Десантура.ру
На главную Поиск по сайту Обратная связь
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Главная  |  Карта сайта  |  Войти  |  Регистрация

BALU (Все сообщения пользователя)


Поделитесь с друзьями:

Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: Пред. 1 2 3 4
Тульская 106-я: жизнь - Родине, честь - никому, Из "Красной звезды"
 
Русская линия
 

Московский журнал, № 2. Оглавление


--------------------------------------------------------------------------------

К Дню защитника Отечества

Десантники не умирают
К.В.Ращепкин

В бою

Батальон Рязанского парашютно-десантного полка под командованием подполковника Святослава Голубятникова и начальника штаба полка подполковника Глеба Юрченко, пройдя семьдесят километров трудных и незнакомых горных дорог в обход населенных пунктов и живых заслонов и не потеряв при этом ни одной машины, в двадцатых числах декабря 1994-го подошел к Грозному. По пути, правда, бойцы угодили под дудаевский "Град", но опытный комбат-афганец Голубятников молниеносно сориентировался и увел бронегруппу из-под обстрела. Своя же артиллерия под командованием майора Владимира Куликова уже через 15 минут открыла ответный огонь и после пристрелки первым же залпом уничтожила реактивные установки противника. Затем батальонные противотанкисты подбили кочующий дудаевский танк.
31 декабря 1994 года батальон получил приказ выдвигаться в Грозный. Когда в Москве под бой курантов поднимали бокалы, рязанские десантники готовились к маршу. Последняя проверка вооружения, техники, дозаправка. Построение походной колонны. Когда все было готово, подполковник Глеб Юрченко в 5 утра дал команду "вперед".
Задачу батальону уточнили по рации уже во время движения: в районе железнодорожного вокзала разблокировать окруженную мотострелковую бригаду, после чего занять там плацдарм.
Колонна входила в пригороды Грозного. Стоял густой туман, ограничивающий видимость двумя-тремя десятками метров. Первым шел приданный десантникам танк с тралом - против мин.
Под шум мотора машины управления Глеб думал, как будет действовать. Было известно одно: бригада горит в окружении. Но какая бригада? Какой численности, какого состава? Как ее в конце концов найти в незнакомом городе, да еще в тумане? Не нравилась Глебу такая война. На технике в город. Без подготовки, разведки... Даже без карты! Вместо карты - бледный ксерокс непонятно какого масштаба.
Впереди громко рвануло. Шедшая за тральщиком БМД в спешке обошла его и сразу же наскочила на мины.
Глеб остановил колонну. "Дальше с такой скоростью не пойду, - доложил он по рации начштаба дивизии, - стою на минах, одного уже потерял, пятеро раненых". Батальону было приказано соединиться с десантниками Псковской дивизии. Ближе к полудню рассеявшийся туман сменился смогом. Горели здания в центре города. Неожиданно голова псковской колонны была обстреляна из окон и встала. Началась пальба. Вот снайпер убил механика-водителя одной из рязанских БМД, ехавшего с открытым люком. Вот по рязанцам выстрелили из гранатомета. Хорошо, старшина разведроты прапорщик-афганец Виктор Шкабин успел увидеть, откуда стреляли, и, сев на место наводчика-оператора, двумя выстрелами из пушки накрыл огневую точку.
Не хотелось, конечно, Глебу крушить жилые дома, но это война - не стоять же было на месте и ждать, пока тебя расстреляют.
- Давай, Миша, бери три своих БМД, дуй параллельной улицей и накати-ка как следует оттуда огнем, - приказал он командиру разведроты старшему лейтенанту Теплинскому.
Когда около четырех дня вошли в парк Ленина, что примерно в трех километрах от центра города, там уже было немало наших.
- Какая у вас задача? - спросил псковский комдив генерал Бабичев. - Выполняйте совместно с нашим батальоном.
Вернувшись, Глеб увидел, что капитан Юрий Денисов, командир противотанковой батареи, улыбаясь, держит в руках роскошную цветную карту города.
- Где взяли?
- В киоске одолжили. Жалко, одна была...
Когда до вокзала оставалось уже меньше половины пути, неожиданно наткнулись на шедших навстречу своих. Капитан из Майкопской бригады тащил на себе тяжело контуженного товарища, за ним шли еще пятеро раненных солдат.
- Все... - капитан выматерился, - живых там точно уже нет...
Значит, спасать больше некого. Не раздумывая, Глеб повернул назад.
В парке Ленина Глеб собрал офицеров: теперь будем воевать по-другому. Сначала займем несколько зданий, а уж потом подтащим на подготовленное место и технику. Сам вокзал Глеб решил не трогать. Небольшое здание с огромными окнами - не самое подходящее место для обороны. А вот если взять нависающие над вокзалом пятиэтажки, можно плотно сесть, организовав хорошую систему огня.
Потянулись часы и минуты. Глеб отдал последние указания остающимся в парке артиллеристам. Бронегруппа была наготове, и теперь они с комбатом Святославом Голубятниковым ждали радиосигнала от Кошелева и Теплинского, ушедших со своими людьми в дудаевский тыл.
- 342, 342, - наконец послышалось в эфире. Это вслед за Кошелевым наконец взяли свой дом и разведчики.
- Ну что, Святослав, пора?
Светало. Правда, светлее не становилось - город по-прежнему горел и был окутан смогом. Повсюду слышались выстрелы и разрывы. Рязанские бээмдешки, рявкнув моторами, вновь поползли к "шанхаю". Только теперь рязанцы уже не неслись сломя голову, а спокойно продвигались, прикрытые с флангов спешившимися десантниками. На этот раз до депо добрались без приключений. Боевики, разгромившие накануне у вокзала полк и бригаду и видевшие потом, как драпают и десантники, новых гостей так скоро не ждали. Ночью разведчики и 7-я рота капитана Кошелева тихо заняли свои здания. Поэтому и бронегруппа шла спокойно.
