Десантура.ру
На главную Поиск по сайту Обратная связь
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Главная  |  Карта сайта  |  Войти  |  Регистрация




Ветераны

Иолотань - Баку

На улице было темно, и лишь за спиной полковника Евневича, в районе Сальянских казарм шел жестокий бой. Летали трассера, ракеты, шла непрерывная пулеметно-автоматная трескотня, к которой присоединялись очереди крупнокалиберных пулеметов. Валерий Геннадьевич обратился к нам со следующими словами: "Я знаю, что вы все устали и сделали сегодня практически невозможное! Но вы прекрасно видите (он обернулся к Сальянским казармам), что происходит в городе! Поэтому я вас прошу выполнить еще одну задачу - необходимо прикрыть техникой подразделения милиции и внутренних войск, и не допустить передвижения экстремистов по городу..."



Торжественные мероприятия

24.10.2013

Никто, кроме них!

Никто, кроме них!
Сегодня свой праздник отмечают мастера специальной разведки — те, кто дал нам немало поводов гордиться их отвагой, выносливостью, умением выполнять задачи в самых сложных условиях. Но, согласитесь, далеко не каждый имеет право называться разведчиком, спецназовцем. 

Вот и в той же 5‑й отдельной бригаде специального назначения служат только прошедшие огонь, воду и медные трубы профессионалы. Накануне Дня специальной разведки корреспондент побывал в «пятерке» и узнал, какими качествами нужно обладать, чтобы быть настоящим спецназовцем.

«Враг» уничтожен

Знакомиться с военнослужащими бригады я решил снизу вверх: от солдата к полковнику. Увидев идущего навстречу рослого (под 1 м 90 см), широкоплечего, улыбающегося воина, невольно закомплексовал: меня бы в разведку, скорее всего, и не взяли…

— Разведчик-гранатометчик из 5‑й отдельной бригады специального назначения ефрейтор Игорь Певнев! — бодро представился мой будущий собеседник и сразу перешел к делу: — Родом я из Гомеля…

После окончания школы парень пошел в железнодорожный техникум — учился там на слесаря по ремонту подвижного состава. Потом несколько месяцев работал в Минском вагонном депо. Затем для него начались армейские будни.

— Служба у меня более чем интересная: я и на вертолете летал, и на БТР ездил, разумеется, из гранатомета стрелял — около 40 раз, прыгал с парашютом, — с гордостью поделился со мной Игорь. — Никогда не забуду первый марш-бросок зимой: 30 километров по мокрому снегу — это не каждому под силу… Особо запомнилось участие в ССУ.

Суть в том, что перед ефрейтором Певневым и его товарищем в рамках учения стояла задача — разведать территорию, найти командный пункт «вероятного противника» и уничтожить его. Уложиться они должны были в одни сутки, но ввиду определенных обстоятельств «пропали» в лесу на трое. При этом взяли с собой на двоих лишь банку тушенки и несколько галет. Шли спецназовцы только в темноте, медленно — дабы их не засекли, а когда светало, залегали в траве, маскируясь ветками.

На третий день они услышали шум генератора. Проанализировав обстановку, узнали, что вокруг «враг»: посты, фонарики, осветительные ракеты были тому подтверждением. С 5 утра до 8 вечера (!) два товарища упорно лежали в яме, накрытые ветками и досками. При этом весь день шел проливной дождь. Никак себя не выдав, парни заползли под узел связи «условного противника», заминировали его (оставив муляж бомбы на днище машины) и двинулись на свой пункт сбора — так же осторожно и бесшумно.

Потом уже вместе со своим командиром спецназовцы приехали к «врагу» и не без гордости объявили, что его КП уничтожен — по всем законам учения.

Этот эпизод наглядно демонстрирует, какими качествами должен обладать профессионал из специальной разведки: отвагой, смелостью, выносливостью, внимательностью. Разумеется, и умом.

— А ты книги какие-нибудь читаешь? — поинтересовался я у собеседника.

— На досуге читаю. Недавно прочел воспоминания о войне «За Родину в ответе», — ответил Игорь. — Было интересно узнать, как жили в те годы солдаты, некоторые описания просто брали за душу. В общем, стараюсь развиваться и в интеллектуальном плане.

О лягушках и не только

Следующим моим собеседником оказался командир группы из 5‑й обрСпН старший лейтенант Андрей Шаврин, которому сама судьба велела надеть офицерские погоны: и папа, и дедушка, и дядя, и двоюродный брат  носили (или носят) военную форму. Именно поэтому по окончании кадетского класса в городе Лида мой тезка поступил на общевойсковой факультет Военной академии на специальность «управление подразделениями ССО». К слову, в том году был самый высокий проходной балл на эту специальность — 246.

А на третьем курсе парня ждал сюрприз: в академии создали факультет военной разведки. Андрей стал учиться по измененной программе, специальные дисциплины ему (и его товарищам) преподавали самые настоящие разведчики, срок обучения увеличился до пяти лет.

Сейчас у старшего лейтенанта Шаврина в подчинении 12 человек: 11 военнослужащих срочной службы и один контрактник.

