Десантура.ру
На главную Поиск по сайту Техподдержка
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Главная  |  Карта сайта  |  Войти  |  Регистрация

Опрос посетителей

Перевод факультета специальной разведки из Новосибирска в Рязань*






Включение училищ связи и автомобильного в состав РВВДКУ*






Будущее РВВДКУ*






  



Ветераны

Баку - Мегри - Ордубад - Нювади

Основной же задачей, выполняемой бригадой в этом районе было обеспечение железнодорожного сообщения вдоль реки Аракс, прерванного боевиками достаточно давно. Однопутная железная дорога стала яблоком раздора для Армении с Азербайджаном. Она тянулась вдоль иранской границы из Азербайджана через юг Армении, потом шла через Нахичеванскую АССР и далее вновь в Армению на Ереван. Это сообщение и прервали местные боевики путем обстрелов поездов и подрывов фугасов, а переброшенные сюда внутренние войска были совершенно не в состоянии обеспечить беспрепятственное движение поездов...


Страницы истории


10.12.2011

Родом из войны. Исторические заметки о 351 гвардейском парашютно-десантном полке. Часть I

Содержание

Предисловие
Глава 1. Внуково. Рождение бригады
Глава 2. На Южном фронте
Глава 3. 16 гвардейская воздушно-десантная дивизия
Глава 4. Белоруссия. Из бригады в полк
Приложения
Список литературы

Предисловие

Так случилось, что в послевоенный период воздушно-десантные войска растеряли практически все свои парашютно-десантные полки военной поры. Сохранились 331 парашютно-десантный полк в Костроме, переходящий из одной дивизии в другую, и 234 парашютно-десантный полк в Пскове. Остальные, были расформированы или послужили базой для формирования новых соединений и частей. Среди последних и 351 гвардейский парашютно-десантный полк.

Это не первая попытка рассказать о нем. В 1990 году под руководством председателя комитета ветеранов полка Беспальцевым Игорем Исаевичев была издана книга «Под боевым знаменем 351 гвардейского парашютно-десантного полка», в которой был кратко описан боевой путь части в годы Великой Отечественной войны. Значительный объем книги занимает список ветеранов полка, так как издание предназначалось в первую очередь для них. В 2006 году, полковник Жигульский Петр Григорьевич командир полка в 1967-1979 годах, написал книгу «Крылатая пехота – вперед к Победам» посвященную истории создания и боевому пути 351 гвардейского парашютно-десантного полка. В ней автор пишет о боевом пути полка, с большим уважением и любовью вспоминает своих боевых друзей, с честью выполнивших все поставленные перед ними задачи. Но книга вышла столь малым тиражом, что сразу при издании превратилась в библиографическую редкость. Еще раньше, первый командир полка полковник Федотов Павел Николаевич написал свои воспоминания «Знамя над Веной», в которых описан боевой путь полка. Но и эта рукопись, напечатанная на пишущей машинке, с 1975 года ждет своего издателя. Возможно, имеются и другие работы, описывающие в целом или фрагментарно его историю.

История войсковой части, ее боевого пути всегда соткана из судеб конкретных солдат и офицеров. В армии все делают люди, которые каждый на своем месте, от командира полка до рядового, просто выполняют эту тяжелую работу, под названием служба. Перед вами история, основанная на воспоминаниях ветеранов полка, не претендует на энциклопедическую полноту и является неоконченной, так как читатель, имеющий отношение к части вправе ее дополнить.

События, отдаленные от нас дымкой времени и полустертые в памяти трудно восстанавливать. Неизбежны разночтения в воспоминаниях их участников и смешение действительности с вымыслом. Вместе с тем и эта другая сторона и грань жизни не менее интересны. Это была их служба, и это был их путь дорогами полка. «Я не претендую на безоговорочную трактовку событий со своей стороны, кто-то может описать эти события и по-другому, под своим углом зрения, - пишет ветеран полка В.И. Хритоненко,- Это обстоятельство нормально. Главное в том, что, несмотря на время, память хранит в своих недрах эти события и будет видимо хранить до тех пор, пока будет биться сердце в груди». Все дальше и дальше уходят в прошлое описываемые события. Самым молодым ветеранам полка перевалило за 50 лет. Ряды их давно не пополняются а, к сожалению, имеют обратную тенденцию. Время неумолимо. Вместе с ними уйдет и их память. Эта история не более чем попытка отодвинуть неизбежность забвения, рассказав живущим о 351 гвардейском парашютно-десантном полку. Достичь большего по части человеческой памяти - проблематично.

Приношу благодарность ветеранам полка К. Алехину, А. Бугаеву, В. Богарчуку, В. Борейко, Е. Головину, О. Гитману, Н. Чередниченко, М. Кожевину, Б.А. Куликову, В.И. Хритоненко и другим за оказанную помощь при написании истории полка. Считаю своим долгом выразить глубокую признательность Васил Вагизовичу Вагизову, Николаю Федоровичу Белоброву, Николаю Павловичу Федотову и капитану запаса Андрею Евгеньевичу Жукову за их отзывчивость, советы и предоставленные материалы, без которых появление данной работы было бы невозможным.

Глава 1. Внуково. Рождение бригады

У каждой войсковой части своя история. Эта началась 15 апреля 1943 года. Весной 1943 года Ставка ВГК осознала, что существующие воздушно-десантные соединения полностью втянуты в боевые действия на всех фронтах, а впереди маячила возможность летнего наступления. Поэтому принимается решение о формировании новой волны гвардейских воздушно-десантных бригад, которые должны были составить стратегический резерв Верховного главнокомандования. Следствием этого решения, для подготовки к летней кампании 1943 года в Резерве Ставки ВГК, взамен десяти воздушно-десантных дивизий, убывших на Северо-Западный фронт, началось формирование 20 новых гвардейских воздушно-десантных бригад: с 1 -й по 7-ю - в апреле, и с 8-й по 20-ю - в июне.

К 1 мая 1943 года приказом НКО СССР № 0067 от 15 апреля 1943 года на территории Московского военного округа из имеющихся ресурсов личного состава частей ВДВ КА были сформированы 7 гвардейских воздушно-десантных бригад, в том числе 7 гвардейская воздушно-десантная бригада (полевая почта 15898) в поселке Внуково Московской области, на бывшем месте дислокации 10-го воздушно-десантного корпуса и 8-й гв. воздушно-десантной дивизии. От них бригаде достались деревянные казармы – бывшие лагерные бараки заключенных строивших аэродром во Внуково.

Остатки военного городка десантников  в деревне Ликово рядом с Внуковcким  аэродромом. Местные жители утверждают, что в войну в этих зданиях располагались десантники.

   
Во Внуково десантники появились осенью 1941 года, когда в 201-й воздушно-десантной бригаде был сформиро¬ван отдельный парашютно-десант¬ный батальон. Он дислоцировался на Внуковском аэродроме. В начале декабря 1941 года 10-й воздушно-десантный корпус передислоцировался в район Внуково. Местные жители утверждают, что бараки стояли там, где сейчас находится ТЭЦ. Названия улиц говорят о дислокации в прошлом десантников: Дивизионная улица, Десантная улица, Войсковая улица. Целый город, занимавший огромную площадь между деревней Ликово и взлетно-посадочной полосой аэродрома Внуково.

Чуть более сильная, нежели ее предшественница образца 1941-1942 годов, воздушно-десантная бригада 1943 года по штату № 035/23 – 035/30 насчитывала 3550 человек. В состав воздушно-десантной бригады входили: управление бригады; четыре парашютно-десантных батальона (пдб в 820 человек состоял: три парашютно-стрелковые роты, пулеметная рота с 12 пулеметами «максим», минометная рота, рота ПТР с 27 противотанковыми ружьями); истребительно-противотанковый дивизион из двух батарей по четыре 45-мм пушки в каждой; рота связи с шестью ранцевыми рациями типа «РБ» и двумя рациями дальнего действия модели «РСБ»; разведывательная самокатная рота с 91 велосипедом; зенитно-пулеметная рота с 12 пулеметами ДШК; саперно-подрывная рота.1 Всего в бригаде: 45 мм пушек – 8 шт.; 82 мм минометов – 24 шт.; 50 мм минометов – 36 шт.; пулеметов Максим – 48 шт.; пулеметов: -ДП– 132 шт.; ДШК – 12 шт.; ППС– 976 шт.; ПТРС – 120 шт.; карабины – 2106 шт. Днем рождения части принято считать 11 июня 1943 года. 

СОВ. СЕКРЕТНО

ПРИКАЗ
НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СССР
№ 0067

15 апреля 1943 г.

 г. Москва

 
О формировании семи гвардейских воздушно-десантных бригад

В ы п и с к а:

1. Из имеющихся ресурсов личного состава частей ВДВ КА сформировать к 1 мая 1943 г. семь гвардейских воздушнодесантных бригад численностью 3550 человек каждая.

3. Формируемые бригады дислоцировать:

- 1 и 2 гвардейские воздушнодесантные бригады – г. Тейково;
- 3 гвардейская воздушнодесантная бригада – г. Щелково;
- 4 гвардейская воздушнодесантная бригада – г. Раменское;
- 5 гвардейская воздушнодесантная бригада – г. Киржач;
- 6 гвардейская воздушнодесантная бригада – г. Ногинск;
- 7 гвардейская воздушнодесантная бригада – г. Внуково.

4. Срок воздушнодесантной и общевойсковой подготовки формируемых бригад установить:
- 1 и 2 гвардейские воздушнодесантные бригады – к 15 июля 1943 г.;
- 3, 4 и 5 гвардейская воздушнодесантная бригада – к 1 сентября 1943 г.;
- 6 и 7 гвардейская воздушнодесантная бригада – к 1 октября 1943 г.;

7. Передислоцировать из ПриВО 2 запасный воздушнодесантный полк в г. Дмитров и 7 запасный ВД полк в г. Звенигород Московской области на квартирный фонд частей ВДВ КА.

9. Утвердить штаты гвардейских воздушнодесантных бригад за №№ 035/23, 035/24, 035/25, 035/27, 035/28, 035/29, 035/30.

Народный Комиссар Обороны СССР
Маршал Советского Союза И. Сталин

В приказе НКО № 0067 в пункте 2 командиром бригады был указан майор Быков Ф.О., но принимал ли он должность или нет неизвестно. Бригаду формировал генерал-майор Курышев Иван Игнатьевич.

Генерал-майор Курышев Иван Игнатьевич

Командиром бригады был назначен генерал-майор Курышев Иван Игнатьевич. Он родился в 1896 году в селе Бор (ныне город) Горьковской области. В девятнадцать лет его досрочно призвали в армию и зачислили рядовым в 183 запасный полк в Нижнем Новгороде. Здесь после окончания учебной команды ему присвоили звание ефрейтора, а потом отправили в составе маршевой роты на Румынский фронт. После Октябрьской революции он был демобилизован. В августе 1918 года его призвали в Красную Армию, и он, телефонист батальона связи 11 Нижегородской стрелковой дивизии, участвовал в боях на Южном и Юго-Западном фронтах с белогвардейцами. Там же на фронте он заболел тифом, и после болезни был отправлен домой. Но с апреля 1920 года Иван Игнатьевич снова в армии, на этот раз он попал на 24-е Нижегородские командные пехотные курсы, после окончания, которых ему было присвоено звание краскома. Он был направлен на Южный фронт в 3 Казанскую стрелковую дивизию, позднее переименованную в Крымскую. С этого момента и началась его непрерывная служба в армии, которая продолжалась до ноября 1954 года. За это время был на всех должностях — от рядового до командира дивизии. Иван Игнатьевич принимал участие в боевых операциях в Испании с июня 1937 по апрель 1938 года, был одним из руководителей Интернациональной бригады, советником дивизии, затем советником корпуса. Дивизия, в которой воевал Курышев, вела ожесточенные бои с франкистами на севере Испании, в районе городов Сантандер и Хихон, и особо отличилась при взятии сильно укрепленного города Теруэля. Великая Отечественная война застала полковника Курышева на посту командира 182 Эстонской стрелковой дивизии.

Основой бригады при формировании явились офицеры и солдаты парашютно-десантной службы. Много раз воздушно-десантные соединения в качестве стрелковых уходили на фронт. А на месте прежней дислокации соединений оставались небольшие группы офицеров этой службы, вокруг которых при формировании новых бригад быстро цементировались войсковые коллективы.

В управление бригады входили: командир бригады, заместитель командира бригады по строевой части, заместитель командира бригады по политической части - начальник политотдела бригады, начальник штаба бригады, заместитель командира бригады по тылу, начальник артиллерии бригады, адъютант командира бригады.

Штаб бригады включал оперативное, разведывательное, связи, кадров и строевое, шифровальное, парашютно-десантное отделения и административно-хозяйственную часть. Начальник оперативного отделения являлся заместителем начальника штаба. Начальник парашютно-десантного отделения одновременно являлся начальником парашютно-десантной службы. Штабу подчинялись рота связи, разведывательная самокатная рота, комендант штаба с комендантским взводом, и капельмейстер бригады с музыкальным взводом.

В политический отдел входили заместитель начальника политотдела бригады, ответственный секретарь партийной комиссии бригады, агитатор, инструктор по учету партийных документов, помощник по комсомольской работе и секретарь политотдела.
Начальнику политотдела подчинялся начальник клуба с кино/радиотехником и начальником библиотеки.

Заместителю командира бригады по тылу подчинялись начальник артиллерийского снабжения, начальник технического снабжения, начальник вещевого снабжения, начальник продовольственного снабжения, начальник финансового отделения.

Начальники служб бригады: бригадный инженер, бригадный врач, начальник химической службы, начальник физической подготовки. Начальникам служб бригады подчинялись свои подразделения, а они в свою очередь командиру или соответствующим заместителям командира бригады. Службы имели соответствующие склады и ремонтные мастерские ОВС и боепитания. Бригадному врачу подчинялся пункт медицинской помощи. Начальнику химической службы подчинялся взвод химической защиты.

Военный прокурор, председатель военного трибунала и секретарь военного трибунала в штат бригады не входили, а обслуживали бригаду по своим вопросам и подчинялись своим вышестоящим органам. Когда бригада была не в Действующей армии она находилась на обеспечении гарнизонных или окружных военной прокуратуры и военного трибунала.
Отделение контрразведки «Смерш» НКО обслуживающее бригаду, также подчинялось своим вышестоящим органам. В целях обеспечения охраны и оперативной работы при нем имелось штатное стрелковое отделение, которое комплектовалось за счет бригады по первостепенному принципу.

В управление парашютно-десантных батальонов входили: командир батальона, заместитель командира батальона по строевой части, заместитель командира батальона по политической части, адъютант старший батальона (c 1952 года - начальник штаба), помощник командира батальона по МТО, начальник парашютно-десантной службы батальона, начальник связи - командир взвода связи, врач батальона, военный переводчик батальона, завдел-казначей батальона, парторг батальона, комсорг батальона. Начальник связи с взводом связи подчинялся адъютанту старшему батальона, санитарный взвод - врачу батальона, взвод снабжения помощнику командира батальона по МТО.