Примерно в это же время старший лейтенант Теплинский со своими разведчиками внезапно открыли огонь по возвращающимся после ночного отдыха на позиции дудаевцам и разом положили их полсотни. После чего получили двухчасовую передышку.
Подойдя к вокзалу, сопровождающие бронегруппу десантники начали захватывать административные здания - таможню, поликлинику. Засевшие там немногочисленные боевики, ошарашенные внезапным появлением русских, были обречены.
В четырехэтажном здании управления железных дорог Глеб Юрченко разбил свой КП. Оставалось взять еще одну из шести примыкающих к вокзалу жилых пятиэтажек. Ночью ее должна была занять рота Кошелева, но без карты они по ошибке заняли другой объект - строящееся здание нового вокзала. Теперь пятиэтажку предстояло штурмовать десантникам роты капитана Александра Борисевича. Им пришлось тяжелее всех: их уже ждали. Хорошо, атаку поддержали огнем разведчики из дома напротив.
- Переносите, Миша, огонь на второй и третий этаж, сейчас наши пойдут брать первый, - передал Глеб Теплинскому.
Десантники Борисевича взяли здание, потеряв семерых ранеными. Убитых чеченцев никто не считал, пленных не брали. Ротный Борисевич рассказал по рации, как они, увидев на автоматах убитых боевиков зеленые ленты, тут же где-то в квартирах раздобыли голубую материю - и на десантных автоматах появились ленты голубые.
Весь день 2 января десантники отбивались от ошарашенных чеченцев, которые, устроив в центре города братскую могилу полку и бригаде и, похоже, уверовав в свою непобедимость, нагло лезли со всех сторон. Что, впрочем, было на руку десантникам - лезли-то они прямо под пули!
К этому времени у Юрченко была уже телефонная связь со всеми занятыми его людьми домами. С оставшимися в парке Ленина артиллеристами говорили по системе кодированной связи "Арбалет", которую боевики при всем желании не могли прослушать. И как только дудаевцы наваливались, родная полковая артиллерия тут же начинала бить из шести своих стволов.
- Хватит, ближе не надо, - передавали артиллеристам, когда разрывы крушили дудаевцев уже в пятидесяти метрах от позиций Юрченко.
С утра до вечера боевики обстреливали "десантные" дома. Только эти обстрелы не наносили большого урона. Каждый солдат уже хорошо знал дело: например, что холодильник, набитый кирпичом, пулю держит, что стрелять дважды из одного и того же окна не стоит, а когда не стреляешь - лучше не подходить к окнам вообще. Словом, сидели крепко. Только чертовски хотелось спать. А спать было некогда - каждую ночь старались захватить еще и дом или домик. Боевики, отчаявшись выбить наших с вокзала, пошли наконец в решительную атаку на ключевой, занятый разведротой дом. Пошли, заводя себя какой-то песней на своем языке. И дружно полегли под десантную песню о расплескавшейся синеве, наполняющей парашюты.
- Товарищ подполковник, принимайте танк. Заправка 50, боекомплект 70 процентов, - порадовал один из ротных зампотехов, посланный Глебом посмотреть технику майкопской бригады.
Танк был боеготов. Чеченцы подкрались к нему, открыли люк механика-водителя и бросили гранату. Приборная панель разбита, но все системы функционируют. Вскоре нашелся и еще один "погибший" точно таким же образом боеготовый танк. Танковых снарядов и вовсе было в избытке. Еще когда шли бронегруппой мимо депо, Глеб обратил внимание на вагоны с надписью "Аммиак". Послал разведать. Оказалось, внутри снаряды.
В конце января батальону было приказано брать здание Департамента Государственной безопасности (ДГБ) республики.
Легко сказать - брать. Фундаментальная П-образная шестиэтажная громада. Стены, поди, толще метра. В отваге и удали на глазах возмужавших ребят Глеб, конечно, не сомневался. Только они ведь не спецназ: никогда ничему подобному не обучались. Плана этой махины, разумеется, тоже нет. Пойти напролом, смелым штурмом взять крепость и положить половину бойцов?
Десантное решение Глеба, как все гениальное, было простым. Трое суток три танка рязанцев, сменяя друг друга, без устали опустошали боеукладки, пока не выпустили по чеченской "госбезопасности" больше полувагона трофейных снарядов. Штурмовой расчет между тем был продуман Глебом до мельчайших деталей. Всего шесть штурмующих групп, по числу этажей, по десять десантников в каждой. Плюс прикрытие и резерв.
Наконец здание лишилось одной стены. Вот теперь и план не нужен - все и так видно, и к зданию бежать хорошо - боевики далеко забились, пережидая обстрел.
Внезапно танки прекратили долбить, и десант рванулся в атаку. Каждая группа - на свой этаж. За двадцать минут боя здание было взято без единой потери.
...Получая в Кремле вместе с четырьмя своими офицерами Звезду Героя России, Глеб Юрченко еще не знал, что все их ратные труды окажутся по сути напрасными, что армия будет предана, а на чеченской земле два года спустя все будет вновь так, как и до войны...
Впрочем, действительно ли напрасны были жертвы? Афганский опыт помог подполковнику Юрченко выжить и победить в Грозном. Как знать, не окажется ли грозненский опыт Героя России Юрченко столь же спасительным и победным в следующей - быть может, самой важной, воистину решающей войне?

