Десантура.ру
На главную Поиск по сайту Обратная связь
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Главная  |  Карта сайта  |  Войти  |  Регистрация




Ветераны

НИКТО КРОМЕ НАС. Правда Афгана глазами солдата ВДВ. Часть 2
Я в этой книге шибко о боях не пишу. В боях ничего интересного нет. Мы стреляем, в нас стреляют. Мертвые падают, раненые орут. Все как обычно. Мне хочется наш быт описать, чтобы лучше к солдатам относились и быт, и жизнь, и службу их обустраивали лучше.


Учебные занятия

03.02.2017

Белорусские десантники впервые совершили прыжки с самолёта Ил‑76 в тёмное время суток

Белорусские десантники впервые совершили прыжки с самолёта Ил‑76 в тёмное время суток

В силах специальных операций Вооруженных Сил продолжается реализация нестандартных подходов к проведению мероприятий боевой подготовки. Как неоднократно отмечал командующий ССО генерал-майор Вадим Денисенко, основной упор в текущем учебном году будет сделан на обучение подразделений в темное время суток и в условиях плохой видимости. В том числе это касается и прыжков с парашютом. Первый шаг в этом направлении уже сделан.

…Аэродром Мачулищи. Близился к своему завершению последний январский день. Солнце так и не показалось из-за серых туч, которые окутали зимнее небо плотной пеленой. Легкий морозец, ветра практически нет. Погода шепчет…

На площадке близ взлетно-посадочной полосы расположились десантники в/ч 89417. Сегодня для каждого из них ответственный и, без преувеличения можно сказать, исторический момент. Им предстоит впервые в истории суверенной белорусской армии совершить десантирование с военно-транспортного самолета Ил‑76МД в темное время суток. В строю — наиболее подготовленные военнослужащие, в том числе солдаты-срочники.

— Прыжок с самолета Ил считается одним из самых сложных, к нему допускаются лишь те, у кого на счету не менее трех прыжков с вертолета Ми‑8 или самолета Ан‑2, — поясняет начальник воздушно-десантной службы в/ч 89417 подполковник Александр Наумов. — Десантироваться с Ил‑76 МД — почетно для каждого воина сил специальных операций. Только после этого ты можешь считать себя настоящим десантником. Сложность такого десантирования заключается в том, что скорость самолета в полете может достигать 350 километров в час. Это гораздо больше, чем у вертолета. Поэтому десантнику нужно быть очень внимательным и максимально собранным, все движения должны быть отточены до автоматизма.

Как рассказал подполковник Александр Наумов, одновременно с Ил‑76 могут десантироваться 126 человек. В нашем случае это шесть корабельных групп по 20 военнослужащих. Что касается совершения прыжков в темное время суток, то тут есть свои особенности.

— Во‑первых, это не совсем видимая площадка приземления. Во‑вторых, предпрыжковая тренировка, после которой военнослужащий получает соответствующий допуск к совершению прыжка, проводится в темное время суток. У нас она была проведена накануне в составе корабельных групп, — пояснил офицер.

К слову, ночное десантирование считается наивысшей степенью подготовки воина-десантника. И до этого момента наши военнослужащие сил специальных операций совершали прыжки в темное время суток только с вертолетов.

Сержанту Станиславу Гуку служить осталось чуть больше трех месяцев — в мае домой. Родом парень из Бобруйска. За время, проведенное в армии, больше всего ему запомнилась интенсивная боевая подготовка.

— Огневая подготовка, полевые выходы, прыжки с парашютом… Что еще надо для настоящего мужчины! Тут я стал другим человеком, на многие вещи взглянул по-иному, стал больше ценить родителей, время, дружбу. Не буду кривить душой: тут я повзрослел. Армия пошла только на пользу.

— Сколько прыжков на счету? — интересуюсь у десантника.

— Этот будет юбилейным — пятым! С Ил‑76 до этого времени вообще не прыгал, а вот ночное десантирование с вертолета Ми‑8 на моем счету имеется, — не без гордости говорит сержант Станислав Гук. — Что чувствую сейчас? Прежде всего гордость за то, что доверили такое ответственное дело. Естественно, еще интерес. Драйв! Страх, волнение… Словами это не передать!