Известны фамилии только некоторых военнослужащих первыми, прибывшими в бригаду. Начальник политического отдела гв. подполковник Половин Г.И. Командиры парашютно-десантных батальонов Терещенко П.В., капитан Креута С.Д. Адъютант старший 1 батальона гв. лейтенант Холенко И.П. Начальник парашютно-десантной службы бригады гв. майор Гамрекелашвили А, начальник парашютно-десантной службы батальона - гв. капитан Островский. Командир взвода связи гв. лейтенант Гавриленко В.А., командир саперно-подрывного взвода гв. лейтенант Швецов Е.Н., гв. ст. лейтенант Пчелкин А.П., лейтенанты Ручкин С.С., Сопиков А.Д., рядовые Кудрявцев А.Д., Солоха Н.П., Рогов В., Рожденственский И.
По записям штатно-должностной книги офицерского состава 7 гв. воздушно-десантной бригады видна хронология укомплектования должностей: врач специалист хирургического отделения гв. капитан медицинской службы Чесноков В.Н. - 19.04.43 года; командир истребительно-противотанкового дивизиона гв. капитан Оробец А.А. - 22.04.43 года; инструктор по учету партийных и комсомольских документов лейтенант Матвеев Н. И. - 26.04.43 года; заместитель командира 3 батальона по строевой части гв. капитан Колесник Ф.С - 27.04.43 года; заместитель командира 1 батальона по строевой части гв. капитан Хамзин С.Т - 28.04.43 года; врач специалист приемно-эвакуационного отделения гв. капитан медицинской службы Дубинин А.Ф. - 29.04.43 года; заместитель начальника политического отдела майор Сидько Г. С. - 30.04.43 года; зубной врач гв. лейтенант медицинской службы Негинский С.М. - 30.04.43 года; помощник начальника политического отдела по комсомолу старший лейтенант Добромиров Е. А. -30.04.43 года; помощник начальника финансового отделения – казначей гв. старший лейтенант интендантской службы Кондратьев Н.С. -01.05.43 года; заместитель командира 2 батальона по политической части гв. капитан Евзоев М.Г - 03.05. 43 года; начальник физической подготовки гв. младший лейтенант Левзнер Г.М. - 08.05. 43 года; помощник начальника снабжения по заготовкам гв. лейтенант интендантской службы Глазков Д.В - 13.05.43 года; агитатор политотдела гв. капитан Шерман Б. Я. - 17.05.43 года; заместитель командира 4 батальона по строевой части гв. капитан Ивин Н.Я. - 18.05.43 года; техник оружейник гв. младший техник лейтенант Мариничев М.Е. - 21.05.43 года; помощник начальника оперативного отделения гв. старший лейтенант Воронцов В.А.- 7.06.43 года; начальник финансового отделения гв. капитан Мосьпан И.Г - 17.06.43 года; командир взвода химической защиты гв. лейтенант Харитонов В.А. - 18.06.43 года; начальник парашютно-десантного снабжения гв. лейтенант Стомахин А. Э. - 25.06.43 года; командир автотранспортной роты гв. лейтенант Нагайцев И.Н -17.07.43 года; бригадный инженер гв. майор Гладышев В. К. - 12.09.43 года; бригадный врач гв. капитан медицинской службы Кондратюк А.Ф. - 19.09.43 года; начальник отделения связи гв. капитан Москалев В. В. - 20.09.43 года; начальник вещевого снабжения гв. лейтенант интендантской службы Малеванный В.С. - 25.09.43 года.

Начальник парашютно-десантной службы бригады, мастер спорта СССР А. Гамрекелашвили установил совершенно необычный рекорд по количеству совершенных прыжков в один день, с целью определить, как будет чувствовать себя после этого человек? С разрешения командования был составлен и утвержден план прыжков, рассчитано время. Укладчики подготовили для прыжков полторы сотни парашютов. А. Гамрекелашвили лично контролировал укладку каждого.
В день эксперимента на летной площадке собралось много парашютистов, врачи, специальная комиссия приготовилась фиксировать ход эксперимента. После десяти прыжков испытатель стал прыгать, только с одним парашютом. Когда он готовился к девяносто пятому прыжку, от командира бригады поступило распоряжение прекратить эксперимент. Специальная комиссия в официальном акте зафиксировала, что на 94 прыжка А. Гамрекелашвили понадобилось девять часов сорок минут. Все прыжки совершены из гондолы аэростата с высоты 250 и 150 метров.3 А. Гамрекелашвили по его докладу чувствовал себя отлично.

17 июня 1943 года бригаде построенной на плацу от имени Президиума Верховного Совета СССР было вручено гвардейское знамя. Знамя вручал генерал-майор Громов Г.П. член Военного совета воздушно-десантных войск. Принимал гвардейское Красное Знамя командир бригады генерал-майор Курышев И.И. В этот же день всему личному составу бригады были вручены нагрудные знаки «Гвардия».
В соответствии с приказом НКО СССР от 23 сентября 1943 года № 00125 «О введении дополнительного вооружения в штат десантных бригад», в бригаде дополнительно формировались: танковый батальон (144 человека, две танковые роты и рота бронеавтомобилей, всего 20 танков Т-37А и Т-38 и 10 бронемашин БА-64), артиллерийский дивизион (355 человек, три батареи 76-мм орудий и батарея 120-мм минометов), зенитный дивизион (238 человек, артиллерийская батарея и две пулеметные роты), в истребительно-противотанковый дивизион добавлено две батареи 45-мм пушек (18 шт.) и 84 человека. Штат бригады увеличился до 4.281 человека. Фактически изменения в штатной структуре начались в конце 1943, начале 1944 года.

Организационно-штатная структура 7 гвардейской воздушно-десантной бригады в 1943 году

Таким образом, 7 гвардейская воздушно-десантная бригада состояла из:

а) управления бригады – штат 035/23;
б) парашютно-десантного батальона – штат 035/24; (в бригаде четыре);
в) истребительно-противотанкового дивизиона – штат 035/103;
г) зенитного дивизиона – штат 035/103;
д) артиллерийского дивизиона – штат 035/104
е) танкового батальона – штат 035/105;
ж) разведывательной самокатной роты – штат 035/27;
з) роты связи – штат 035/28;
и) саперно-подрывной роты – штат 035/29.

В бригаде была автотранспортная рота и взвод химической защиты. Автомобили в бригаде были в основном полученные по ленд-лизу - «Виллисы», «Студебеккеры», «Форды», а также отечественные ЗИС-5.

Предпосылкой введения в штат гв. воздушно-десантной бригады бронетанкового батальона была надежда на создание средств доставки бронетанковой техники по воздуху на площадки приземления.
Основная ставка по переброске по воздуху легких танков Т-37А и Т-38 по-прежнему делалась на тихоходные тяжелые бомбардировщики ТБ-3, которые к тому времени устарели. На внешней подвеске самолет мог транспортировать боевую технику весом до 3 тонн. Но самолетов ТБ-3 в стране имелось не так много, последнее упоминание о ТБ-3 относится к октябрю 1944 года - в это время в авиации ВДВ еще числилось 22 самолета этого типа. Универсальные подвески ПГ-12П и ДПТ-2 оставались на вооружении ВДВ РККА до начала войны — последние наставления по ним изданы в 1941 г.
«Осенью 1941 года конструктор легкой авиации О.К. Антонов предложил построить упрощенный буксируемый планер разового применения, в качестве фюзеляжа которого использовался бы корпус танка Т-60, а его ходовая часть — в качестве шасси. По замыслу конструктора планер предназначался для переброски легких танков в составе десантов в тыл врага. Предполагалось, что такой комбинированный планер может буксироваться бомбардировщиком ТБ-3 или ДБ-ЗФ до пункта назначения, а после сброса буксирного троса сам сядет на площадку ограниченных размеров, сбросит крылья с хвостовым оперением и с ходу пойдет в бой. Задание на подобный летательный аппарат, которому не было аналогов в истории, Антонов получил в конце 1941 года. Машину спроектировали всего за две недели и к лету 1942 года построили на планерном заводе в Тюмени. Она получила название КТ («Крылья танка»), а также обозначалась индексами А-Т, АТ-1 или планер A-40.
Крылья с размахом 18 метров и двухбалочное хвостовое оперение были выполнены по бипланной схеме для уменьшения размеров планера. Длина его составляла всего 12,06 метра. Тросовое управление подвели к месту механика-водителя танка, дополнительно оборудовав его зеркалами бокового и заднего обзоров. Саму машину предельно облегчили (до массы 5800 килограммов), сняв вооружение, боекомплект, фары, крылья и слив почти все топливо. Полетная масса танка-планера составила 7804 килограмма.

Планер А-40 в первом испытательном полете


Единственный испытательный полет планера КТ состоялся осенью 1942 года. Аэропоезд в составе самолета-буксировщика ТБ-3 (командир П.А. Еремеев) и планера КТ (планерист, он же механик-водитель — летчик-испытатель С.Н. Анохин) успешно поднялся в воздух. Однако из-за большого аэродинамического сопротивления планера буксировка велась на близкой к максимальной мощности двигателей со скоростью 130 км/ч. Несмотря на это, скорость подъема аэропоезда оказалась недостаточной, и он едва достиг высоты 40 метров. Не дала положительного результата и попытка увеличить скорость до 140 км/ч, так как при этом аэропоезд начинал снижаться, с вертикальной скоростью 0,5 м/сек. Кроме того, стала повышаться температура воды в системе охлаждения двигателей, что могло привести к их перегреву. Планер пришлось отцепить в аварийном порядке. Он, кстати, на удивление удачно сел на кочковатом поле в районе Раменского аэродрома, вызвав серьезную панику среди зенитчиков и не предупрежденной о происходящем команды батальона аэродромного обеспечения. Сбросив крылья, Т-60 своим ходом благополучно вернулся на базу в Монино.
Есть, правда, и немного другое описание этой посадки. Рассказывали, что, приземлившись, Анохин запустил мотор танка и, не сбрасывая крыльев, медленно, но уверенно двинулся к командному пункту аэродрома. Не будучи извещенным, о вынужденной посадке необычного аппарата, руководитель полетов аэродрома по боевой тревоге поднял расчет зенитной батареи. Когда летчик-испытатель вылез из машины, его задержали красноармейцы.
Инцидент был исчерпан с прибытием аварийно-спасательной команды Летно-испытательного института (ЛИИ). Танк своим ходом доставили в поселок Стаханово (ныне город Жуковский) к аэродрому ЛИИ. Из-за отсутствия других подходящих для данной цели бомбардировщиков, лучшим из которых был бы Пе-8, эта интересная работа не имела продолжения. У авиации дальнего действия насчитывалось всего около 40 таких машин, и использовать их в качестве буксировщиков никто бы не позволил».

Связисты-десантники ездили на завод, где создавалась новая радиостанция для этих танков, способная выдержать удар о землю при десантировании и не выйти при этом из строя. В присутствии конструкторов бросали рацию на пол с разных высот и проверяли потом, действует она или нет.

Позже название танковый батальон изменили на бронетанковый. Причина в том, что танки Т-38 (Т-37) промышленностью уже не выпускались. Для укомплектования танковых батальонов гв. воздушно-десантных бригад танки Т-37А (Т-38) искали по всей РККА, и не смогли найти. Поэтому планировалась их полная постепенная замена на бронемашины БА-64 и БА-64Б, которые выпускались промышленность и по вооружению не уступали танкам. Появление бронетанкового батальона в бригаде было признано неоправданным. В годы войны так и не нашли приемлемых технических возможностей для десантирования танков Т-37А, или сочли не целесообразным действовать в тылу противника на такой слабой во всех отношениях боевой технике.5 Да и с бронемашинами дела обстояли не лучше. В бригадах проводили испытания БА-64 с пулеметом СГ-43. В апреле 1943 года броневик БА-64Е продемонстрировали представителям ГБТУ КА, после чего было принято решение «изготовить к 1 июня 1943 года партию десантных бронеавтомобилей в 10 штук для войсковых испытаний». К концу 1943 года собрали три образца БА-64Е и направили на войсковые испытания. В феврале 1944 года пришли результаты испытаний: «Варианты бронетранспортеров на базе БА-64 для войсковой эксплуатации непригодны». В сентябре 1944 года на ГАЗе изготовили еще три БА-64Е, которые отличались от предыдущих образцов отсутствием крыши (ее заменил брезентовый тент), расположением сидений на 4 человека вдоль бортов и введением дополнительных амбразур для наблюдения и стрельбы из личного оружия. В декабре 1944 года собрали еще три таких же БА-64Е, причем на одном из них установили радиостанцию 12-РТМ — эта машина в некоторых документах проходит как БАШ-64 (штабной). Однако и на этих образцах не удалось избавиться от тесноты боевого отделения и неудобного размещения десанта. В декабре 1944 года все дальнейшие работы по бронетранспортерам на базе БА-64 свернули.6 В итоге в январе 1945 года бронетанковый батальон был расформирован.

На вооружении в бригаде было облегченное стрелковое оружие и пулеметы новейших образцов, усовершенствованные орудия и минометы. В целом это была довольно мобильная часть, по своей организации и вооружению приспособленная к широкому маневру, самостоятельному и продолжительному ведению боевых действий в тылу противника, в отрыве от своих войск. Техникой и вооружением бригада была укомплектована неплохо. На стрельбищах не стихал грохот выстрелов, небо над площадкой приземления весь светлый период суток пятнали купола раскрытых парашютов. Занимались без выходных дней. На успешный ход боевой подготовки очень положительно влияло то обстоятельство, что бригада напрямую подчинялась командующему воздушно-десантными войсками Красной Армии (Приложение 1.1). Поэтому руководство осуществлялось весьма оперативно. В бригаде провели ротные и батальонные учения с десантированием и боевой стрельбой, на этом курс обучения и был полностью закончен. В течении лета личный состав совершил по 5-10 прыжков. «В области боевой подготовки была поставлена задача: главные усилия направить на обучение подразделений и частей подготовке к десантированию в тыл противника, решению разнообразных задач десантом в интересах наступающих войск с фронта».