В учении

"Горька воинская наука, но плод ее дороже золота - в нем жизнь племени", - говорили на Руси. Это почувствовали на себе прошедшие бои десантники. Поэтому боевая подготовка для них - от комполка до ротного и прапорщика - это наиважнейшее дело. Научить солдата воевать, в том числе подготовить и психологически, сладить подразделения, сделать их послушными воле командира - вот чем заполнены десантные будни.
За минувший зимний период обучения в полку прошли двадцать шесть взводных, девять ротных и два батальонных тактических учения с боевой стрельбой. Несколько из них - с десантированием. Однако...
- Если по расходу боеприпасов сегодняшнюю интенсивность боевой подготовки еще как-то можно сравнить с советскими временами, то по вождению, увы, разница в пропасть, - сокрушается командир полка.
Но, сокрушаясь, всеми силами из этой пропасти пытается выбраться. И выбирается, однако.
Рязанский полк, рискну предположить, один из немногих в Вооруженных Силах, в котором все механики-водители прошли в прошлом году вождение на плаву. Потому что топливо в полку экономится буквально на всем: в учебный центр, что в сорока километрах от части, и обратно - только пешком, на прыжки - тоже исключительно своим ходом. Все прогоны автомобилей и расход топлива под жестким контролем командира полка. Все ради одного, ради святая святых - боевой подготовки.
И еще штрих: на фоне частичной небоеготовности техники в частях ВВС, ВМФ, Сухопутных войск приятно удивляет то, что в 137-м парашютно-десантном все боеготово: все двигается и стреляет. И, как показала война, двигается и стреляет неплохо. Таков результат работы подчиненных зама по вооружению - подполковника Владимира Кудрявцева.
- Выходит, если завтра в бой, - в своем полку на все сто уверены? - напрямик спрашиваю командира.
- Ну, на все сто я смогу быть уверен, когда со мной проведут полковое тактическое учение с десантированием и боевой стрельбой, - отвечает полковник Крымский. - Чтоб я с полком прыгнул, собрался, развернулся, потренировался во всех видах боя. Но, скажем, в боевых возможностях второго батальона во главе с подполковником Юрием Малыхиным, с которым недавно как раз проводились такие учения, я действительно уверен полностью - батальону по силам любая задача.
Учение это действительно впечатляло. Десантировавшись на незнакомую местность, батальон сразу вступает в бой с задачей захватить объект - хорошо укрепленный КП противника. Причем бой - с применением лазерных имитаторов стрельбы: специальные насадки на автоматах и датчики на касках и теле фиксируют попадание. Штурмуя объект, пришлось преодолеть минное поле: сначала пустили заряд разминирования - в просторечье "змей-горыныч", затем саперы расширили тропу и - вперед! Марш - 70 километров за 17 часов - завершился выходом на рубеж атаки. Пустили ПТУРы (дорогое по нынешним временам удовольствие), постреляли из всех видов оружия и перешли к обороне.
Командирским решением этот батальон назначен "батальоном первой очереди". Его не предусмотренная боевым уставом, но определенная командиром задача - достигать готовности к боевому применению за 4 часа. Потому занимаются десантники Малыхина чуть побольше других и с особой тщательностью.
На фоне сокращения численности воздушно-десантных войск бросается в глаза стопроцентная (!) укомплектованность полка солдатами срочной службы, чего не было ни перед чеченской кампанией, ни даже в советское время. А учитывая полную боеготовность техники и качество боевой учебы, можно смело считать рязанский парашютно-десантный полк одной из первых частей постоянной готовности. Да только вот незадача: во-первых, следующий призыв обещает быть гораздо хуже, а во-вторых, боевая подготовка все же не идет ни в какое сравнение с аналогами прежнего времени. Десантники с двухмесячным опозданием получают денежное содержание, больше полутора лет не видят "пайковых" и "квартирных". А ведь бесквартирных офицеров и прапорщиков, вынужденных снимать жилье, в полку больше сотни.
Только вот что опять же отличает десантников - никаких стонов и даже разговоров на эти темы за все время пребывания в полку так и не удалось услышать и удерживать лейтенантов обещаниями светлого будущего здесь не пытаются. Позиция комполка Крымского на этот счет такова: "Никого заставлять служить не будем. Сегодня время добровольцев".
Что-то лейтенантов в Рязанском парашютно-десантном полку все же держит. И дело, наверное, не только в том, что у многих выпускников Рязанского десантного училища в городе тещи. Дело, скорее, в десантном характере.
Что такое этот самый десантный характер, человеку, в ВДВ не служившему, объяснить трудно. Для многих это пустой звук. Но задумаемся: почему в Чечне мотострелковые части и даже морская пехота воевали не штатным составом, а собирали с миру по нитке не только солдат, но и офицеров? Почему у десантников, в отличие от мотострелков, зенитчиков, артиллеристов и так далее, не существует некомплекта в первичном офицерском звене? Да потому же, почему в десантное училище и сегодня конкурс около двух десятков человек на место. Так что и во "время добровольцев" десантные полки вряд ли оскудеют лейтенантами.
И укомплектованностью, и боевой учебой, и настроем офицеров, их уверенностью в завтрашнем дне рязанский полк нет-нет да и напомнит Советскую Армию. Но есть и то, из-за чего 137-й парашютно-десантный все же хочется назвать скорее будущим нашей армии, чем ее прошлым. В самом деле: батальон первой готовности, православная церковь прямо за плацем, почти евроремонт в караульном помещении, богатый ассортимент блюд в солдатской столовой - все это еще и пять, и десять лет назад сложно было даже представить.