Спросил я и у этого спецназовца о его участии в ССУ. В отличие от военнослужащего срочной службы, у командира группы намного больше ответственности и условия намного серьезнее. Так, если во время выполнения задачи «противник» обнаружит солдата-разведчика, то всему разведывательному подразделению оценка снижается максимум на балл. А вот если «враг» поймает командира или радиста — группе сразу выставляется двойка. Так вот, у старшего лейтенанта Андрея Шаврина за выполнение задач на ССУ оценка «отлично». Что тут можно добавить?!

— Мы выполняли задачи на Обуз-Лесновском полигоне, — сказал офицер. — Засекали и уничтожали объекты противника — РЛС и командный пункт. Справились, кажется, достойно.

— И ты так же, как и солдаты, ползал, бегал и в дождь, и в грязь?

— Ну а как же? Я же их командир, вести за собой должен. Для того я и прошел обучение, чтобы быть примером для подчиненных. Как я могу от них что-то требовать, если сам это сделать не в состоянии? Мне же стыдно будет… Поэтому я и держу себя в форме: подтягиваюсь не менее 30 раз, недавно вот на чемпионате бригады по боксу второе место занял, в активе у меня также 26 прыжков с парашютом. Но добавлю : я считаю, что у разведчика главное — не сила. У нас иные задачи — нам важно скрыться от глаз противника, избежать столкновения и скрытно нанести эффективный удар.

Поинтересовался я у своего тезки о набивших оскомину нашим читателям поедании лягушек, разбивании кирпичей и бутылок о голову. Ответ командира группы запомнился:

— Это у меня было, не скрою, но в основном в курсантские годы — так сказать, романтика осталась в академии. Здесь все гораздо серьезнее. К слову, по тактико-специальной подготовке у нас есть такая тема — «Выживание». Во время занятий по ней разведчики обучаются, как выжить в том же лесу: чем питаться, где брать воду, как ориентироваться, делать ловушки и заметать следы.

«Мне бы в небо…»

Трудно представить себе спецзназовца без умения совершать прыжки. Но для того чтобы совершить хотя бы один, нужна особая подготовка, и, разумеется, никому не обойтись без помощи грамотного специалиста. Таковым является заместитель командира бригады по воздушно-десантной подготовке (ВДП) полковник Александр Барауля, с которым мы пообщались на плановом занятии по выполнению прыжков военнослужащими контрактной службы бригады.

К слову, этот офицер предан «пятерке» как никто другой: сюда он приехал служить по распределению лейтенантом в далеком 1992 году по окончании Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища.

Командир группы, заместитель командира роты, командир роты, заместитель командира батальона по ВДП, начальник воздушно-десантной службы — вот те должности, на которых офицер повышал свой профессионализм в бригаде, прежде чем в 2011‑м его назначили на нынешнюю должность.

— Сейчас я отвечаю за общую организацию ВДП — и за прыжки, и за обслуживание оборудования и снаряжения, за регламент проведения мероприятий, связанных с десантированием, — пояснил полковник Александр Барауля.

Нужно ли говорить, что в своем деле Александр Иванович — настоящий профессионал, что он знает все тонкости и нюансы, связанные с прыжками?! Добавлю, что офицер является начальником нештатной парашютной команды, которая четвертый год подряд занимает на соревнованиях среди подобных ей первое место.

— Конечно, условия выполнения заданий на таких соревнованиях чуть легче, чем у тех же профессиональных спортсменов, — признался Александр Иванович. — Но это нисколько не умаляет значения побед наших военнослужащих. Вы можете видеть, как сейчас приземляются старший лейтенант Станислав Квицинский, старший прапорщик Михаил Шанин и прапорщик Александр Виницкий. Благодаря их выступлению в Бобруйске нештатная парашютная команда бригады и заняла первое место в этом году.

Я поинтересовался у полковника Александра Бараули, перед глазами которого проходит немалое количество парашютистов, в том числе и «перворазников»: такое же смелое ли нынешнее поколение спецназовцев, как ранее, не боится ли подниматься в небо и прыгать современная молодежь?

— Что вы, наоборот, ребята идут служить в бригаду в большинстве своем из-за прыжков, полевой романтики, из-за чести носить голубой берет, — заверил меня офицер. — Да что там говорить, у нас даже женщины-военнослужащие прыгают.

По моей просьбе Александр Иванович назвал несколько таких представительниц прекрасного пола, в их числе старших прапорщиков Наталью Перевезеву и Ольгу Яхновскую, ефрейтора контрактной службы Елену Родионову. Как выяснилось позже, мой собеседник поскромничал и не сказал, что и его супруга  Нина Валерьевна, старшина контрактной службы, тоже совершает прыжки.

Напоследок полковник Александр Барауля назвал те качества, которые, на его взгляд, отличают спецназовца:

— Про силу, скорость, выносливость, решительность и смелость можно говорить долго. Но я считаю, обязательно в числе прочих должны быть взаимовыручка, товарищество, чувство локтя.

Что еще добавить?.. С праздником, разведчики!

Источник:  Белорусская военная газета «Во славу Родины»

Автор новости:  А. БОКЗА; фото И. Малиновской

Поделитесь с друзьями:

Возврат к списку


Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам.
При копировании ссылка на desantura.ru обязательна.
Professor - Создание креативного дизайна сайтов и любые работы с графикой