«… ежедневно после подъёма в процессе физзарядки нас вели в спортгородок, где мы пробегали по кругу спортгородка, забегали на двухметровую вышку и спрыгивали с неё на землю, засыпанную песком, прыгали, как в песочницу. Так друг за другом, несколько раз нас прогоняли по кругу, для того чтобы мы успели несколько раз за время физзарядки прыгнуть с этой вышки. Сначала мы прыгали с площадки двухметровой высоты, а потом стали заходить на площадку трехметровой высоты для прыжка. Этим укреплялись наши ноги, ноги будущих парашютистов. Это называлось наземной подготовкой.
Начались парашютные прыжки. Нас учили укладывать парашют. Укладка парашюта - дело ответственное. Его укладывают вдвоём: укладчик парашюта, это сам хозяин, который будет с ним прыгать, и его товарищ - помощник укладчика. Оба они расписываются в записке, которую кладут в кармашек ранца парашюта. Потом укладывают второй парашют, поменявшись ролями. Теперь укладчиком становится хозяин второго парашюта, а помощником укладчика хозяин первого, уже уложенного парашюта, что они и фиксируют в записке второго парашюта. Эти записки бывают, необходимы при разборе происшествий или несчастных случаев при тренировочных парашютных прыжках… (Существовало правило, согласно которому каждый парашютист в присутствии начальника ПДС подразделения лично укладывает свой парашют и расписывается в правильности его укладки. Только после этого ему разрешался прыжок). Мешок укладывается в ранец на спине на ремнях подвесной системы. При надевании уложенного парашюта на спину ремни подвесной системы легко застёгиваются карабинами: один на груди стягивает правый и левый плечевые ремни, а два других обхватывают ноги вокруг бёдер. К мешку прикреплен прочный вытяжной фал - толстая верёвка длиной около четырех метров, снабженная на конце крепким карабином. Это необходимо при прыжке с принудительным раскрытием парашюта, а именно так прыгают парашютисты-десантники ВДВ. Во время войны основным парашютом десантников был парашют марки ПД-41, имеющий почти квадратный купол и неравномерное распределение строп по кромке парашюта. Это создавало у раскрытого парашюта некоторый киль на задней кромке, способствующий развороту купола по ветру (Парашют ПД-41-1 не обеспечивал возможности сложного маневрирования в воздухе, но была значительно упрощена его укладка, а отсутствие на куполе центрального отверстия обеспечивало разворот парашютиста по ветру без его вмешательства. ПД-41-1 раскрывался только принудительно, так как вытяжное кольцо имелось только на запасном ПЗ). …В ходе этих тактических учений мы преодолевали форсированным маршем большие расстояния по тылам условного противника, атаковали встречающиеся на пути, заранее намеченные объекты, ночевали в лесу. Так, через двое или трое суток мы приходили месту нашего расположения, в казармы или лагерные палатки. А наши парашюты уже давно привезли на машинах, и нам предстояло снова идти их укладывать, готовясь к следующему парашютному прыжку. Ночевать в лесу в летнее время для нас не составляло больших трудностей. Но всё равно нам не разрешалось разводить костры, а приходилось рассчитывать только на сухой паёк, да на плащ-палатку для согревания».

Бригада комплектовалась молодежью. Пополнение в значительной части состояло из курсантов расформированных военных училищ. Это стало возможным после нашей победы в Сталинградской битве, когда отпала острая необходимость в краткосрочных программах подготовки офицеров.
Вот типичный портрет пополнения. Баишев Шамиль Ямаретдинович, 1925 года рождения, призванный в ряды Красной Армии в феврале 1943 года. Начал военную службу во 2-м Бердичевском военно-пехотном училище в городе Актюбинск. Служил с февраля по июнь 1943 года. Летом 1943 года большинство курсантов направили из училища на пополнение воздушно-десантных войск. Баишева Ш.Я. с сотнями его товарищей отправили под Москву, во Внуково в 7 гвардейскую воздушно-десантную бригаду. Или рядовой Жогин Владимир Алексеевич 1925 года рождения, призванный в Красную Армию в феврале 1943 года и прибывший в 7 гвардейскую воздушно-десантную бригаду из 2 запасного воздушно-десантного полка.

Первые свои впечатления о новом месте службы оставил К. Я. Ваншенкин. «Прибыли на место поздним вечером. Переночевали в лесу. Чуть свет двинулись дальше. - Куда это мы приехали? - спросил Замышляев. Местный офицер, встретивший нас утром, ответил с гордостью: - Воздушно-десантная бригада... Это известие приняли спокойно: парашютисты так парашютисты. Шли сосновым лесом, справа виднелись землянки, потом лес расступился, и мы неровным строем вышли к широкому полю. На опушке стояли офицеры и солдаты и напряженно смотрели вверх. Мы тоже подняли глаза и увидели самолет, довольно низко кружащийся над полем. За ним что-то волочилось в воздухе - Что это? - спросил кто-то из наших. Ему долго не отвечали, а потом один из солдат буркнул: - Не видишь, что ли? Человек за хвост зацепился! И тут мы увидели, что это действительно человек. Он зацепился парашютным куполом за хвостовое оперение и болтался теперь ниже и сзади самолета на всю длину купола и строп. И его крутило. Боже мой, как его крутило! Сперва в одну сторону, пока стропы и купол, сокращаясь, не собирались в тяжелые узлы, как белье при выжимании, затем он на миг останавливался, и его со страшной быстротой начинало раскручивать в обратную сторону.
А экипаж самолета его не видел. Летчик вел машину на посадку, ему давали красную ракету: "Посадка запрещена". Он, не понимая, в чем дело, разворачивался и снова заходил на посадку, и снова красная ракета. Потом им сообщили по радио. Самолет перестал кружиться, открыли нижний люк и стали бросать человеку трос с петлей на конце. Долго бросали. Наконец он поймал петлю, и его втянули внутрь.
Все зашумели и побежали навстречу садящейся машине. Мы подбежали тоже. Спустили трап, и медленно вылез очень бледный парень лет двадцати, без сапог, без ремня, как с гауптвахты. - Хотел стропы обрезать, запасный раскрыть, - сказал он извиняющимся тоном, - две стропы обрезал, да финку уронил, уж больно крутило... Подъехал на "виллисе" полковник, командир бригады. - Ну как, не испугаешься снова прыгнуть? - Нет, товарищ гвардии полковник! - Молодец! - И обернулся к кому-то: - Выдать ему офицерское обмундирование!...
Таково было наше первое знакомство с воздушно-десантными войсками... Бригада по возрасту была комсомольская. Рядовых старше двадцати лет было очень мало, старше, тридцати почти не было.
Мы еще окончательно не окрепли физически, у нас не было опыта, и все-таки, конечно, нам было гораздо легче, чем старшим. Это понятно лишь теперь. А тогда мы не понимали, как можно не спать ночами, думая о жене и детях, как можно мучиться, долго не получая писем. Мы не чувствовали, что наши жизни страшно нужны кому-то, а то, что они нужны родителям, по-настоящему понимаешь лишь тогда, когда у тебя самого есть дети. Многие мои сверстники так никогда и не узнали этого чувства».

В январе 1943 года на пересыльном пункте Семашко в городе Горький Григорий Балашов, крепкого телосложения, приглянулся принимавшему его офицеру-десантнику. Так он оказался в учебном полку под городом Маркс Саратовской области. После трёх прыжков новобранцев привезли во Внуково под Москвой и начали готовить по-настоящему. Укладывали парашюты, кидали в дерево финские ножи, преодолевали полосу препятствий и прыгали на лес, на воду, ночью. Десантников готовили к заброске в тыл врага. Первая разборка и сборка противотанкового ружья. Норматив он выполнил правильно и быстрее всех, это и определило его назначение в роту противотанковых ружей. Ружье было габаритным и тяжёлым, обслуживалось первым и вторым номером. Балашова назначили первым номером, а помощником — Ивана Липина из Челябинска.

Владимир Степанович Тураров был призван на службу в январе 1943 года. Ему было 17 лет. Сначала он попал в Саратов, затем – во Внуково, в 7 гв. воздушно – десантную бригаду.

Николай Александрович Донцов двенадцатого января 1943 года прибыл в учебный полк. Далее 7 гв. воздушно-десантная бригада. Зачислен был Н.А. Донцов в саперно-подрывную роту. «Минное дело было для Донцова незнакомым, поэтому он старался учиться, - шустрый, все схватывал на лету, вскоре мог даже ботинки заминировать какому-нибудь недоброжелателю...».

До сих пор помнит Клавдий Иванович Веселов 1943-й год, когда совершал свой первый прыжок с парашютом в подмосковном Внукове и после раскрытия купола тщетно пытался с высоты 400 метров разглядеть Москву. Не помешал даже испытанный при отделении от корзины аэростата страх вертикального падения. "Страх появился после укладки парашюта на прыжок, аж ночь не спал, но утром вызвался прыгнуть первым", - рассказывает он. Комбат капитан Креута (цыган по национальности) заставил меня перед строем батальона рассказать о впечатлениях. Волнуясь, сказал: "Ребята, прыгать можно!" Но до сих пор помню, что без веревки (звено принудительного раскрытия) сам бы ничего не раскрыл". (Примечание: в 1943 году все прыжки совершались с принудительным раскрытием парашюта). Прыгать потом с летящего самолета было гораздо легче. Рядовой Веселов радостно докладывал об исправно сработавшей матчасти после каждого прыжка и огорчался лишь застилавшей Москву дымке. Ему, как и большинству победителей, довелось прежде побывать в чужих столицах... Учеба велась интенсивно, в основном в поле. По команде "К бою!" занимали и оборудовали огневые позиции, в конце занятия ровняли их с землей, и так каждый раз. Много внимания уделялось топографическому ориентированию, умению ходить по азимуту, отыскивать объекты на местности и вести наблюдение и разведку.

Одними из первых в бригаду прибыли рядовые П. Королев, Н. Минин, В. Зелянин, Т. Таратин. Уже 18 апреля 1943 года они приняли Военную присягу в 7-й гвардейской воздушно - десантной бригаде. И спустя годы Павел Петрович Королев помнит свой первый прыжок с парашютом. «На вечерней поверке взводный объявил: - Завтра прыжки с парашютом. Кто болен – выйти из строя! Никто не вышел. Оглядев солдат, усмехнувшись, взводный произнёс: - Понятно, здоровы все. Громовым голосом приказал: - Р-разойдись! На следующий день взвод в полном составе направился на аэродром. Построив всех в шеренгу, взводный раскатистым голосом скомандовал: - Выше головы, соколики! Песню запевай! Шагом марш! На аэродроме после вводного инструктажа всем выдали парашюты, и повели к самолёту… - Первый - пошёл!- прозвучал раскатистый голос взводного. Первым оказался В. Головкин. Переволновавшись, он дёрнул за кольцо прямо в самолёте. Потоком воздуха парашют начал надуваться, заполняя собой и без того тесное пространство отсека. - Назад! - загремел голос взводного. - Быстро в хвост! Общими усилиями парашют погасили и, красный, сконфуженный боец, опустив глаза, проследовал в хвост самолёта. Вторым был боец, фамилии которого Павел Петрович не помнит. Солдат, дико заорав на весь отсек, вцепился мёртвой хваткой за боковое сидение, не оторвать. С матами, на какие был только способен, взводный оторвал от сидения обезумевшего от страха бойца и пинками загнал его в хвостовую часть. - Чтоб духу твоего в моём взводе не было! - грохотал взводный.- В повара, в бога душу мать! Сегодня же! Скомандовал: - Остальным - приготовиться! Третий – пошёл! Третьим оказался боец Королёв. Пошатываясь, на ватных ногах он прошёл к выходу и, потеряв равновесие, с воплем вывалился наружу. Павел почувствовал резкий рывок, падение замедлилось, и боец успокоился. Держась за стропы надутого ветром парашюта, он с любопытством огляделся. То тут, то там появлялись раскрытые купола парашютов. …перед самой землёй он к ужасу своему увидел, что его несёт на другого парашютиста, вот-вот столкнутся. А это верная гибель, стропы парашютов схлестнутся, погасят купола и тогда - прощай, мама! Он потянул стропы, парашют изменил траекторию, Павла замотало. Столкновения удалось избежать, мимо пролетел Таратин с белым как мел лицом. «Пронесло!»- молнией вспыхнула в голове мысль. Глянув вниз, Павел увидел, что ещё немного, и он зацепится за провода электролинии. Глядя на быстро приближающиеся провода, он успел подумать: «Ну, всё, налетался, соколик, мать твою!» С силой потянул стропы парашюта, надеясь изменить траекторию полёта, и поджал ноги. Купол парашюта задел за провода, раздался треск, посыпались искры, боец почувствовал резкий рывок, и, свалившись на землю, потерял сознание…Открыв глаза, он увидел в небе купола парашютов. Выходит, в « отключке» пробыл недолго… При осмотре врач не обнаружил ничего серьёзного, но на всякий случай дал бойцу три дня постельного режима. А бойца Головкина ротный заставил, когда вернулись в казарму, залезать на второй ярус и прыгать оттуда, приговаривая: - Кольцо дёргать в полёте, запоминай, салага! - И так до тех пор, пока Головкин не взмолился: - Товарищ лейтенант, я всё запомнил! Завтра я первым прыгну! - Ловлю на слове!- раскатисто отозвался ротный и отпустил провинившегося бойца…»

Что запомнилось во Внукове ? - вспоминает Б. Гаврилов, - Приземлялись после прыжков на линию высокого напряжения, и на стадо коров, и, что самое страшное для меня, на пруд посредине деревни.
Семёнов Александр Антонович, конце апреля 1943 года в составе группы курсантов был направлен с курсов ОКУКС ВДВ КА находящихся в Нахабино Московской области, для дальнейшего прохождения военной службы в 7 гв. воздушно-десантную бригаду, в составе которой находился до декабря 1944 года. В начале 1943-го призвали меня, вспоминает Фомкин А.И. - в Кирове нас погрузили, отправили на Тихоокеанский флот. Но до океана мы так и не доехали. Пришел приказ - назад в Киров. Там всех перераспределили в воздушно-десантные войска. И оказался я на Внуковском аэродроме под Москвой. Началось обучение парашютному делу. Вначале прыгали с аэростатов. Многие боялись, и у нас появилась должность вышибалы. Он выталкивал нас из аэростата, иногда даже пинком. Ну а потом настоящие прыжки пошли, с «Дугласов». С них не столько было страшно прыгать, сколько приземляться. Что не так сделал - без рук, без ног. Помню, у одного мальчишки парашют не раскрылся, так он камнем вниз, да и в сугроб. Жив остался! Повезло…

Гвардии ефрейтор Марченко Ю.Р.

У каждого из военнослужащего прибывшего в бригаду была своя история. Одни прибыли из военных училищ и учебных частей. Другие, бывшие десантники, не раз участвовали в боях в тылу у гитлеровцев или на фронте в рядах гвардейской пехоты, но по ранениям и другим обстоятельствам находились в глубоком тылу. Теперь их по просьбе командования воздушно-десантных войск направляли во вновь формируемые десантные соединения. Такой порядок существовал с первых и до последних дней Великой Отечественной войны. Это приводило к тому, что в формировавшихся частях и соединениях возрастало число солдат и офицеров, уже обладавших боевым опытом и положительно складывалось на всей учебной и воспитательной работе.

Глава 2. На Южном фронте

Осенью 1943 года сложилась благоприятная ситуация для использования ВДВ в наступательных операциях РККА. Началось освобождение Украины, войска подходили к Днепру. Общий замысел использования ВДВ в предстоящей операции сводился к высадке в Крыму гвардейских воздушно-десантных бригад, которые должны были воспрепятствовать перегруппировке войск противника при начале прорыва Крымского перешейка частями сухопутных войск Красной Армии.