Память

Идея увековечить память погибших товарищей и ратные свершения батальона родилась у вернувшихся из Чечни офицеров. Пустили шапку по кругу. Не остались в стороне бывшие однополчане и местные власти. И в день ВДВ - 2 августа 1996 года - наконец освятили полковую часовню. Скромный небольшой храм. Внутри золотом выбиты имена погибших в Чечне и Баку. На открытие пригласили их родственников. Прошли торжественным маршем, отдавая часовне честь. С тех пор подразделения так и отдают ей честь, словно Боевому Знамени.
15 февраля в части был впервые проведен полковой День памяти. Построившись перед мемориальной часовней, возложили цветы. Провели торжественную перекличку всех погибших. После оглашения каждой фамилии из строя отвечали, когда и как пал названный десантник. Слова, начертанные на знамени полка: "Есть десантные войска и нет задач невыполнимых", - обретали высокий трагический смысл. Ритуал вдохновлял и потрясал. Такие минуты действительно воспитывают лучше сотен часов общественно-политической подготовки. Никто не забыт, ничто не забыто. Десантники не умирают. Они просто улетают и не возвращаются...
ИЗВЕСТНЫЕ ЛЮДИ, СЛУЖИВШИЕ В ВДВ.
 
Решил  попробовать  кого  нибудь из них  на  форум  вытащить. Если  у  кого  нибудь  есть  зацепки  как  их  найти  пишите.
Легко ли попасть в спецназ, Реальная история
 
Тот  кто  действительно  хочет  попадет.
Аквариум
 
Творчество  гражданина  Резуна  нельзя  обсуждать  без  мата
Обувь для десанта и спецназа, Все о обуви в ВДВ и частях СпН
 
Profesor  посмотри  в  Москве в  Полигоне ВДВ  на  Парке  культуры
Генерал Шпак, Генерал Шпак
 
В  прошлом  году  Жирик  на  2  августа ,  в  тушино , в  берете  и  в полковничьей  форме  приходил. Кричал  что  обоих  внуков  в РВДКУ  отдаст учится. Что  ему и  о нем   скажут  на  2  августа , в  этом  году , если  он  придет?
Тульская 106-я: жизнь - Родине, честь - никому, Из "Красной звезды"
 
01 июля 2000 г., Красная Звезда

Тульская 106-я: жизнь - Родине, честь - никому


Майор Константин Ращепкин,

Старший лейтенант Елена Степанова.

У каждого прошедшего бой и полка, и солдата своя война и своя Чечня. Одни прошли ее в 95-м, другие - четыре года спустя. Для кого-то до боли знаком Бамут, для кого-то - Грозный. Кто-то исходил веденские горы, а кто-то - леса под Шатоем. Десантники 106-й Тульской дивизии, кажется, были везде. Даже надолго задумавшись, не скажешь, каким периодом или боем обеих кампаний дивизия может гордиться больше всего. Слишком уж много “Чечни” досталось ее батальонам. И той, и этой, и равнинной, и горной, и восточной, и западной. И везде десантники 106-й побеждали.

В прицеле - Грозный


В конце ноября 1994 года 106-я Тульская воздушно-десантная дивизия (вдд) получила приказ готовить полковую тактическую группу для отправки в Чечню. 30 ноября сводный полк, основу которого составили парашютно-десантные батальоны из Рязани и Тулы, был готов к переброске на юг. 1.500 десантников и 250 единиц техники, включая колесные машины и самоходную артиллерию, десантировались посадочным способом на аэродроме в Моздоке. 10 дней занимались боевой подготовкой. Провели боевое слаживание и вскоре получили приказ на марш к Грозному. Более конкретной задачи не было.

Думали: погремим броней, попугаем - и дудаевцы разбегутся, вспоминают те дни офицеры. Но готовы были отменно: боевая подготовка шла полным ходом, соединение было одним из лучших не только в ВДВ, но и в Вооруженных Силах. Поступил приказ - штатные подразделения сели на штатную технику и пошли.

Из Моздока колонна сводного полка, которым командовал начальник штаба дивизии полковник Станислав Семенюта, а обязанности начштаба полка выполнял “начопер” соединения полковник Михаил Жданеня, двинулась на восток Терским хребтом. Обойдя живой заслон, который на пути десантников пытались поставить сочувствующие боевикам жители Горагорского, в первый же день покрыли полпути до чеченской столицы. А вот дальше начались трудности. Сначала, приковав к земле сопровождающие колонну вертолеты, идти не давала испортившаяся погода. А потом угодили под “Град”. Остановившись в 8 километрах от Долинского определиться с дальнейшими действиями, вдруг разглядели в бинокли что-то похожее на установку системы залпового огня. “Чеченцы “Град” заряжают”, - подтвердил опасения экипаж “вертушки”. Быстро навели артиллерию, но первый залп упредить уже не успели.

- Едва залетаю в машину и заворачиваем за бугор, по броне словно молотом… - вспоминает чудом выживший полковник Жданеня.

Одна из ракет ударила точно в полковой КП. Погибли полковники Николай Фролов - начальник артиллерии дивизии и Евгений Алексеенко из штаба артиллерии ВДВ.

Десантники поняли, что их ждет совсем не прогулка. И не ошиблись, отразив на подступах к Долинскому до десятка атак противника, уничтожив два танка, БТР и около 60 боевиков Дудаева.

Во дворе тюрьмы на окраине Долинского стояло несколько военных машин. Именно отсюда, судя по всему, и вырулили три установки “Град”, успевшие огрызнуться, прежде чем их уничтожила батарея майора Владимира Куликова. Навстречу вышел майор милиции - начальник тюрьмы: “Я такой же офицер, как и вы. В камерах одни насильники и убийцы, всех, кого посадил Дудаев, мы уже выпустили…” Зеки же сказали другое: “Да они по вам стреляли”. Кому было верить? Пришлось запереть всех тюремщиков в камеру, а одного с ключом прихватить с собой, отпустив километров через пятнадцать. Как же обидно было потом узнать, что начальник тюрьмы и был главарем воевавшей под Долинским банды.