Тем временем январские сумерки накрывают аэродром. Тишину разрывает гул двигателей военно-транспортного самолета Ил‑76МД. Замечу, что эта обновленная (как внутри, так и снаружи) крылатая машина совсем недавно вернулась в строй авиационной базы.

Еще несколько минут ожидания — и все, пора! Рампа открыта, десантники начинают загружаться на борт. Откидывают сиденья внутри грузового отсека, каждый занимает свое место.

— Товарищи десантники! С вами говорит полковник Лукьянович, — обращается к подчиненным командир авиабазы. Офицер напоминает меры безопасности при нахождении на борту и порядок десантирования.

Сосредоточенные лица. Минуты ожидания перед взлетом. И вот самолет начинает движение в сторону взлетно-посадочной полосы. Остановка: гул турбин нарастает так, что уши закладывает! Еще десяток секунд, и огромная машина начинает резко двигаться вперед. Отрыв от взлетки, набор высоты… Ил‑76 устремляется в ночь.

Опытные офицеры-десантники общаются как ни в чем не бывало, шутят, некоторые и вовсе пытаются дремать… Солдаты-срочники, наоборот, сосредоточенны. Лица как камни. Никаких эмоции, ни один мускул не дрогнет. Что на душе у вчерашних мальчишек?.. Остается только догадываться.

— Ну как настроение? — спрашиваю у сидящего рядом со мной десантника.

— Боевое!

— Готов?

— Готов! — на лице едва заметная улыбка.

На часах 18.40. Звучит первый сигнал. Секунды, и рампа самолета открывается, словно пасть зловещего чудовища, готового заглотить все на своем пути. Поток морозного воздуха врывается в теплую кабину, обдавая стоящих в готовности десантников.

Приготовиться! Включить налобные фонарики — показывает жестом один из выпускающих.

И вот раздается звук, во многом напоминающий паровозный гудок. Такой же громкий и протяжный. Пора! Первая корабельная группа ступила в темноту…

К слову, время отделения каждого парашютиста составляет от 0,7 до 1 секунды.

В ночном небе стала видна едва заметная россыпь белых куполов. Еще мигающие огоньки, чем-то напоминающие летящих светлячков: не прошло и десяти секунд, как они исчезли в кромешной тьме.

— А как десантники ориентируются в темноте? — обращаюсь к начальнику воздушно-десантной службы в/ч 89417 подполковнику Александру Наумову.

— Все просто. У каждого военнослужащего есть налобный фонарик. После десантирования человек должен осмотреться, осветить купол и удостовериться, что все в порядке. Фонарик также позволяет десантнику обозначить себя, по возможности увидеть товарища, который находится рядом с ним в воздухе, затем осветить землю, — знакомит меня с нюансами приземления офицер. — Естественно, самое сложное в этой ситуации — плохая видимость. Для этого на площадке приземления имеются ориентиры. В центре — крест, освещенная стрела, которая указывает направление ветра, подсвечены также пункты сбора и управления.

…Не пройдет и несколько минут, как следующий военнослужащий наших ССО, едва коснувшись земли, наверняка с завистью будет смотреть на тех, кто еще в небе. Ведь, как говорил десантник № 1 Василий Маргелов, «…кто ни разу не испытывал радости и страха свободного падения, свист в ушах, струю ветра, бьющего в грудь, тот никогда не поймет чести и гордости десантника». Другие слова тут, как говорится, излишни.


Источник:  Белорусская военная газета «Во славу Родины», выпуск № 22

Автор новости:  подполковник Александр Политаев, фото автора и Дениса Малышица

Поделитесь с друзьями:

Возврат к списку


Руслан Шадиев
Sorr
Умеют журналисты писать.
Из рядового события 80-тых сделать "... ответственный и, без преувеличения можно сказать, исторический момент. Им предстоит впервые в истории суверенной белорусской армии совершить десантирование с военно-транспортного самолета Ил‑76МД в темное время суток."
Про фонарики понравилось...Непонял про 6 корабельных групп, получается они три раза на площадку заходили?
А так респект и уважуха..Интересно а можно было отказаться?

Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам.
При копировании ссылка на desantura.ru обязательна.
Professor - Создание креативного дизайна сайтов и любые работы с графикой