В сентябре 1943 года в Подмосковье по тревоге были подняты 4, 6 и 7 гвардейские воздушно-десантные бригады. Они придавались в оперативное подчинение Южному фронту. Была произведена переукладка парашютов, а также укладка грузов в парашютно-десантные мягкие мешки. После этого части бригад были передислоцированы по железной дороге в районы аэродромов посадки. Как вспоминают очевидцы «Поезд вёз нас на всех парах, везде нам была дана зелёная улица. Остановки были только для смены бригады, заправки водой и топливом локомотивов. Этого времени было недостаточно, чтобы покормить нас горячей пищей, поэтому каждому выдали сухие пайки, и они нас выручили. Ели концентраты рисовой и гречневой каши, гороха, были колбасные консервы и галеты, а воды почти не было, так как не успевали её набирать».


Как вспоминает в своих мемуарах Начальник Генерального штаба Василевский А.М.: «… наши планы я доложил Верховному Главнокомандующему в ночь на 24 сентября… Я просил также рассмотреть вопрос о высадке, за счет сил Северо-Кавказского фронта при помощи Азовской военной флотилии, морского десанта для перехвата железной дороги в Крыму, от Джанкоя на Мелитополь, а для поддержки войск, наступающих через Сиваш, выбросить у Джанкоя воздушный десант (Архив МО СССР, ф. 48-А, оп. 1691, д. 235, л. 33—39). Представленный мною план операции Южного фронта был утвержден... Воздушный десант предлагалось использовать на втором этапе операции для захвата Крымских перешейков во взаимодействии с подвижными группами Южного фронта»2. Штеменко С. М. позже отмечал: «План этот был хорош тем, что предусматривал значительное массирование сил на избранном для удара направлении. Но он требовал больших перегруппировок войск, которые не могли остаться не замеченными противником. К тому же обрекалось на пассивность керченское направление, что позволяло противнику снять оттуда большую часть своих войск и бросить их на усиление джанкойского направления».

Из доклада представителя Ставки № 151 плана операций Южного фронта 22 сентября 1943 года

в Ставку ВГК:
- Южный фронт.
Василевский - Сталину.

Основными задачами после прорыва оборонительного рубежа считаю:
а) быстрым захватом Сиваша, Перекопа и района Джанкоя не только изолировать, но и ворваться в Крым для его полного захвата;
б) быстрым маневром главных сил Южного фронта очистить от противника южный берег нижнего течения Днепра с выходом к его устью;
в) главные силы Южного фронта вывести на фронт Каховка, Херсон, форсировать здесь Днепр и захватить плацдармы на правом берегу, предусматривая дальнейший удар во взаимодействии с Воронежским фронтом на Кировоград.
4. Для выполнения задачи по скорейшему очищению Крыма считаю необходимым при помощи Азовской военной флотилии высадить за счет сил Петрова морской десант с целью перехватить ж. д. в районе Джанкоя и выйти в тыл хотя бы Сивашу навстречу войскам Южного фронта. С этой же целью считал бы исключительно целесообразным числа 29 — 30 сентября выбросить в район Джанкоя воздушный десант в составе двух-трех бригад.
5. Для того чтобы использовать в дальнейшем все войска Южного фронта для действий на запад и северо-запад, считал бы крайне необходимым, оставив необходимую часть сил Петрова для обороны побережья на Тамани, часть его сил уже сейчас начать перебрасывать в район восточнее Мелитополя с тем, чтобы при выдвижении Южного фронта использовать их в районе Крыма и тем освободить войска Федорова."

В ответе от 24 сентября 1943 года в директиве Ставки ВГК № 30196 об утверждении плана операции Южного фронта по форсированию Днепра указывается:

"Представленный Вами 22.9.1943 г. план операции Южного фронта Ставка Верховного Главнокомандования утверждает и указывает:
1. Морской десант за счет сил Петрова высаживать не в Крыму, как это Вами предлагается, а в районе Геническа с задачей прервать железную дорогу Мелитополь — Джанкой и прекратить всякий подвоз из Крыма к мелитопольской группировке противника. Этот десант высадить на 2-й или 3-й день после начала наступления, но не позже.
2. Воздушный десант использовать на втором этапе операции для захвата Крымских перешейков во взаимодействии с подвижными группами Федорова.
3. От Петрова ничего перебрасываться в район Мелитополя не будет. Войска Петрова будут направлены через Керчь...".

План Ставки ВГК от 24.09.1943 г по освобождению Крыма 6

В соответствии с этим планом в сентябре 1943 года 4, 6 и 7 гвардейские воздушно-десантные бригады были сведены в сводный корпус под руководством командующего ВДВ Красной Армии генерал-майора Капитохина А. Г. и находились в оперативном подчинении Южного фронта.
4 гв. вдбр прибыла в город Горловка Донецкой области, на аэродроме в селе Михайловка.
6 гв. вдбр находилась в Ворошиловградской (Луганской) области, в 40 километрах от  станции Волноваха под Мариуполем, на аэродроме в лесу.
7 гв. вдбр поднятая по тревоге 18 сентября была передислоцирована железнодорожным транспортом в Ростов-на-Дону, а из него в и район аэродрома разрушенного авиацией противника города Батайска, где вела подготовку для десантирования и ведения боевых действий в тылу противника. В марте- мае 1943 года гитлеровская авиация нанесла ряд сильных бомбовых ударов по Ростову и Батайску, 23 марта в налете на Ростов участвовало 120 самолетов, 25 марта по Батайску удар наносили 157 самолетов, 27 марта - 163, 9 мая по Батайску и Косут - 264 самолета противника. А всего в 10 массированных налетах на Ростов и Батайск с 20 марта по 28 мая 1943 года участвовало 1220 вражеских самолетов, которые сбросили 5350 фугасных бомб.

Аэродром располагался на юго-восточной окраине Батайска на пологом левом берегу реки Дон. "Жили в землянках прямо на аэродроме, вместе с летчиками. Ли-2 брал на борт 24 десантника. Парашюты были уложены. Все далее спали в полной боевой, с оружием и боекомплектом. Каждый знал свой экипаж и место в самолете" – вспоминает Клавдий Иванович Веселов. С этих аэродромов совершались учебные прыжки. Нужно было отрабатывать быстроту выброски (за одну минуту освободить самолёт - четыре грузовых мешка и 30 десантников), чтобы выбросить на перешеек, пересекая его с востока на запад, где было меньше зенитных батарей.
Проверялись боевая выучка десантников, способность командиров и штабов организовывать подготовку и десантирование личного состава, вооружения и материальных запасов в тыл противника, управлять подразделениями в ходе выполнения ими боевых задач. Проверки показали, что 7 гв. вдбр готова к десантированию и боевым действиям в тылу противника.

Командир взвода связи гв. лейтенант Гавриленко В. А. (в шинели) и командир саперного взвода гв. лейтенант Швецов Е.Н.
Ростов-на-Дону, осень 1943 года.



Десантники должны были десантироваться в полосе наступления Южного фронта несколькими днями позже Днепровского десанта. По словам Командующего авиацией дальнего действия Голованова А.Е.: «…намечалось провести в дневных условиях, я бы сказал, заманчивую воздушно-десантную операцию — высадку и выброску двух воздушно-десантных бригад для содействия войскам фронта в прорыве обороны противника в районе Перекопа. Предполагался встречный удар с фронта и тыла. Ввиду ровной местности планировался посадочный десант. Воздушно-десантные бригады для проведения этой операции были сосредоточены в районе южнее Армянска. На близлежащие аэродромы перебазировалось около 200 транспортных самолетов. С командующим 8-й воздушной армией Т. Т. Хрюкиным было отработано взаимодействие истребителей с армадой транспортных самолетов во время их полета к месту высадки десанта, в процессе самой высадки и возвращения обратно. Я побывал и в воздушно-десантных бригадах, где проводил с командным составом проигрыш самого полета, высадки, а на случай невозможности высадки — выброски личного состава в намеченных местах и их сбор. Отрабатывались вопросы связи и другие… Уже после войны, закончив академию и командуя воздушно-десантным корпусом, довелось мне проводить учения, где были применены методы, разработанные во время войны у Федора Ивановича Толбухина. Нужно сказать, что серьезных изменений они не претерпели. Однако тогда, в 1943 году, после того как все уже было готово к десантированию, от проведения этой операции отказались. Позвонил Сталин и сказал, что проводить операцию не надо… Для меня было ясно, что, не будь Канева, спланированная и подготовленная на 4-м Украинском фронте воздушно-десантная операция состоялась бы. Но впечатление от неудачи под Каневом не прошло, и не каждый хотел брать на себя ответственность за проведение операций, которые никак себя еще не показали, но принесли уже много всяких неприятностей. А на войне их и без того хватает...». (Примечание автора: г. Армянск был освобожден войсками 51 армии 8 апреля 1944 г., поэтому гв. вдбр могли быть сосредоточены южнее какого-то другого населенного пункта). Как указывалось выше, десант должен был быть посадочным, парашютным способом десантировался только один батальон от бригады для захвата и удержания площадки приземления.

Неудача на Днепре внесла свои коррективы. Отношение Ставки ВГК к выброске воздушных десантов изменилось, и это негативное отношение стало определяющим фактором отмены планируемых выбросок воздушных десантов. Штеменко С. М. в своих мемуарах «Генеральный штаб в годы войны» указывал: «Одна бригада была выброшена целиком, другая частично. При этом из-за недостаточной подготовки последовала целая серия роковых ошибок: десант рассеялся по весьма обширному району, из-за потери ориентировки часть десантников попала в расположение своих войск, часть — в воду Днепра, а остальные оказались над марширующими вражескими дивизиями».

При докладе первых результатов форсирования реки Днепр Сталина очень раздосадовала неудача с использованием в операции воздушно-десантных войск. Командование Воронежского фронта - Ватутин Н.Ф. и член Военного совета Хрущев Н.С., а также представитель Ставки Жуков Г.К. послали телеграмму Сталину с предложением предать суду исполнителей операции, в частности генерала Скрипко. Реакция последовала незамедлительно. В 01 ч 40 мин 3 октября 1943 года вышла Директива Ставки № 30213 «О причинах неудачи воздушного десанта на Воронежском фронте и об изъятии воздушно-десантных бригад из подчинения командования фронта». В ней указывалось «Констатирую, что первый воздушный десант, проведенный Воронежским фонтом 24 сентября, провалился, вызвав массовые ненужные жертвы. Произошло это не только по вине тов. Скрипко, но и по вине тов. Юрьева (псевдоним Г. К. Жукова) и тов. Ватутина, которые должны были контролировать подготовку и организацию выброски десанта. Выброска массового десанта в ночное время свидетельствует о неграмотности организаторов этого дела, ибо, как показывает опыт, выброска массового ночного десанта даже на своей территории сопряжена с большими опасностями. Приказываю оставшиеся полторы воздушно-десантные бригады изъять из подчинения Воронежского фронта и считать их резервом Ставки. И.Сталин».

Нарком ВМФ адмирал Кузнецов Н.Г. указывает: «Я уже упоминал, что в начале октября 1943 года маршал А. М. Василевский в штабе Южного фронта ознакомил меня с доложенным в Ставку планом овладения Крымом. По этому замыслу Южный фронт, обходя Мелитополь, должен был быстро захватить Сиваш, Перекоп, район Джанкоя и ворваться в Крым. Одновременно намечалось высадить воздушный десант в районе Джанкоя, а в Геническе силами Азовской флотилии — морской десант. После этого разговора я отдал соответствующие распоряжения командующему Азовской флотилией. Но, вернувшись в Москву, я узнал, что Ставка приняла другой план. Было решено сначала высадкой десантов захватить плацдарм на Керченском полуострове, а затем совместно с войсками Южного фронта повести решительное наступление на Крым. В директиве Ставки говорилось: "Задачу по овладению Крымом надо решать совместными ударами войск Толбухина и Петрова с привлечением Черноморского флота и Азовской флотилии".

Гвардии старший сержант Клисторин И. Ф. вспоминал: «В 1942 г. поступил в воздушно-десантное училище – единственное на тот момент в стране. Оно базировалось в столице. Проучился до мая 1943-го. Мы должны были стать офицерами. Войска были элитными, подчинялись лично Сталину. Выпустили нас старшими сержантами и отправили в воздушно-десантные бригады. И начиная с этого времени, я служил в 7-й гвардейской воздушно-десантной бригаде командиром расчета 120-миллиметровых минометов. Так записано в книжке, но это не совсем верно: сначала были 50, затем 82 и только потом 120-миллиметровые. В конце 1943 г. нас направили в Крым, чтобы десантироваться в тыл врага. Но до этого немцы в воздухе расстреляли десантников другой бригады, задание отменили. Может быть, это спасло мне жизнь». Дважды объявили о десантировании, и дважды его отменяли.

13 октября 1943 года выходит Директива Ставки № 30222, которая прямо указывала на запрещение выброски ночных воздушных десантов

ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК № 30222
ПРЕДСТАВИТЕЛЮ СТАВКИ, КОМАНДУЮЩИМ АВИАЦИЕЙ ДАЛЬНЕГО ДЕЙСТВИЯ И ВОЙСКАМИ ЮЖНОГО ФРОНТА
О ЗАПРЕЩЕНИИ ВЫБРОСКИ КРУПНЫХ НОЧНЫХ ВОЗДУШНЫХ ДЕСАНТОВ

Копия: командующему воздушно-десантными войсками

13 октября 1943 г. 19 ч 10 мин

Из шифртелеграммы т. Александрова и т. Голованова за № 219 от 13.10 вид¬но, что на Южном фронте готовится ночной массовый воздушный десант несмотря на то, что ночные массовые десанты были признаны пагубными.

Приказываю:
1. Не производить массовых ночных воздушных десантов.
2. Массовые воздушные десанты производить либо перед рассветом, либо перед наступлением темноты, т. е. в условиях, когда десантники при выброске могут видеть друг друга.
3. При всех условиях в районе выброски десанта должно быть обеспечено полное господство в воздухе нашей авиации.
4. Район для выброски десанта должен быть на удалении от линии фронта не далее 30—40 км с расчетом, чтобы десантники и войска, наступающие с фронта, могли бы через 3—4 дня соединиться.
5. Вне этих условий воздушные десанты не допускать.

СТАЛИН

Решением ГКО от 16 октября 1943 года Южный фронт 20 октября 1943 года был преобразован в 4 Украинский фронт. Штабом 4 Украинского фронта предусматривалась десантирование гвардейских воздушно-десантных бригад. «Вскоре после боев в районе букринской излучины Днепра встал вопрос о выброске воздушного десанта на юге, где противнику удалось отсечь от пехоты наши танки, прорвавшиеся в глубину неприятельской обороны. Маршал Советского Союза А. М. Василевский, выслушав мой доклад о десантировании на Днепре, согласился с предложением провести совместное учение наших экипажей и воздушно-десантных подразделений. Вместе с Головановым и командующим ВДВ генералом Капитохиным мы выбрали район базирования и выброски воздушного десанта. Затем в районе Донбасса провели учение. Оно показало много недочетов, как у десантников, так и у летчиков, потребовало дополнительной подготовки, повторного учения. А тем временем надобность в выброске десанта отпала».  