В конце декабря стали под Грозным. Впереди - напичканный боевиками город, позади - ни тылов, ни путей подвоза…





Батальон мужества

В новогоднюю ночь 95-го, когда в Москве и Питере наполняли бокалы, Рязанский батальон получил приказ на марш в Грозный. Задачу уточнили по рации уже во время движения - пройти в район железнодорожного вокзала, разблокировать ведущую бой в окружении 131-ю мотострелковую бригаду и занять плацдарм в том районе.

Колонна входила в пригороды. Грозный горел. Густой туман и смог сильно ограничивали видимость. Первым - на случай мин - шел приданный танк с тралами. Под шум мотора машины управления командовавший рязанцами подполковник Глеб Юрченко думал, как будет действовать. Было известно одно - бригада “горит” в окружении. Но в каком она положении, сколько в ней техники и людей, как ее найти в незнакомом городе да еще в таком смоге? Было над чем поломать голову: на технике - в город без подготовки, разведки, даже без карты. Но бригаду надо было спасать!

Впереди громко рвануло - первая БМД в спешке при плохой видимости обошла танк и наскочила на мины. “Дальше с такой скоростью идти не могу, стою на минах, один “двухсотый”, пятеро раненых”, - доложил Юрченко. Из дома по колонне отработал гранатометчик, которого, к счастью, успел заметить опытный прапорщик Виктор Шкабин. Сев на место наводчика БМД, старшина тут же накрыл огневую точку противника.

Ночка выдалась адской. Отыскав в одном из ларьков карту города, выбрали наименее опасный в плане засад маршрут. Но и он включал небольшой отрезок пути по частному сектору. Там и понесли основные потери. Сначала сбились с пути две самоходки “Ноны”. “Догони и верни их!” - кричал в рацию комбат подполковник Святослав Голубятников, посылая за артиллерией опытного офицера. Но было поздно - обе “Ноны” были в упор расстреляны из гранатометов. Та же участь постигла и БМД старшего лейтенанта Сергея Пушкина. Плутанула и боевая машина капитана Сумина. Поняв, что находится в окружении, офицер спешил людей и взорвал БМД. Через семь дней боев десантники вышли к своим.

Когда до вокзала оставалось меньше полпути, наткнулись на шедших навстречу пятерых пехотинцев.

- Все… - выматерился капитан из Майкопской бригады, - живых там больше нет.

Взяв на броню майкопцев, подполковник Юрченко повернул колонну назад: больше спасать некого - теперь воюем по-другому. Вернулись в парк Ленина, где уже было немало наших войск. Артиллерия и тылы останутся здесь. Постоит пока и “броня”.

Под покровом ночи две роты - капитанов Кошелева и Теплинского - в пешем порядке пробрались к вокзалу и тихо, без боя заняли две оставленные боевиками на ночь пятиэтажки. Расстреляв днем раньше мотострелков, а потом увидев, как “драпают” и десантники, боевики пока явно не ждали новых гостей. Отдохнув и позавтракав, они безмятежно подъезжали к своим позициям на “Икарусах”. И были уничтожены.

А с другой стороны к привокзальным домам по проторенному маршруту не спеша, прикрытая с боков пехотой шла бронегруппа. Развивая успех, взяли здания таможни и поликлиники. Оборонявшие их бандиты, ошарашенные внезапным появлением русских, сопротивлялись недолго. Тяжелее всех утром 2 января пришлось роте капитана Александра Борисевича. Его десантникам пришлось штурмовать пятиэтажку, где “духи” их уже ждали. Наконец и Борисевич взял здание, потеряв семерых ранеными. Увидев на автоматах убитых боевиков зеленые повязки, солдаты тут же где-то в домах раздобыли голубую материю, и на их АКС появились голубые ленты - воюет не кто-нибудь, а десант.

Несколько дней подряд, находясь в полном окружении боевиков и ломая им всю оборону города, батальон 106-й вдд героически отбивался от наседавших со всех сторон бандитов, сковав у вокзала большие силы противника. Уж и по телевизору сообщили, что боевики отбили вокзал, а десант все держался, каждую ночь прибавляя к своему плацдарму еще дом или два. Когда же их “малая земля” расширилась настолько, что стало возможным пройти по месту боя 131-й бригады, к приданному танку, который десантники берегли как зеницу ока, добавилось еще два майкопских. Три семьдесятдвойки лупили по боевикам, не жалея боеприпасов. “Это же наши снаряды! Они нашли вагон на вокзале”, - вдруг дойдет до полевых командиров под грохот падающих на головы перекрытий. Это была подлинно десантная война: воюя вдали от основных сил и тылов, десант все недостающее для победы - от топокарт до снарядов и танков - добыл в тылу у врага.

Пять офицеров батальона - подполковники Глеб Юрченко и Святослав Голубятников, майор Александр Силин, капитаны Михаил Теплинский и Александр Борисевич за бои в Грозном будут удостоены высокого звания Героя России. А весь батальон будет списочно представлен к ордену Мужества, о чем объявят по группировке.



