к лежащему калачиком пи..су.
- Мы уходим, но имей ввиду, если ты нам помешаешь дооформить остальные билеты, то что с тобой было сейчас, покажется тебе цветочками. Ты меня понял?
В ответ какое – то нечленораздельное мычание.

Мы пулей покинули «гостеприимное» лежбище. Городским транспортом добрались в центр. Зашли в магазин, набрали молочных продуктов и булочек. Благо, что у нас есть свой оплаченный номер в гостинице. Только здесь мы перевели дух и привели в порядок свои эмоции. Обсудили происшествие. Вот здесь то мы и припомнили, а почему он в этом возрасте холостой. Почему у него в подчинении целое стадо красавиц, а он от них рыло воротит. Почему такая холодная и необычная квартирка у него, а на стенах висят фотографии с изображением исключительно особей мужеского пола. Первый контакт с гейропой состоялся. На дворе стояло лето 1982 года. До смерти генсека оставались считанные месяцы. И пока этот контакт обошелся вполне благополучно для нас.

Реально поспали еще с часик. Перекусили, чем Бог послал. И решили сходить в какое- то кабаре, которое судя по вывеске, находилось в цокольном этаже нашей гостиницы. На входе здоровенный, наголо остриженный детина.
- Лаба дене,-это он вроде как нам что- то сказал.
- Что?
- Лаба дене.
- По-русски сказать можешь?
- Добрый вечер.
- Ну, таку мать, твою….
Мы и так на взводе, а он нас еще и третирует непонятными словами.

- Добрый вечер. Сразу бы так. Как тут у вас, с местами и билетами?
- Места есть. Касса вон в углу,-произносит вышибала на приличном русском языке.
В зал зашли, места нашли, сели, ожидаем… Народишко всякий. На нас ноль внимания. И далее, как по стихотворению… И запели скрипки вдруг, люстры погасили… Короче, был полумрак, а стала полная темень. Вдруг сцена осветилась разноцветными лазерными лучами, а на сцене около шести полуобнаженных девиц начали свое эрошоу. Почему я не называю их точное количество? Да потому что освещение было построено так, что тени от девушек создавали оптическую иллюзию, как будто их было, как минимум, втрое больше. Все эти суетливые движения, прыжки, виляния под дикую какофонию через полчаса нам до чертиков надоели, но публика была в экстазе. Официанты суетились, разнося какие-то напитки и закуски. Мы, видимо, были не так воспитаны. Как инопланетяне, не воспринимали то, что происходило в этом зале. Поэтому решили уйти. О чем и не пожалели.

Выспались к утру, и как огурчики, побежали искать, где позавтракать. Нашли, перекусили, и в кассу. Там все было спокойно. И главное, что все необходимые билеты были уже оформлены. Забрали. Девушек поблагодарили и ретировались. На автовокзал. Наши уже заждались.

Пока ехали, подоспело и время обеда, поэтому сошли с автобуса и посетили ресторан, типа «крайняя хата». Сели за столик в огромном и совершенно пустом зале. В ожидании официанта, рассказываю своим попутчикам о том, что когда- то я читал книгу о средневековых временах в Литве. И что у них тогда в большом почете была медовуха. Это типа водка, изготовленная из меда. И у нее интересная особенность. Она обладает специфическими качествами. Очень вкусная, при употреблении голова сохраняет трезвость. Наступает только легкая и приятная расслабленность, но при всем при том ноги тело не держат. Всех заинтриговал мой рассказ. И решили спросить у полового, имеется ли у них сей напиток.

- Да, есть,-ответил литовский халдей.- Только по меню она у нас называется не медовуха, а медовая водка.
- А принесите нам по сто граммов на пробу.
- Хорошо. Будет сделано.

Через пару минут на столе у каждого перед носом стояло по рюмке слегка желтоватой, опалесцирующей жидкости. На вкус она превзошла все наши ожидания. Тонкий аромат всех полевых трав и цветов. Слегка сладковатая. Мы с удовольствием пропустили по первой, а потом и по второй. Дело дошло до перекура, а в зале курить было запрещено. Надо было идти на балкон через весь зал. Мы реально не могли подняться из-за стола. Пришлось чуть ли не руками переставлять ноги. Эффект был поразительный. Тем не менее до балкона добрались. Перекурили. А затем и на автовокзал дошли.

И вот, наконец, добрались в свое расположение. Пару человек, которые по тем или иным причинам уехали поездами, уже отчалили. Остальные дожидались нас. Билеты мигом разобрали. Каждый рванул по своему плану индивидуально или мелкими группами. По просьбе Виктора о наших приключениях в Каунасе мы рассказывать не стали.
Второй курс на этом и закончился. Больше в Литве мне бывать не приходилось.

 

Лайсвис аллея в Каунасе


Следующая часть




Страница 2 - 2 из 2
Начало | Пред. | 1 2 | След. | Конец Все

Автор:  Владимир Озерянин

Поделитесь с друзьями:

Возврат к списку


Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам.
При копировании ссылка на desantura.ru обязательна.
Professor - Создание креативного дизайна сайтов и любые работы с графикой