Мелитопольская наступательная операция 26 сентября-5 ноября 1943 года


Заместитель командующего авиацией дальнего действия Скрипко Н.С. имеет в виду действия советских войск в ходе Мелитопольской операции. Тогда 19 танковый корпус, введенный в прорыв южнее Мелитополя, стремительно вышел по тылам немецких войск к Перекопскому перешейку и при поддержке спешившихся казаков 4 гвардейского Кубанского кавалерийского корпуса захватив плацдарм за Турецким валом 1 ноября 1943 г. Удар танкистов и казаков был для противника настолько неожиданным, что за Турецким валом, у железной дороги, к группе танков из 79-й танковой бригады подъехал на легковой автомашине румынский полковник, чтобы выяснить, какая часть отходит на Перекоп. Ответ на свой вопрос он получил, уже находясь в плену. Но в ночь на 2 ноября противник ударом с флангов снова овладел Турецким валом. Прорвавшиеся за Перекоп советские части оказались в окружении и заняли круговую оборону. Будучи окруженным, корпус четыре дня вёл бой в полном окружении, потеряв все танки. В журнале боевых действий штаба корпуса 2.11.43 года записано: "Потеряли все танки, 14 орудий, 27 автомашин, около 70 лошадей, убито и ранено - 200 человек. Ранен командир корпуса генерал Васильев И.Д. Эвакуироваться отказался, продолжает управлять боем". Через несколько дней удалось восстановить связь с окруженными частями.

В связи с этими боями 19 танкового корпуса в окружении, Клавдия Морозова на страницах газеты Городецкий вестник в небольшом рассказе «Балашов Г.В. Десантник великой войны» утверждает следующие. В 7 гв. воздушно-десантной бригаде посадили 100 человек в три самолёта «дуглас» и ночью с интервалом в 15 минут отправили за линию фронта. Г. Балашов летел третьим самолётом. К этому времени он был радистом. Задача была поставлена всем трём группам собраться в одном месте. Но когда группа Балашова приземлилась 2 часа ночи, на связь первые две не вышли. Командир группы связался с командованием и получил приказ обнаружить склады боеприпасов немцев и уничтожить их. Три дня разведчики искали эти склады. Наконец, нашли дом, обнесённый колючей проволокой. Вокруг ходили двое часовых. Склад боеприпасов размещался под землёй. Командир послал 5 человек — троих сапёров, Балашова и ещё одного десантника «снять» часовых. Подкрались. Сапёры вырезали в колючей проволоке проход. Балашов с товарищем метнули в часовых финские ножи. Те не успели поднять шум. Вскоре сапёры взорвали склад. Рвануло так, что десантники еле успели добежать до леса. Позже вернулись в город Батайск. Правда других подтверждений высадки десантников бригады в Крыму не имеются.

Гв. рядовой Королев  П. П. вспоминал, что их рота трое суток в полной боевой готовности находилась на аэродроме под Ростовом, в Батайске. По слухам, планировалась выброска роты на Крымский перешеек.

Как вспоминает бывший рядовой Милявский М. С. из 6 гвардейской воздушно-десантной бригады: «В ночь с 6 на 7 ноября 1943 года мы находились у самолетов на полевом аэродроме, но десантироваться не пришлось - пехота взяла город Армянск (Крым) и десант отменили».

В эту же ночь в 7 гв. воздушно-десантной бригаде по воспоминаниям Н. Донцова из саперно-подрывной роты: «Выдали оружие, боеприпасы, снабдили взрывчаткой, и группу из восемнадцати человек, приготовили к переброске на юг, на перешеек. Посадили в самолеты, снабдили парашютами - запустили моторы, но взлететь так и не взлетели... Что-то происходило на перешейке, а что именно - не знал никто. Так и просидели в стылых самолетах всю ночь, ожидая команды. Но команда не последовала, и десантников выгрузили. Потом оказалось, что немцы хорошо подготовились к встрече десантников на перешейке - кто-то выдал план этой операции, гитлеровцы вместе с татарами-эсэсовцами стянули туда солдат и установили в нескольких местах пулеметы, чтобы расстрелять десант, когда он будет находиться в воздухе».

В докладе Командующего войсками Северо-Кавказского фронта № 4249 Начальнику Генерального штаба плана операции по овладению Керчью от 13 октября 1943 года запрашивалось: «…можно ли рассчитывать на единовременную помощь с аэродромов Южного фронта авиации дальнего действия по аэродромам противника, с которых возможно ожидать действий вражеской авиации, а также можно ли рассчитывать, в случае необходимости, на помощь транспортной авиацией в количестве 10 «дугласов» для применения парашютного десанта или доставки грузов воздухом. Десантная группа в ресурсах фронта есть»17.

Видимо Командующий Северо-Кавказским фронтом под «десантной группой в ресурсах фронта» подразумевал отдельный парашютно-десантный батальон ВВС ЧФ в составе четырех рот, развернутый командованием ВВС Черноморского флота в мае 1943 года на базе отдельной парашютной роты ВВС ЧФ.
В ответной директиве Ставки от 13 октября 1943 года № 30223 указывается об отмене выброски парашютного десанта в районе Керчи.

ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК № 30223 КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ
СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ФРОНТА ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПЛАНА ОПЕРАЦИИ
ПО ОВЛАДЕНИЮ КЕРЧЬЮ

13 октября 1943 г. 22 ч 00 мин

1. Представленный вами за № 4249 план операции утверждается.
2. Подачу нужных вам боеприпасов и горючего ускорим.
3. Группу «Дугласов» для транспортировки грузов обеспечим.
4. Выброску парашютного десанта не производить.


Ставка Верховного Главнокомандования И. СТАЛИН А. АНТОНОВ

Сосредоточить скрытно сотни самолетов, при развитой немецкой агентуре на недавно освобожденной территории от оккупации было проблематично. Планирование выброски парашютного десанта в Крыму не укрылось от разведки противника. Немцы установили сосредоточение транспортной авиации и воздушно-десантных бригад, и это также сыграло в пользу отмены. Так 30 октября 1943 года оперативный отдел 5-го армейского корпуса составил разведывательную сводку, подписанную генералом пехоты К. Альмендингером (приведено в сокращении):

Секретно

5 АК КП, 30.10.1943 г.
Оперотдел № 400/43

Разведсводка.

1. Оценка противника.
О том, что вскоре ожидается высадка, можно судить по тому, что за Керченским проливом в гаванях Таманского полуострова концентрируются перевозочные средства…
2. Разведка противника в Ново-Ивановке в ночь на 20/21.10.43 г
Допрос захваченных там 20 пленных показывает следующее: До 23.10.43 г. было захвачено 14 штрафников и шесть разведчиков. Пленные утверждают, что ожидается высадка морского и воздушного десантов на Керченском полуострове.

Командир 5 АК
генерал пехоты Альмендингер 20

Отголоском этого могут служить воспоминания гвардии сержанта Лихтермана М. Ц. связиста из истребительно-противотанкового дивизиона 3 гв. вдбр.: «Насчет отмены десанта в Крым я обладаю малой толикой информации. Я встречал одного десантника, тот, что был в бригаде предназначенной на высадку в Крым. С его слов, высадка была отменена по причине, что кто-то выдал день и час выброски. У немцев также разведка работала, но и наша успела предварить своевременно. Но так ли это, утверждать не могу».

Об этом эпизоде своей службы так вспоминает гв. рядовой Фомкин А.И. из 7 гв. вдбр  «Азы изучили - и под Ростов, на Батайский аэродром. Но опять не судьба оказалась. Одну бригаду немцы там подчистую перестреляли. Вот Сталин нас к заданию и не допустил. «Нужны-де», - говорит. Так и закончились мои полеты».

В декабре 1943 года 7 гв. воздушно-десантная бригада вернулась в Подмосковье. В перечне частей действующей армии она указана в прилагаемой таблице.

Управления гвардейских воздушно-десантных бригад

Наименования

Периоды вхождения
в действующую армию

Последующие переформирования
и преобразования

4 гвардейская воздушно-десантная бригада

22.9.43-17.11.43

Расформирована

6 гвардейская воздушно-десантная бригада (Первого формирования)

22.9.43-17.12.43

Расформирована

7 гвардейская воздушно-десантная бригада

22.9.43-17.12.43

Расформирована


Во время нахождения бригады в Батайске, некоторые военнослужащие оказались вблизи родных мест. Так старший сержант Колесников Н.П. командир отделения саперов – подрывников 5 ноября 1943 года приезжал домой в Ставропольском крае по командировочному предписанию № 280с от 28 октября 1943 года выданного в бригаде (указан номер в/ч полевая почта 15898 «Л»). Это был последний его приезд домой. В начале 1945 года он перестал писать. А извещение, что он пропал без вести в апреле 1943 года, принесли его матери в ноябре 1947 года. Она этому не поверила, так как указанная дата была явно ошибочной. И его судьбою еще разбирались спустя двадцать лет после описываемых событий. Тело командира орудия гв. сержанта Скорикова Б.С. погибшего 4 ноября 1943 года, родом из Ростовской области, забрали родственники и с помощью бригады похоронили на родине.

После возвращения бригад в места постоянной дислокации командующим ВДВ были подведены итоги участия соединений воздушно-десантных войск в осенней кампании 1943 года. «На совещании в штабе воздушно-десантных войск были подведены итоги выезда бригады в Ростов. Раскрыт был ряд недостатков в практической подготовке к десантированию в тыл врага. Поэтому военный совет ВДВ потребовал от командиров бригад и политотделов бригад усилить воспитательную работу, активнее содействовать укреплению порядка и дисциплины».

Этого требовала и директива ГлавПУра РККА от 28 декабря 1943 года изданная по результатам нахождения гвардейских воздушно-десантных бригад в действующей армии. (Приложение № 2.1).

ДИРЕКТИВА ГЛАВПУ РККА ЧЛЕНАМ ВОЕННЫХ СОВЕТОВ
И НАЧАЛЬНИКАМ ПОЛИТУПРАВЛЕНИЙ ФРОНТОВ, ОКРУГОВ
О ПОЛИТИЧЕСКОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНЫХ
ЧАСТЕЙ, ПРИБЫВАЮЩИХ В ОПЕРАТИВНОЕ ПОДЧИНЕНИЕ
ФРОНТОВ И АРМИЙ

№ 018

28 декабря 1943 г.

ГлавПУ РККА установлено, что имеют место случаи, когда воздушно-десантные части, прибывшие в оперативное подчинение фронтов и армий не принимаются для политического обслуживания политотделами армий и политуправлениями фронтов, что отрицательно сказывается на состоянии партийно-политической работы в этих частях.

Приказываю:
1. Начальникам политуправлений фронтов и начальникам политотделов армий по прибытии воздушно-десантных частей в оперативное подчинение фронта (армии) обеспечивать таковые наравне с остальными частями и со¬единениями фронта (армии) полным политическим обслуживанием.
2. Начальникам политорганов воздушно-десантных соединений, убывающих в оперативное подчинение фронта (армии) по прибытии представ¬ляться в политотдел армии или политуправление фронта для получения соответствующих указаний по партполитработе.

Начальник Главного политического управления Красной Армии генерал-полковник А. ЩЕРБАКОВ

ЦАМО, ф. 32, оп. 795436, д. 9, л. 103. Подлинник.

Причины, приведшие к отмене выброске воздушного десанта под Джанкоем 29-30 сентября 1943 года, видятся следующими:

  1. Сухопутные войска РККА подошли к Крымскому перешейку только в конце октября 1943 года и вследствие понесенных потерь в предыдущих боях утратили свои наступательные возможности;
  2. Ставкой ВГК был изменен план операции по освобождению Крыма, в связи с нежеланием переброски войск Северо-Кавказского фронта в полосу Южного фронта;
  3. Анализ причин неудачи Днепровской воздушно-десантной операции показал, что для организации выброски воздушных десантов мало указать пальцем на карте предполагаемое место площадки приземления. Необходимо решить комплекс задач, таких как завоевание господства в воздухе, подавление ПВО противника в полосе пролета своей транспортной авиации, разведка в районах площадок приземления и т.д. Не случайно Ставка ВГК потребовала без положительного решения этих предпосылок не проводить воздушно-десантные операции.
  4. Недавно сформированные гвардейские воздушно-десантные бригады не могли не избежать недостатков, свойственных всем формируемым частям, и как показали учения в Донбассе в 1943 году, им требовалось время для их устранения.

Глава 3. 16 гвардейская воздушно-десантная дивизия

Формирование и сколачивание новых частей всегда вызывает трудности и осложнения. Не избежали их и вновь сформированные гвардейские воздушно-десантные бригады. Так в декабре 1943 года 12 гвардейская воздушно-десантная бригада попала в приказ Первого заместителя Народного комиссара обороны Маршала Советского Союза Жукова за незаконную вырубку леса (Приложение № 1). В январе 1944 года, из- за низкого состояния воинской дисциплины в 9, 10 и 13 гвардейских воздушно-десантных бригадах был издан приказ Народного комиссара обороны И.В. Сталина (Приложение № 2). Эти приказы не касаются 7 гв. вдбр, но показывают условия, в которых формировались бригады, в том числе и 7 гв. вдбр.
«После батайских и ростовских тренировок передислоцировали в Подмосковье, во Внуково, в летный поселок. Кстати, там стояли добротные каменные дома, среди которых находился и дом Василия Сталина. Под шумок десантники расковыряли несколько заборов, в том числе и сталинский, обогреваться-то было нечем, а командир требовал "Надо!" - вот десантники и крушили заборы, тащили их в печку».

В то время на аэродроме Внуково базировался 28-й истребительный полк ПВО Москвы; он занимал коттеджи дачного поселка. В этом поселке Василию Сталину дали хорошо отремонтированный и обустроенный небольшой дачный дом.

Бригада продолжала пополняться личным составом. Когда не исполнилось и 18 лет А.В. Ногина призвали в армию...вскоре он учился укладывать парашюты на Внуковском аэродроме. Во время учебы на десантника в Подмосковье видел сына И. В. Сталина Василия, когда тот находился еще в звании майора. Муштровали их основательно в расчете на то, что один боец должен был выстоять против трех врагов. Гвардии рядовой А.В. Ногин в 1 батальоне бригады стал снайпером.

Гвардии рядовой Чащин Д. Я.

«…меня вызвали в штаб запасного полка, - вспоминает А.В. Винер, -  я зашел в указанный кабинет, а там сидит старший лейтенант с погонами ВВС. Стал меня расспрашивать:  «Вайнер? Откуда? Партизан? Немецкий язык знаешь? В боевых действиях участвовал?», и, получив мои ответы, офицер распорядился: «Сдай оружие старшине. Поедешь со мной!», а куда, зачем, почему? - не объяснил. Этот офицер отобрал в запасном полку из 2.000 человек себе всего восемь молодых ребят, и только в Киеве он нам объявил, что мы направляемся в ВДВ, в 7-ю гвардейскую воздушно–десантную бригаду, представителем которой он является. Прибыли в Подмосковье, где стояла бригада, нас, зачислили по батальонам. Первые прыжки с парашютом я сделал под Москвой, во Внуково. Народ в бригаде был подобран лихой, но в меру дисциплинированный, десантные традиции передавались молодежи от «стариков».