В огне - не горим, в воде - не тонем

С неменьшим мужеством в центре Грозного дрался и другой - Тульский батальон 106-й вдд во главе с подполковником Владимиром Крымским. Под сильным огнем противника штурмовые группы туляков брали господствующую над микрорайоном двенадцатиэтажку. Действия десантников были настолько стремительными, что обескураженные боевики оставили и соседние здания. А вот гостиница “Интурист” была взята за счет неожиданного маневра Крымского. Привыкшие, что каждый новый штурм русских предваряет артподготовка, боевики оставили гостиницу, которую тут же без боя занял десант…

Получив солидное подкрепление в лице еще одного - Наро-Фоминского батальона, сводный полк 106-й вдд в конце января получает и новую сложнейшую задачу - форсировать Сунжу в черте города. А на восточном крутом берегу реки - пара двенадцатиэтажных зданий, из окон которых не только просматривалась, но и отлично простреливалась вся река…

На подготовку операции, разработанной сменившими Семенюту и Жданеню подполковниками Александром Дягтевым и Юрием Левченко, ушло больше недели. Беспрерывно велись разведка и наблюдение. По нескольку часов в день штурмовые группы тренировались на оставшихся в тылу зданиях. Ну а замысел предстоящих действий был до гениальности прост: словно под крышей, перейти под разрушенным мостом реку вброд. Отступая, боевики подорвали два центральных быка, и мост сложился по центру, нависнув в полуметре от уреза воды. Глубина реки под мостом - полтора метра.

Начали в ночь на 2 февраля. Разведка под мостом натянула канаты. Две ночи переходили реку, готовясь к атаке. А утром 3 февраля две роты во главе с подполковниками Святославом Голубятниковым и Глебом Юрченко пошли к зданиям. В это время, не давая боевикам выйти из домов, по первым этажам и подъездам вели интенсивный огонь боевые машины. Не смолкала и вышедшая на полупрямую наводку артиллерия. Затем по вторым этажам отработали огнеметчики. Перенося шквальный огонь все выше и выше, загнали боевиков на четвертые-пятые этажи, и вперед пошли штурмовые группы. Когда у боевиков, вступивших в перестрелку с ворвавшимися в дома десантниками, все помыслы свелись к тому, как спастись, и они уже не замечали того, что делается на реке, основные силы полка форсировали Сунжу прямо на технике.



Нет задач невыполнимых

В Аргуне на берегу одноименной реки стоит мраморный мемориал погибшим в 1995-м боевикам. За черной цепью - десятки зеленых пик. Монумент “работы” тульских мастеров из 106-й воздушно-десантной дивизии…

В середине марта сводный, теперь уже трехбатальонный полк 106-й вдд стал севернее Аргуна с задачей форсировать реку и, перекрыв трассу на Гудермес, блокировать Аргун с северо-востока. С юга на город наступала морская пехота.

Ходившие на противоположный берег разведгруппы лейтенантов Сергея Бочкарева и Валерия Симаковича принесли ценнейшую информацию. С помощью 300 рабов боевики оборудовали на правом берегу Аргуна батальонный район обороны с окопами в полный профиль. На позициях постоянно дежурят их наблюдатели, и в любой момент два отряда боевиков из Аргуна и Джалки готовы занять оборону. Еще заходившие на 20 километров во вражеский тыл разведчики рассказали о том, что тянущееся севернее трассы на Гудермес железнодорожное полотно “сидит” на пятиметровой насыпи. Это значило, что, даже форсировав реку, не перерезать главный путь отхода бандитов из Аргуна. Пешком не успеть, а боевые машины не переедут насыпь. Но для тульских десантников не было невыполнимых задач…

Несколько дней изображали активность на ложных участках форсирования. Кое-где даже демонстративно переходили вброд реку. Реально же форсировать Аргун решили в самом широком месте. Там боевики, судя по отсутствию окопов, явно не ожидали атаки. Десантники же вели наблюдение только ночью.

К исходу 20 марта под покровом темноты батальоны заняли рубеж для форсирования. В 6 утра началась мощная артподготовка на северном - ложном участке. Часть сил с приданным танковым взводом демонстративно концентрировалась у реки, во всю переговариваясь о предстоящей атаке в открытом эфире. Боевики поверили. А в 6.30 огонь артиллерии был перенесен уже в район наступления после запуска реактивных зарядов разминирования. Наро-Фоминский батальон, сев на плавсредства - ПТСы, начал форсирование.

А еще раньше у самого города реку перешла вброд рота Тульского батальона. Используя фактор внезапности, два десятка десантников во главе с ротным капитаном Алексеем Тихомировым после короткого боя захватили молочно-товарную ферму, стоявшую как раз у дороги, ведущей из Аргуна к району форсирования. Пять КамАЗов с боевиками, спешащих к району форсирования, конечно же, не смогли проскочить ферму. Завязался бой, шедший не один час.

Едва вслед за закрепившейся на правом берегу Аргуна пехотой начала переправу техника, ждавшие в другом месте приехавшие из Джалки боевики поняли, как их провели, и попытались уйти обратно в село. Но было поздно - перейдя Аргун и сев на броню, Наро-Фоминский батальон повернул на север и загнал боевиков в болота, где их добивали боевые вертолеты.

Тульский батальон подполковника Крымского тем временем соединился с пятой ротой и обходил Аргун с северо-востока.

А вскоре десант прорвался и через железнодорожную дамбу. Начальник артиллерии дивизии подполковник Киселев заложил в обнаруженную разведкой арку мощный заряд тротила. Взрыв - и в образовавшуюся дыру одна за другой устремились боевые машины десанта. Они и встретили на гудермесской трассе удиравших из Аргуна бандитов.

Потери сводного полка 106-й вдд за рассчитанную на двое суток и блестяще проведенную за 10 часов операцию - 4 погибших и 9 раненых. Трофеи - 270 единиц стрелкового оружия.

В апреле, когда большая часть бандформирований была разгромлена, а равнинная часть республики очищена от бандитов, прошедшие первые самые трудные месяцы кампании батальоны 106-й вдд вернули домой. Когда же год спустя после Хасавюртовских соглашений армия вдруг уйдет из Чечни, десантникам станет ясно, что рано или поздно им вновь придется пойти знакомыми тропами. Но “вторая Чечня” для сводного полка 106-й началась в Дагестане.



Если быстро - значит десант

Шли третьи сутки вторжения боевиков из Чечни в Новолакский район Дагестана. Заняв ключевую высоту у села Гамиях, бандиты усердно рыли окопы. От артиллерии и “вертушек” траншеи спасут, заверял, посылая их в Дагестан, Басаев. Обещал и хорошие деньги, если продержатся хотя бы несколько дней. От снарядов окопы и блиндажи действительно защитили. Но дальше случилось то, о чем не предупреждал Басаев - в атаку пошел десант.

Осилив за ночь 180 километров труднопроходимых серпантинных горных дорог, Наро-Фоминский батальон во главе с комполка полковником Валентином Полянским подошел к Хасавюрту. Лобовой атакой такие холмы не берутся, понимал полковник Полянский, получив задачу на штурм. Тем более голое место - за трое суток высоту наверняка можно было “закатать” артиллерией с авиацией. Но понимал комполка и другое - уже не первую неделю в Дагестане лютовали бандиты, а в Москве, критикуя военных за нерешительность, -СМИ. Значит, горку надо было взять как можно скорее. Скорее мог только десант. Но важно было и рассчитать бой до тонкостей: где поставить “Ноны”, где боевые машины десанта, как наступать. И самому встать в цепь. Так вместе с комбатом майором Андреем Ивановым они и повели десант на штурм высоты.

Наступая в пешем порядке, удалось скрытно подойти к “духам” и по кукурузному полю без боя пройти одну линию их окопов. А потом - вперед! Тяжелые “броники”, каски, вражеский огонь и грязь, в которую ноги уходили по щиколотку, - все это сломало бы кого угодно, но только не их. Потому что все они - от комполка до солдата - не раз в глубине души мечтали о серьезном испытании. Другие в десант служить не идут. И время пройти сквозь него пришло…

Потеряв высоту и полсотни подельников, боевики спешили унести ноги из Гамияха. Но теперь на ключевой высоте, откуда прекрасно простреливались все окрестности, уже был десант. Уйти удалось немногим.

Потом был бой на лесистой высоте 715,3, что неподалеку от Новолакского. По замыслу, десант должен был сменить на позициях наступающих на высоту вэвэшников. В итоге же бойцам Полянского пришлось не только брать горку, но и вытаскивать с поля боя попавших в засаду товарищей по оружию. Боевики на поросших “зеленкой” склонах словно ждали, что солдаты Внутренних войск пойдут на горку походной колонной. Десант тут же пошел на помощь. Не выдержав позиционного боя с “голубыми беретами”, на третьи сутки бандиты оставят горку, а за ней и райцентр.

Потом десантники Тульской дивизии первыми из всех наших войск - еще в сентябре - перейдут административную границу с Чечней. Став на господствующих высотах у сел Галайты и Замай-Юрт, подчиненные майора Михаила Суховского начнут расстреливать снующих у границы бандитов.

Глядя на чеченские холмы, которые, не сомневались десантники, скоро предстоит брать, комбат Михаил Суховской сказал, что, когда все начнется, его офицеры, забыв все социальные неурядицы службы, пойдут брать горки “за честь тельняшки и честь берета”. И они пошли. На пути от Кизляра до Майртупа и Бачи-Юрта будут десятки боев, самый яркий из которых - на Аллеройском хребте.

Наступая в ноябре по лесистым горам, другой комбат 106-й вдд майор Андрей Иванов еще не знал, что судьба даст ему шанс поквитаться с полевым командиром Хасаном Далгуевым - одним из главарей вторжения в Новолакский район, где погибли больше десятка его десантников.



Крушение “титаника”

Боевики сидели по хребту. Где именно - не давал рассмотреть лес. Комбат решил наступать пятью группами - по полсотни бойцов и несколько единиц “брони” в каждой. Трем группам добавил по танку, четвертый оставил в резерве.

Первой в 9.20 утра вступила в бой рота капитана Алексея Кузина. Внезапно открыв огонь, бандиты сумели подбить из “граников” две боевые машины. Завязался бой. Оставшаяся бээмдешка и укрепленная на десантном БТРе “зушка”, не переставая, молотили “зеленку”. А исход перестрелки решил вовремя подоспевший танк. Ломая кусты и деревья и “ловя” гранату за гранатой активной броней, семьдесятдвойка буквально снесла неприятеля с горки, оставив 13 трупов, духи бежали.

Потом на своем направлении в бой вступила рота старшего лейтенанта Владимира Патанина. Ее встретили огнем с соседней высотки. Комбат приказал Патанину закрепиться, а группам капитанов Владимира Кузнецова и Сергея Марочкина - обойти боевиков сбоку. Обошли.

- Их окопы вижу как на ладони, - радировал комбату один из ротных.

Пора! Майор Иванов дал команду: “Вперед!” Все три роты открыли огонь по противнику. Через день на кладбищах в Центорое и Аллерое прибавились десятки зеленых пик…

А в разгар боя по ведущей из Центороя дороге мимо десантников проносились две “шестерки” белого цвета. Первую накрыть не успели, а вот вторую, расстреляв, потом еще и переехали танком. В ней сидел только что произведенный в “генералы” полевой командир Хасан Далгуев - правая рука прозванного Титаником террориста Салмана Радуева. Трофеи боя с бандой Титаника - десятки стволов, КПВТ, миномет и несколько японских радиостанций. Но еще ценнее было, пожалуй, даже другое. В первом “жигуленке”, рассказали местные, ехал Радуев. Поняв, что дела плохи, Титаник предпочел унести ноги. И теперь родственники брошенных главарем погибших боевиков объявили Радуеву кровную месть. Да и бандиты, говорили, больше не хотели воевать под началом предателя…





* * *

Десять месяцев - с сентября 99-го - воюют в Чечне гвардейцы-десантники 106-й Тульской дивизии. 35 передислокаций совершил за это время ее сводный полк. Убиты сотни боевиков, освобождены от бандитов десятки сел. Тысячи километров намотали по дагестанским и чеченским дорогам уставшие боевые машины. И только сами бойцы “крылатой пехоты”, кажется, не знают усталости. “Нет задач невыполнимых” - девиз их соединения. Десятки раз “голубые береты” 106-й вдд доказали, что это не просто слова.