«Мне довелось служить в гвардейских воздушно-десантных войсках в 1943-1949 годах. В их составе в 1943 году было 20 гвардейских воздушно-десантных бригад , меня назначили в 7 -ю. В декабре 43-го я прибыл в казарму и сразу оказался в окружении бывалых десантников: «Новичок?» «Да». «С парашютом прыгал?» «Нет». «Ну-ка, садись, мы расскажем тебе, как это происходит». С этого момента пришлось услышать множество «страшилок», из-за которых иногда плохо спал по ночам, особенно накануне первого (ознакомительного) прыжка. Его я совершил 14 февраля 1944 года с высоты 400 м, поднявшись на аэростате. Впечатление незабываемое: тревога и страх до прыжка и неописуемая радость после раскрытия купола. Крещение состоялось, после приземления мне тут же вручили значок парашютиста и денежное вознаграждение в размере 10 рублей. Затем последовали тренировочные прыжки. Уже через три дня я прыгнул с оружием с аэростата. Первый прыжок с самолёта ПС-84 выполнил 5 мая 1944 года с высоты 800 м в полном боевом снаряжении. Всего же на моём счету 23 парашютных прыжка» - вспоминает П. Кондрашин.

П. Кондрашин на аэродроме перед прыжком


В начале января 1944 года бригаду возглавил выпускник академии Генерального штаба подполковник Федотов Павел Николаевич. "Утром 2 января 1944 года я поехал во Внуково... Анатолий Лубовцев - шофер командира бригады, нет-нет да незаметно ощупывал меня пытливым взглядом. "Что возбуждает его любопытство?" - думал я. Может быть мое звание подполковника, или моя молодость? Может быть, он сравнивает меня со старым командиром? В ту пору мне было ровно 32 года, тогда как до меня командовал бригадой генерал, разменявший шестой десяток". Назначению предшествовало собеседование в ЦК ВКП(б). Акцент на собеседовании сводился к нацеливанию будующего командира бригады к принятию любых мер по наведению уставного порядка в бригаде. После этого он отправился принимать бригаду. Интересно то, что новый командир был зачислен в списки бригады с 03.01.1944 года, а приказ № 018 о его назначении командиром бригады был подписан 21.01.1944 года.

Как рассказывал впоследствии полковник Федотов ПН: "Худой, в обгорелой и прострелянной шинели, подполковник не произвел поначалу впечатление на командование и офицеров бригады, многие из которых не были еще в боях. Ведь командиром бригады был генерал-майор Курышев И.И. Где же ему справиться с бригадой? Думали они". Но круто взявшийся за работу новый командир сумел быстро внести в обучение бригады опыт ведения боев с врагом, в чем ему очень помогали фронтовики, пришедшие в бригаду с солидным боевым опытом. В процессе боевой учебы рождались идеи, впоследствии воплощенные в жизнь уже в ходе боев.
Начало войны новый командир бригады встретил в Москве майором, слушателем военной академии имени И.В. Фрунзе. В сентябре 1941 года был назначен командиром 22 воздушно-десантной бригады 9 воздушно-десантного корпуса. Прибыв на станцию Безымянная Саратовской области, и узнав от командира корпуса, что для комплектования бригады прибыл один человек – он, Федотов П.Н. вылетел на У-2 в район дислокации будующей бригады. Вторым рейсом этого самолета прилетел комиссар бригады Хоцкевич В.Г. Через два дня, ожидалось прибытие 400 призывников. Первое, что они сделали в своих новых должностях было следующее. Не имея ни одного подчиненного, вдвоем запрягли пару волов и поехали на мельницу. Полученную муку развезли по деревням для выпечки хлеба. К прибытию первой партии новобранцев уже имелось более двух тонн печеного хлеба. Бригада была позже переформированна в 108 гвардейский стрелковый полк, который 20 июля 1942 года был переброшен на фронт южнее Сталинграда. 

Из представления к награждению орденом Красной Знамени командира 108 гвардейского стрелкового полка  Федотова Павла Николаевича. «Командуя 108 гвардейским сп. с 12 августа по 1 ноября 1942 г. юго-зап. Сталинграда проявил себя смелым, решительным и тактически грамотным командиром, умеющим управлять полком в сложных боевых условиях. С 12 по 22 августа 1942 г. полк обороняя  занимаемый рубеж на фронте 30 км. район с. Цаца отбил 5 танковых атак противника, численностью до полка. После неудачных танковых атак противник бросил на полк свыше 200 танков и до полка пехоты, в результате ожесточенного боя полк по приказу командования 57 Армии отошел на новые рубежи, в этих боях полк уничтожил 49 танков, 2 автомашины, 17 пулеметов и свыше 520 солдат и офицеров противника. За указанный период полком унчтожено 2507 солдат и офицеров, 84 пулемета, 10 орудий, 56 танков, 62 автомашины с войсками и грузами и много другой техники. 22-27 ноября при наступлении дивизии на выс. 128.2 и 111.6 находился непосредственно в боевых порядках частей и руководил прорывом укрепленной полосы противника, в результате чего оборона противника на фронте 4 км. была прорвана, высота взята и части дивизии продвинулись на 15 км». 

Но все могло случиться иначе. Вот как рассказывал об этом впоследствии Павел Николаевич: "Как только мы установили начало наступления фашистов, я связался по радио с командующим армией. Докладываю. Более 200 танков при поддержке пехоты движется в направлении Красноармейск! Он мне говорит - увидел десяток танков и в штаны наложил. Сейчас пришлю авиацию. Через некоторое время появились наши самолеты и после некоторых попыток прорваться к танковым колоннам противника, сбросили бомбы на позиции нашего полка. Я тотчас доложил командарму, а дальше пошел жесточайший бой." 20 августа ночью командиром полка было принято решение отвести остатки полка за озера. Командование полка вышло на командный пункт укрепрайона, начальник которого доложил об этом командующему фронтом. Командир полка доложить командованию о принятом решении на отход не мог из-за отсутствия связи. Радиостанция была уничтожена. Командующий фронтом отдал команду расстрелять командира полка за отход с позиции. Начальник укрепрайона выполнить это не смог. Так как, комиссар полка батальонный комиссар Морозов А.И. окружил командный пункт УРа ротой автоматчиков и сказал, что никого не выпустит пока не придет командир полка. Начальник УРа доложил об этом командующему фронта. И от него последовало на этот раз другое распоряжение: "Передай такому то... занять позиции там то и там."

Федотов Павел Николаевич

Родился в селе Усть- Миасское Каргопольского района Курганской области 26 декабря 1912 года. В сентябре 1930 поступил в пехотное военное училище во Владикавказе. В 1932 голу по окончанию училища направлен на Дальний Восток. С должности командира роты поступает в академию им Фрунзе сначала заочно, где он проучился два курса, а в 1940 году его направляют учиться в Москву на дневное обучение на командном факультете. В сентябре 1941 года назначен командиром 22 воздушно- десантной бригады вновь формируемого 9 корпуса ВДВ. 31 07.1942 г. назначен командиром 108 гв. стрелкового полка 36 гвардейской стрелковой дивизии. В ноябре1942 года майор Федотов П.Н. назначается заместителем командира 36 гв. стр. дивизии. В этой должности принимает участие в окружении и разгроме фашистов в Сталинграде. Затем в составе 7 гв.армии отражал наступление врага на Курской дуге. Подполковник Федотов П.Н. направляется на учебу в академию генерального штаба. В январе 1944 года вступил в командование 7 гв. воздушно-десантной бригады. С 1 .01.1945 года командир 351 гв.стр. полка с ним прошел весь его боевой путь по Венгрии, Австрии и Чехословакии. В 1946 году назначен заместителем комдива, затем командиром полка ВДВ в Туле, после в Рязани. Эти полки он водил на парады на Красной площади 7 раз. В 1948 году начальник кафедры тактики в Алма-Атинском училище ВДВ. В 1950 году назначен начальником штаба дивизии ВДВ в Боровухе -1. В 1955 году назначен начальником кафедры тактики на Высших курсах переподготовки офицеров ВДВ в Рыбинске Ярославской обл. В 1957 году уволен в запас В.С. Награжден орденами "Ленина", "Суворова", тремя орденами " Красного знамени, орденами Отечественной войны - первой и второй степени. Умер в Рыбинске 15 сентября 1981 года.

Бывший командир 7 гв. вдбр генерал-майор Курышев И.И. стал начальником отдела боевой подготовки воздушно-десантных войск.

После летнего периода обучения гвардейские воздушно-десантные бригады сводились в воздушно-десантные дивизии.

ПРИКАЗ
НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СССР
№ 00145

23 декабря 1943 г.

г. Москва

 
О сформировании 11, 12, 13, 14, 15 и 16 гвардейских воздушнодесантных дивизий


1. Командующему воздушнодесантными войсками Красной Армии к 15 января 1944 г. сформировать:

11 гвардейскую воздушнодесантную дивизию в составе – 1, 2 и 11 гвардейских воздушнодесантных бригад;
12 гвардейскую воздушнодесантную дивизию в составе – 5, 14 и 15 гвардейских воздушнодесантных бригад;
13 гвардейскую воздушнодесантную дивизию в составе – 18, 19 и 20 гвардейских воздушнодесантных бригад;
14 гвардейскую воздушнодесантную дивизию в составе – 6, 13 и 16 гвардейских воздушнодесантных бригад;
15 гвардейскую воздушнодесантную дивизию в составе – 9, 10 и 12 гвардейских воздушнодесантных бригад;
16 гвардейскую воздушнодесантную дивизию в составе – 4, 7 и 17 гвардейских воздушнодесантных бригад;

2. Назначить командирами гвардейских воздушнодесантных дивизий:
командиром 11 гвардейской воздушнодесантной дивизии – генерал-майора Иванова Василия Поликарповича;
командиром 12 гвардейской воздушнодесантной дивизии – генерал-майора Денисенко Михаила Ивановича;
командиром 13 гвардейской воздушнодесантной дивизии – полковника Виндушева Константина Николаевича;
командиром 14 гвардейской воздушнодесантной дивизии – полковника Блажевич Ивана Ивановича;
командиром 15 гвардейской воздушнодесантной дивизии – генерал-майора Лещинина Василия Андреевича;
командиром 16 гвардейской воздушнодесантной дивизии – генерал-майора Казанкина Александра Федоровича.

3. Управление гвардейских воздушнодесантных дивизий сформировать по штату № 035/1 численностью 176 человек каждое.

4. Начальнику Главупраформа генерал-полковнику Смородинову, начальнику Главного управления кадров НКО генерал-полковнику Голикову, начальнику Главного управления связи Красной Армии генерал-полковнику Пересыпкину и начальникам главных управлений НКО к 10 января 1944 г. укомплектовать формируемые управления личным составом и материальной частью.

Народный Комиссар Обороны СССР
Маршал Советского Союза И. Сталин

Архив МО СССР. ф. 36. оп. 12210, д. 52, л. 98.

15 января 1944 года в соответствии с приказом командующего ВДВ Красной Армии № 00100 от 26.12.1943 г. в г. Ступино Московской области на базе 4, 7 и 17 гвардейских воздушно-десантных бригад была сформирована 16 гвардейская воздушно-десантная дивизия. В дивизии по штату было 12000 человек. Дивизия формировалась, прибывали люди, боевая техника поступала без задержек. Вскоре приступили к плановым занятиям. Управление воздушно-десантной дивизии принципиально не отличалось от управления гв. воздушно-десантной бригады, за исключением большего числа военнослужащих. Управлению дивизии подчинялась отдельная воздушно-десантная рота связи.

По воспоминаниям ветеранов в 16 гв воздушно-десантной дивизии имелся отдельный взвод особого назначения, подчинявшийся начальнику разведки дивизии. В одно время были указания в каждой разведывательной самокатной роте воздушно-десантной бригады иметь подготовленную группу для десантирования в район выброски десанта за двое суток до основной выброски с целью ведения разведки и наведения самолетов. Но после Днепровской воздушно-десантной операции это было отменено по причине возможного попадания в плен одного из группы и в результате провала всей воздушно-десантной операции.

Командиром дивизии был назначен гвардии генерал-майор Казанкин Александр Федорович.

Казанкин Александр Федорович

В 18 лет добровольцем вступил в ряды РККА, участник гражданской войны. По окончании курсов красных командиров проходил службу на разных командных должностях. В 1931—1934 годах учёба в Военной академии им. М. В. Фрунзе. Великую Отечественную войну встретил в Белоруссии в должности начальника штаба 4 воздушно-десантного корпуса. Под его командованием 4 воздушно-десантный корпус в феврале 1942 года сражался на смоленской земле под Вязьмой. После излечения в госпитале формировал 1 гвардейскую воздушно-десантную дивизию и командовал ею в боях на Северо-Западном фронте зимой 1943 года и на Украине летом 1943 года. С 1945 года — командир 12 гвардейского стрелкового корпуса, с которым дошёл до Берлина, где в уличных боях был тяжело ранен. После излечения вернулся на службу в ВДВ. Командующий ВДВ с октября 1947 года по декабрь 1948 года и с января по март 1950 года. С 1950 года — генерал-инспектор ВДВ. 20 марта 1955 года умер на служебном посту.

В связи с формированием управлений гвардейских воздушно-десантных дивизий в бригаде произошли кадровые изменения. Практически обновилось все командование бригады. 24 января прибыл новый заместитель командира бригады по строевой части гв. подполковник Фирсов В.А. с должности командира 8 гв. вдбр. 24 февраля 1944 года прибыл новый начальник штаба бригады гв. подполковник Абрамов И.С. с должности начальника штаба 6 гв. вдбр. 26 февраля 1944 года прибыл новый начальник политического отдела бригады гв. подполковник Шувалов И.Ф. с Высших курсов усовершенствования политического состава Красной Армии.

Гв. полковник Федотов П.Н. вручает переходящее знамя командиру разведывательно-самокатной роты.
Внуково 1944 год.


Организационно-штатная структура 16 гвардейской воздушно-десантной дивизии в 1944 году

 


По завершении формирования штаба дивизии с бригадами провели несколько командно-штабных учений на местности со средствами связи. Части дивизии были укомплектованы в основном молодежью 18-20 лет, годной к службе в ВДВ, комсомольцами и курсантами-выпускниками военных училищ, оснащены новейшим вооружением, техникой, в том числе автотранспортом высокой проходимости. 90% офицеров дивизии имели боевой опыт участия в боях, многие из них прибыли из госпиталей после лечения по ранению. «На станции Саратов железнодорожный эшелон с моряками Северного флота развернули в город Раменское Московской области, где они были зачислены в Воздушно-десантные войска». В составе дивизии значительная часть личного состава имела опыт ведения боевых действий в тылу противника. Сотни десантников имели государственные награды, а такие как подполковник Гавров, майоры Лютов и Жатько, капитан Оробец, старшина Григорян, сержант Иванов и другие, были награждены медалями «Партизан Великой Отечественной войны».

11 февраля 1944 года в бригаде появились танкисты. Судя по записям в штатно-должностной книге 7 гв. вдбр, танковый батальон прибыл из 20 гв. воздушно-десантной бригады.

Список погибших и умерших военнослужащих 7 гв. воздушно-десантной бригады

Воинское звание

ФИО

Должность

Дата гибели

Место

Причина

1.гв. красноармеецТерентьев Алексей Петрович

16.08.1943

 Умер от ран
2.гв. красноармеецРыков Анатолий Павлович

15.09.1943

ЭГ 4641Умер от ран
3.гв. сержантCкориков Борис Степанович

командир орудия

04.11.1943

 Умер от ран
4.гв. красноармеецПерьков Анатолий Павлович

10.01.1944

ЭГ 4641Умер от ран
5.гв. красноармеецБулавко Николай Егорович

31.01.1944

ЭГ 1774Умер от ран
6.гв. красноармеецКотомин Алексей Степанович

28.02.1944

ЭГ 5021 Умер от болезни
7.гв. красноармеецЗернов Дмитрий Митрофанович

09.04.1944

ЭГ 4860Умер от ран
8.гв. младший сержантСадов Владимир Николаевич

09.05.1944

ЭГ 5012Умер от ран
9.гв. лейтенантЗаговельев Иван Александрович

командир взвода ПТР 2 пдб

07.07.1944

Погиб 
10.гв. сержантГариев Хаджи

командир отделения

14.09.1944

Умер от болезни



Причиной трагедий были различные обстоятельства. Так гв. красноармеец Рыков А.П. получил пулевое ранение в подбородочную область во время ремонта оружия в мастерской 8 сентября 1943 г.


Летом 1944 года меня перевели из десантного батальона в разведку – вспоминает А.В. Винер - С этим переводом все для меня получилось неожиданно. Я получил письмо от своей подруги. Она написала мне в армию письмо на немецком языке. Меня сразу «потянули» в СМЕРШ дивизии, чтобы я объяснил, почему письмо написано по – немецки. Я рассказал, все как есть, «смершевцы» вместе со мной посмеялись, и я вернулся в роту. Через пару дней меня снова вызвали в штаб дивизии, к начальнику разведки, который начал мне задавать различные вопросы, его интересовало все: кто родители, какие функции я выполнял в подполье, откуда знаю немецкий язык, приходилось ли мне ранее убивать, и тому подобное. Я ответил на все, и через некоторое время меня забрали из батальона и зачислил в отдельный разведывательно – диверсионный взвод, который назывался довольно сурово - «взвод особого назначения». Я знал, что есть полковая разведка, есть дивизионная разведрота, но этот взвод был отдельным и подчинялся только начальнику разведотдела дивизии и лично комдиву. Разведчиков этого взвода готовили для диверсионной деятельности в немецком тылу. На примере личного состава взвода можно понять - кого в это подразделение отбирали. Из 22 человек 15 владели немецким языком, да еще к нам приставили преподавателя немецкого языка из штабных переводчиков, так он с нами все время занимался. Для каждого из нас был готов комплект немецкой формы. Взводом командовал лейтенант Гунин, до войны - чемпион Красной Армии по штыковому бою.
Среди бойцов были: Вадим Шорохов, мастер спорта по вольной борьбе из Ленинграда, опытнейший десантник Дзюба, призванный из Днепропетровска и уже воевавший в немецком тылу, подрывник из Москвы Олег, дай Бог фамилию сразу вспомнить. И так далее. На весь взвод было только три - четыре человека без боевого фронтового опыта, в то время как в десантных батальонах 90 % личного состава вступили в свой первый бой на войне только в марте 1945 года. В этот взвод направляли только здоровых «орлов», прошедших тщательную проверку в СМЕРШе и отличившихся ранее в боях. Но вот прибыл к нам во взвод один бравый парень, орденоносец, бывший морской пехотинец, а прыгнуть с парашютом у него смелости не хватило, не смог и все тут. Обычно всех новичков на первом прыжке сажали между двумя «старичками», хочешь - не хочешь, а прыжок сделаешь. Уже раздался звук ревуна, все встали и приготовились, потом замигала красная лампочка, и тогда, один за другим десантники вываливались с борта «Дугласа». Но что стал вытворять этот бывший морпех…Он застыл у открытой двери, уперся двумя руками в борта самолета, и «окаменел», наш «толкач» пистолетом бил его по рукам, разбил обе руки в кровь, но этот парень так и не прыгнул… А всех десантников сразу предупреждали, что сейчас, в тылу, это «семечки», а вот в боевой обстановке за отказ от выполнения боевого прыжка - расстрел на месте… Не всем у нас нравилось. Тут дело не в личной смелости. Раз прибыл к нам с пополнением старший сержант, таджик по национальности, он быстро присмотрелся, что у нас и как, и сам попросил перевести его в обычный батальон. Воюя простым десантником, он честно заслужил в боях орден, а после войны стал врачом–кардиологом в Душанбе. Когда нас в конце лета 1944 года перебросили в Белоруссию, в Старые Дороги, то здесь наш взвод продолжали усиленно тренировать и натаскивать, заменили наши автоматы на ППС. Подготовили нас отменно, можно было сказать, что немецкого часового «сняли бы с закрытыми глазами».

Постановка задачи командиром бригады командирам батальонов.
Внуково, 1944 год

На основании Постановления ГКО № 6651сс от 9 августа 1944 года (Приложение № 3) бригада в составе 16 гвардейской воздушно-десантной дивизии 38 гвардейского воздушно-десантного корпуса 19 августа была передислоцирована в район г. Старые Дороги Могилевской области у трассы Москва-Варшава.

Командиром корпуса был назначен генерал-майор Капитохин Алекса́ндр Григо́рьевич (В августе 1941 года назначен командиром 161-го стрелкового полка 95-й стрелковой дивизии Отдельной приморской армии, затем с марта 1942 года командовал этой дивизией. 29 августа 1942 г. назначен командиром 10-го воздушно-десантного корпуса в Московском военном округе. С декабря 1942 года — командир 8-й воздушно-десантной дивизии, В августе 1943 г. года назначен командующим ВДВ Красной Армии. В августе 1944 года назначен командиром 38-го гвардейского воздушно-десантного корпуса в составе Отдельной воздушно-десантной армии. 5 ноября 1944 года присвоено очередное звание генерал-лейтенант. С марта 1945 года А. Г. Капитохин назначен начальником Тамбовского суворовского училища. После войны генерал-лейтенант А. Г. Капитохин продолжал руководить этим училищем. В июле 1950 года уволен в отставку по болезни. Умер в Москве 13 августа 1958 года).

В белой гимнастерке гв. полковник Федотов П.Н. Впереди начальник штаба бригады гв. подполковник Абрамов И.С., справа начальник политотдела бригады гв. подполковник Шувалов И.Е.
Внуково 1944 год



Первыми убыли в Белоруссию саперы бригады. «…рота саперов получила приказ: погрузиться в машины и - в городок Старые Дороги. Там находился военный городок, из которого вышибли немцев, городок надо было срочно разминировать и подготовить площадку для приема десантной бригады... Вскоре на очищенное от мин место перебросили всю бригаду».

Доукомплектование дивизии производилось за счет отбора личного состава, годного для службы в воздушно-десантных войсках, из запасных и учебных стрелковых дивизий. Разрешалось использовать для частичного доукомплектования проверенных военнослужащих, мобилизованных в освобожденных восточных областях Украины и Белоруссии. Штатная численностью корпуса составляла 41001 человек. Был установлен срок готовности для 38 корпуса – 1 сентября 1944 года.

«Город и железнодорожный узел Старые Дороги расположен западнее города Бобруйска, где недавно была окружена и ликвидирована большая немецкая группировка – «Бобруйский котёл». Нас разместили не далеко от города на освобождённой от немцев территории, в лесу, на территории лагеря, где недавно стояла какая-то немецкая дивизия. Здесь повсюду видны следы пребывания немецких солдат в виде узких немецких погончиков, брошенных в мусорные кучки, коробок противогазов, обрывков газет на немецком языке. Всё говорило о том, что лагерь покидался поспешно. Но, очевидно, что немцы здесь давно и надолго обустроились.
При входе в лагерь установлена арка ворот, выполненная из ветвей и стволов молодых берёзок, не очищенных от коры, белых, как покрашенных. Поперечные берёзовые палки связывались проволокой или крепились гвоздями, сбивались в виде решетки с ячейками в форме параллелограммов, наклонно. Это придавало целостность и внешнюю красоту всей входной арке ворот этого лагеря. Да и на территории лагеря видно было несколько скамеечек, сделанных тоже из целых стволов и ветвей берёзок. Ограда во многих местах также содержит неочищенные от коры берёзовые палки. Полюбилась немцам наша белая берёза.
Мы разместились в бывших немецких казармах, несли караульную службу на постах, участвовали в прочёсывании окружающих лесов. Мы прочёсывали ближайшие леса, а также совершали большие переходы для прочёсывания лесных массивов на большом удалении от нашего лагеря, расположенного также в лесу. Были случаи, что у нас пропадали часовые с постов, трупы которых потом находили в лесу без оружия. Ведь в лесах скрывались власовцы и бандеровцы, а также вырвавшиеся из недавно окруженной группировки немцев в районе города Бобруйска… Прочесывание лесов, в которых мы тоже принимали участие, никаких результатов не давало. Однако при заступлении в караул и при несении внутренней службы вопросам бдительности на постах уделялось особое внимание…
Нас привезли сюда для закрепления недавно освобождённой территории. Ведь война продолжалась, и сильные бои велись западнее Белоруссии и, конечно же, мы усиленно готовились к боевым действиям на фронте, ожидая приказа. Но в ожидании приказа об отправке нашей части на фронт мы, как мне кажется, даже специально демонстрировали здесь своё присутствие частыми и длительными походами по дорогам Белоруссии, причем в светлое время суток, имея только лёгкое вооружение. Это должно было создавать видимость наличия у нас значительных сил в неглубоком тылу, недалеко от линии фронта… Частыми стали у нас длительные марши от города Старые Дороги по шоссе в сторону города Осиповичи и города Слуцка.
Дороги в этом районе Белоруссии хорошие, широкие, асфальтированные, что в ту пору встречалось не часто. По ним легко было идти, но только первые десятки километров. А потом оказалось, что долго идти по асфальтовой дороге в армейских ботинках или сапогах нельзя. Со временем появляются боли в подошвах ног, на них появляются волдыри, как мозоли. Но это не обычные натёртые мозоли. Ни пятки, ни пальцы ног не натирались, а именно подошвы ног отбивались об асфальт при резкой постановке ноги».

«Кормили сытно, по «форме № 5», часто давали рисовую и овсяную кашу с тушенкой, по двадцать грамм масла на человека в день. В обычных стрелковых подразделениях о таком пайке могли только мечтать. Одевали нас тоже неплохо. У многих были десантные шлемы, куртки и бушлаты. После того как на фронте нас стали использовать в качестве обычной пехоты, приказали сдать все обмундирование, «имеющее отношение» к ВДВ, но многие все равно оставили у себя шлемы и бушлаты, как в память о десанте. Сапоги во время прыжка привязывали к ноге кусками строп» вспоминает Соколовский Ф.Ш.

«Идет 1944 год, все воюют, а нас только муштруют, гоняют, сто километров в полной выкладке не было пределом. Уже после войны на одной из встреч ветеранов 351 полка бывший командир 1 батальона Герой Советского Союза Шатров рассказывал, что готовили нас на взятие Берлина, но когда началось противостояние под Будапештом, где были сосредоточены 16 немецких танковых дивизий, срочно перебросили туда».

По версии Ковальченко И.Д., в 1944 г. когда 7 гв. воздушно-десантная бригада была расквартирована в Белоруссии, десантники ожидали приказа командования о переброске в Варшаву на помощь восставшим полякам. Как вспоминает гв. полковник Федотов П.Н.: «Шло необъяснимое состязание по выдумке планов быстрого захвата Берлина десантом с воздуха». В этот период в бригаде и родилась идея поднять над Берлином знамя, используя для этого сигнальный аппарат САС (сигнальный аппарат Стомахина). «В последнем варианте аппарат представлял собой небольшой аэростат объемом 17 м.куб наполненный водородом. Этот аппарат в зависимости от атмосферных условий мог поднять груз от 5 до 10 кг. Аэростат удерживался на стальном тросе диаметром 1 мм, наматывающимся на лебедку». Для решения проблемы быстрого сбора десантников после приземления в темное время суток в заданном районе, гв. лейтенант Стомахин разработал аппарат, с помощью которого можно было поднимать на большую высоту световые сигналы. «Лейтенант сделал расчеты небольшого аэростата, объемом 17 м.куб. Он наполнялся водородом, и в зависимости от атмосферных условий, мог поднимать до 10 килограммов груза на 500-метровую высоту. Удерживался аэростат стальным тросом толщиной в 1 мм, который наматывался на специальную лебедку. Под аэростатом монтировалась мощная 500-ватная электрическая лампа. На земле, рядом с лебедкой, устанавливалась ручная динамо-машина, которая через специальные провода, идущие к лампе, питала ее электрическим током. Один боец вращал ручку динамо-машины, а второй, обслуживающий лебедку, работал на ключе, подавая световые сигналы в определенных интервалах, известных только десантникам. Приземлившиеся ночью подразделения могли ориентироваться на них и действовать согласно заданию. Предложение Стомахина было одобрено командованием 7 гв. воздушно-десантной бригады. Вскоре с помощью института ЦАГИ было изготовлено: оболочка аэростата, лебедка и другие необходимые принадлежности».