В Чечне доводилось видеть особые “полковые” знамена. На российском триколоре размером два на метр были красиво выведены названия пройденных городов и сел. Если командир 106-й Тульской воздушно-десантной дивизии генерал-майор Евгений Савилов решил бы повесить такую реликвию у себя в кабинете, понадобилось бы знамя куда больших размеров. Слишком уж много “Чечни” досталось батальонам и ротам его дивизии.



P.S. Фамилии ряда военнослужащих изменены.
ИЗВЕСТНЫЕ ЛЮДИ, СЛУЖИВШИЕ В ВДВ.
 
Вот случайно нашел   [URL=http://agso.narod.ru/docs/mk/vor/kasch/kasch.htm]http://agso.narod.ru/docs/mk/vor/kasch/kasch.htm[/URL] Кандидат в президенты Чувашии ИГОРЬ КАШАЕВ

Родился 8 мая 1966 года в деревне Сине-Кинчеры Урмарского района Чувашской Республики, в семье педагогов, по национальности – чуваш.

В 1972 году, в возрасте 6-ти лет пошел в школу. Учился на “хорошо” и “отлично”, закончил обучение в школе в 1982 году. Сразу после окончания школы поступил на машиностроительный факультет Чувашского Государственного Университета имени И.Н. Ульянова. После II-го курса призван в Советскую Армию, в Воздушно-десантные Войска. С октября 1984 года по апрель 1985 года проходил военную службу в Ферганском 387-ом парашютно- десантном учебном полку, с 1985 года по октябрь 1986 года, в 345-ом отдельном парашютно-десантном полку в Баграме, Республика Афганистан. Участвовал во мног их боевых операциях, на Панджшере, Кундузе, Чарикарской долине и др., награжден орденом Красной Звезды и медалями. После увольнения в запас восстановившись на машиностроительном факультете Чувашского Государственного Университета имени И.Н.Ульянова, с успехом заканчивает обучение, получив диплом по специальности “инженер-механник”. До середины 2001 года возглавлял ООО “Предприятие “Гранит”. По просьбе своих боевых товарищей, оставив основное место работы, возглавил движение ветеранов Афганистана Чувашской Республики.

Женат, имеет двоих сыновей, учеников 2-го и 5-го классов.
Фильмы, кино о вдв
 
Вот нашел фильмец ,правда сам несмотрел но название многообещающе.Если кто смотрел  скажите  как  фильмец ?http://www.release.ru/video/log/2003/05/26/001676.html?m=send
ИЗВЕСТНЫЕ ЛЮДИ, СЛУЖИВШИЕ В ВДВ.
 
Место  встречи  изменить  нельзя , это  Вайнеры написали . Навряд-ли  они служили
ИЗВЕСТНЫЕ ЛЮДИ, СЛУЖИВШИЕ В ВДВ.
 
ЛЕОНТЬЕВ  ЭТО ТОТ   КОТОРЫЙ  :blink:  ПЕВЕЦ?

<br/><TABLE cellpadding='0' cellspacing='0' border='0'><TD align='middle' vAlign='center' width="1%" style='background-color: #6060ff; color: #ffffff; font-family: Times New Roman, Serif; font-size: 50px; font-weight: bold;' title='Предупреждение'> i </TD><TD width='6px'><br/></TD><TD vAlign='middle'><br/>Прошу без нужды не использовать заглавные буквы для всего предложения. Согласно сетевого этикета, это означает повышение голоса.
Или Вы это кричите?<br/> <br/></TD></TABLE>
ИЗВЕСТНЫЕ ЛЮДИ, СЛУЖИВШИЕ В ВДВ.
 
ЕСТЬ   ТАКОЙ   АКТЕР   СИДИХИН  СЛЫШАЛ  ЧТО  ОН  В  ВДВ  СЛУЖИЛ        В  ДРА.  ВОТ  И  ЗАДАЛСЯ  ВОПРОСОМ  КТО  ЕЩЕ  ИЗ  ИЗВЕСНЫХ  ЛЮДЕЙ          СЛУЖИЛ  В   ВДВ?
право на ношение берета, какие были случаи?
 
Тут перца недавно видели в Тюмени с Савиным Михаилом.Короче работает он в МЧС и они носят наш кровный голубой берет.Охренеть можно      
                                                                                                                                                                          АЛИК   КАК ТО  В  МОСКВЕ  ЕХАЛ  Я  В  МЕТРО  ГЛЯЖУ   ЕДУТ  ПАЦАНЫ  КАК  ПОЛОЖЕНО  БЕРЕТЫ  БОТИНКИ   А   НА  РУКАВЕ  ШЕВРОН   МЧС .  ПОДОШЕЛ  СПРОСИЛ   ОКАЗАЛОСЬ   ПОД  МОСКВОЙ  МЧСОВКАЯ  ЧАСТЬ   ТАК  У  НИХ  ЦЕЛАЯ  РОТА  ДЕСАНТОВ  В ОСНОВНОМ  САПЕРЫ   КИНОЛОГИ  И  ВОДИЛЫ.
Страницы: Пред. 1 2 3 4




Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам.
При копировании ссылка на desantura.ru обязательна.
Professor - Создание креативного дизайна сайтов и любые работы с графикой