Несмотря на то, что военные городки, где размещалась дивизии 38 корпуса, были сильно разрушены, все войсковые части через 5 дней после выгрузки приступили к плановой боевой подготовке. Так, Самойлов Е.А. из 331 гвардейского стрелкового полка 105 гвардейской стрелковой дивизии вспоминал: «Сначала мы занимались изучением тогдашних типов парашютов ПД-41 и ПД-42. Это были десантные парашюты разных конструкций. Площадь купола около 70 квадратных метров, форма в растянутом виде квадрат с обрезанными углами. Купол из чистого белого шелка (примечание: купол ПД-41 был перкалевый, шелковый купол был у запасного ПЗ-41). Изучали подвесную систему парашюта: замки, карабины, ранец. Вместе с инструктором укладывали парашют. Он рассказывал нам, как развернуться по ветру, как правильно приземляться. Прыгали с трехметровой вышки. Инструктор объяснял, что при приземлении будет примерно такая же скорость и такой же силы удар о землю. Конечно, первый прыжок с парашютом оставил у меня ни с чем не сравнимые ощущения. Прыгали мы с аэростата. В центре поля стоит автомашина ЗИС с большим барабаном-катушкой в кузове. Над машиной плавает в воздухе, аэростат-«колбаса», которая все время стремится поднять вверх и гондолу-корзину, прикрепленную к ней, и автомашину, связанную с ней тросом. В гондоле находится инструктор-парашютист. По-солдатски «толкач». Гондолы рассчитаны на четыре – шесть человек. Кто заходит первым, садится в дальний угол. Кто последним у дверцы и прыгает первым. Когда барабан на машине отпускает трос, «колбаса» начинает набирать высоту. На заданной высоте корзина зависает в воздухе. Инструктор открывает дверку и подает команду стоящему у входа: «Приготовиться!». Тот встает и становится перед выходом. Правой рукой держится за кольцо. По команде инструктора «Пошел» делает шаг в воздух и вертикально, солдатиком уходит вниз в свободном падении. Если кто-то замешкался перед самим прыжком, то инструктор ему «помогает». А затем было еще много прыжков. Десантников учили прыгать на лес, на воду и по сигнальным огням ночью в глубоком тылу противника. Учили и самозащите без оружия против вооруженного человека, разведению костра в сырую погоду, да так, чтобы не было видно дыма, и многим другим важным навыкам десантника, которые в будущем им очень пригодились».
Каждый совершил не менее 10 прыжков. Так, гвардии рядовой Баишев Ш.Я. совершил 18 прыжков с парашютом с самолета и аэростата.

«Вновь учения, парашютные прыжки, боевые стрельбы. На учения выезжали за пределы города. Кругом не захороненные трупы немцев. Да и кто их будет хоронить, когда в белорусских деревнях остались лишь печные трубы и рядом землянки с раздетыми, разутыми малыми ребятишками и женщинами. Взрослое население к воинам Советской армии относились уважительно, гостеприимно. Но все их богатство состояло из бульбы (картошки) и бульбы дрибной (самогонки)» -писал И. И. Тырышкин из 299 гв. сп.

«Нам объясняли технику безопасности при выброске на лес, или во время ночного десантирования. Здесь многое зависело от самого парашютиста. Прыжки с приводнением мы отрабатывали на озере, и внизу, в лодках, нас страховали товарищи. Раз в две недели мы проводили «пересбор» - снова проверяли укладку своих парашютов. Прыгали всегда с основным и запасным парашютами, и хоть и говорят, что «парашют надежен как валенок», а мне один раз пришлось воспользоваться запасным парашютом».
В.Н. Аксенов пишет: «Меня, как имеющего законченное среднее образование, да ещё и студента первого курса Учительского института, откуда я был призван, включили в группу переводчиков немецкого языка. В группе было 7 или 8 человек, а руководил группой и проводил занятия с нами офицер-переводчик. Это был молодой лейтенант, окончивший институт иностранных языков. Он много с нами занимался, часто добивался освобождения нас от нарядов, построений и ряда других строевых мероприятий. Основное направление при изучении немецкого языка заключалось в том, чтобы научить нас немецкой военной терминологии. А это необходимо не только для разговорной речи, но, главным образом, для умения переводить письменные приказы немецкого командования. Мы учили немецкие названия видов вооружения - (пулемёты, пушки, танки, самолёты и др.). Изучали названия родов войск - (пехота, артиллерия, авиация, бронетанковая техника). Приходилось запоминать немецкие названия подразделений, частей и соединений - (отделение, взвод, рота, батальон, полк, дивизия). Мы видели настоящие немецкие штабные документы, их оформление, гриф секретности. Мы учились их переводить под руководством нашего офицера-переводчика. Кроме того, мы учились правильно произносить слова, причем так, как их произносят сами немцы, то есть мы изучали немецкий акцент. Это нужно для того, чтобы мы могли произнести речь по радио или по мегафону с призывом о сдаче оружия, и о бесполезности дальнейшего сопротивления и т.п.
Здесь, в Белоруссии нам приходилось много ходить по лесам и по болотистой местности. Дело в том, что нас привлекали для прочёсывания окружающих лесов. По тем же лесам и по болотистой местности мы много ходили по азимутам. Маршруты с указанием азимута и длины пути до точки поворота на новый азимут, составлялись командирами взвода. Обычно это был кольцевой каждый маршрут, в конечной точке которого нас встречал один из офицеров. А однажды получилось так, что командир взвода, ошибся в записи азимута на 180 градусов. Эта ошибка завела нас в такие дебри, что мы не сразу поняли, что это ошибка в азимуте. Надо было повернуть на азимут 270 градусов, а в записке было написано 90 градусов. А вёл нас старшина, и именно он не скоро согласился со мной, но всё-таки вынужден был повернуть на обратный курс. Ведь понятно же было, что в это болото не мог нас направить наш лейтенант». Иногда проходили занятия по строевой подготовке под оркестр на шоссе Москва-Минск.

Осенью 1944 года согласно записям штатно-должностной книги офицерского состава 7 гв. воздушно-десантной бригады в управлении бригады служили:

Командир бригады гв. подполковник Федотов Павел Николаевич, заместитель командира бригады по строевой части гв. подполковник Фирсов Василий Александрович, начальник политического отдела - заместитель командира бригады по политической части гв. подполковник Шувалов Иван Ефимович, начальник штаба гв. подполковник Абрамов Иосиф Степанович, заместитель командира бригады по тылу гв. капитан Габерник Михаил Иосифович.
Начальник оперативного отделения - заместитель начальника штаба гв. майор Шапенко Михаил Степанович, помощник начальника отделения гв. старший лейтенант Морев Игнатий Алексеевич, помощник начальника отделения гв. старший лейтенант Воронцов Владимир Алексеевич, помощник начальника отделения по ПВО гв. капитан Степнов Алексей Николаевич, офицер связи гв. лейтенант Ливенцев Андрей Александрович, начальник разведывательного отделения гв. капитан Федун Антон Федорович, помощник начальника разведывательного отделения гв. старший лейтенант Печенкин Петр Георгиевич, переводчик гв. младший лейтенант Коковин Александр Христофорович, начальник парашютно-десантного отделения – начальник ПДС гв. лейтенант Зорук Леонтий Павлович, начальник парашютно-десантного снабжения гв. лейтенант Стомахин Арон Эммануилович, начальник отделения связи гв. капитан Москалев Валентин Васильевич, начальник отделения кадров и строевого гв. капитан Юзиков Алексей Григорьевич, командир комендантского взвода – комендант штаба гв. лейтенант Снегирев Василий Фокич
Заместитель начальника политического отдела гв. майор Сидько Григорий Семенович, ответственный секретарь партийной комиссии гв. капитан Рябов Александр Петрович, агитатор гв. капитан Шерман Борис Яковлевич, инструктор по учету партийных и комсомольских документов гв. лейтенант Матвеев Николай Иванович, помощник начальника политического отдела по комсомолу гв. старший лейтенант Добромиров Евгений Андреевич.
Начальник клуба гв. лейтенант Кодук И.И., кино-радиомеханик младший гв. старший лейтенант Шульга К.Д.
Начальник артиллерии гв. майор Гусев Александр Михайлович, помощник начальника артиллерии гв. майор Дорожко Петр Митрофанович, бригадный инженер гв. майор Гладышев Василий Константинович, начальник химической службы гв. старший лейтенант Солопов Степан Иванович, начальник физической подготовки гв. младший лейтенант Левзнер Г.М.
Начальник артиллерийского снабжения гв. инженер-капитан Друй Б.И., помощник начальника артиллерийского снабжения гв. старший техник лейтенант Иванов В.В., начальник технического снабжения гв. старший лейтенант Иванов Г.К., помощник начальника технического снабжения гв. лейтенант Гоголин М.В., помощник начальника по автобронетанковому снабжению гв. техник лейтенант Богданов К.Ф., начальник вещевого снабжения гв. лейтенант интендантской службы Малеванный В.С., начальник продовольственного снабжения гв. лейтенант Евдокимов И.Г., помощник начальника снабжения по заготовкам гв. лейтенант интендантской службы Глазков Д.В., начальник финансового отделения гв. капитан Мосьпан И.Г., помощник начальника финансового отделения – казначей гв. старший лейтенант интендантской службы Кондратьев Н.С.
Старший врач бригады гв. капитан медицинской службы Лившиц М.Г., врач специалист хирургического отделения гв. капитан медицинской службы Чесноков В.Н., врач специалист хирургического отделения гв. капитан медицинской службы Павловский Б.П., зубной врач гв. лейтенант медицинской службы Негинский С.М., фельдшер хирургического отделения гв. лейтенант медицинской службы Обухов Б.М., фельдшер хирургического отделения гв. младший лейтенант медицинской службы Шаховал С.Я., врач специалист приемно-эвакуационного отделения гв. капитан медицинской службы Дубинин А.Ф.
Военный прокурор майор юстиции Сиротин Ф.А.
Председатель военного трибунала бригады майор юстиции Белов А.Е.

В подразделениях бригады служили:

1 парашютно-десантный батальон: командир батальона гв. капитан Шатров В.С, заместитель командира батальона по строевой части гв. капитан Хамзин С.Т., заместитель командира батальона по политической части гв. ст. лейтенант Пенсин Н.Н., адъютант батальона гв. лейтенант Халенко И.П., завдел-казначей батальона гв. ст. лейтенант интендантсой службы Самусев Н.Ф., стрелково-парашютная рота командир роты гв. ст. лейтенант Жилинский В.Н., командир стрелкового взвода гв. лейтенант Хахо И.Т., командир стрелкового взвода гв. мл. лейтенант Вакуленко М.Г., пулеметная рота командир роты гв. ст. лейтенант Липовка С.П., командир пулеметного взвода гв. мл. лейтенант Миронов Н.В., минометная рота командир роты гв. лейтенант Карнаухов Н.А., командир огневого взвода гв. лейтенант Ручкин С.С., рота ПТР командир взвода гв. мл. лейтенант Чернов И.В., командир саперно-подрывного взвода гв. лейтенант Швецов Е.Н.,
2 парашютно-десантный батальон: командир батальона гв. капитан Малышев Н.Н., заместитель командира батальона по строевой части гв. капитан Гуськов П.Г., заместитель командира батальона по политической части гв. капитан Евзоев М.Г., командир взвода связи гв. мл. лейтенант Скуберев А.А., командир стрелково-парашютного взвода гв. мл. лейтенант Пшеницин М.Д., командир стрелково-парашютного взвода гв. лейтенант Галаган Л.М., командир стрелково-парашютного взвода гв. лейтенант Тупчиенко Н.Н.
3 парашютно-десантный батальон: командир батальона гв. капитан Кистерев И.К., заместитель командира батальона по строевой части гв. капитан Колесник Ф.С., заместитель командира батальона по политической части гв. ст. лейтенант Марченко И.Т., командир взвода связи гв. лейтенант Кандаков М.П., военный переводчик гв. мл. лейтенант Дыма Г.М., минометная рота командир огневого взвода гв. мл. лейтенант Загибин И.В., 9 стрелково-парашютная рота командир 2 взвода гв. мл. лейтенант Мельник Н.М., рота ПТР командир взвода гв. мл. лейтенант Ульяников Н.И., командир разведывательного взвода гв. лейтенант Позняков В.В., командир саперно-подрывного взвода гв. ст. лейтенант Толстов В.Г., фельдшер гв. лейтенант медицинской службы Пупышев М.С.,
4 парашютно-десантный батальон: командир батальона гв. капитан Беспальцев И.И., заместитель командира батальона по строевой части гв. капитан Ивин Н.Я., заместитель командира батальона по политической части гв. лейтенант Костюрин Н.П., военный переводчик штаба батальона гв. мл. лейтенант Васильев А.Ф., 10 стрелково-парашютная рота командир 2 взвода гв. мл. лейтенант Марков В.И., 11 стрелково-парашютная рота командир 2 взвода гв. мл. лейтенант Клетер М.З., командир 3 взвода гв. мл. лейтенант Агеенко Л.П., рота ПТР командир роты гв. лейтенант Стародубов М.Г., пулеметная рота командир роты гв. ст. лейтенант Дзюбенко Н.Н.
Истребительно-противотанковый дивизион: командир дивизиона гв. капитан Оробец А.А., командира дивизиона по строевой части гв. капитан Овчинкин Л.Ф., заместитель командира батальона по политической части гв. капитан Гончаров И.Г., адъютант дивизиона гв. лейтенант Недвигин А.Ф. командир взвода 45 мм пушек гв. лейтенант Мезенцев И.А., командир взвода 45 мм пушек гв. лейтенант Антонов В.З.
Артиллерийский дивизион: командир дивизиона гв. капитан Кипин И.Ф., заместитель командира дивизиона по строевой части гв. капитан Мульменко М.П., заместитель командира дивизиона по политической части гв. капитан Сорвилин П.А., батарея 76 мм орудий командир батареи гв. лейтенант Клейнер И.М., 3 батарея командир взвода управления гв. ст. лейтенант Косицин И.И., минометная батарея командир батареи гв. лейтенант Федоров В.В.
Зенитный дивизион: командир дивизиона гв. капитан Шашков А.А., заместитель командира батальона по политической части гв. капитан Сазонов П.Ф., парторг гв. лейтенант Руслаков С.С., завдел-казначей дивизиона гв. ст. лейтенант интендантской службы Бредихин С.М.
Бронетанковый батальон: командир батальона гв. майор Леденев А.И., заместитель командира батальона по строевой части гв. ст. лейтенант Орехов И.И., заместитель командира батальона по политической части гв. капитан Ефремов П.И., танковая рота командир роты гв. ст. лейтенант Пономарев М.А.
Разведывательно-самокатная рота: командир роты гв. капитан Калашников Ф.М., командир взвода гв. лейтенант Тисленко Я.А., командир взвода гв. мл. лейтенант Чернов И.В.
Автотранспортная рота: командир роты гв. лейтенант Нагайцев И.Н., помощник командира роты по технической части гв. техник лейтенант Протасов Н.Н., командир взвода гв. лейтенант Бекленищев В.Н., командир взвода гв. лейтенант Молошный П.И.
Мастерская типа «Б»: начальник мастерской гв. ст. лейтенант Платонов В.И.
Взвод химической защиты: командир взвода гв. лейтенант Харитонов В.А.
Мастерская: начальник мастерской гв. техник-лейтенант Игдаченко Л. С., техник-оружейник гв. младший техник-лейтенант Мариничев М.Е.

Постановлением ГКО № 6650сс от 4 октября 1944 года «О введении в состав АДД воздушно-десантных войск Красной Армии и подчинении их Командующему АДД» для более оперативного управления войсками ВДВ Красной Армии были преобразованы в Отдельную гвардейскую воздушно-десантную армию. Управление армии было сформировано на базе управления командующего ВДВ. Командующим армии был назначен генерал-майор И. И. Затевахин.

В октябре 1944 года 38-й гвардейский воздушно-десантный корпус вошел в состав сформированной Отдельной гвардейской воздушно-десантной армии. При передаче ВДВ в подчинение командующего АДД были также сформированы: 9-й гвардейский авиационный корпус (объединил авиационные и планерные части ВДВ, а также авиасклад), армейские склады (интендантский, артиллерийский, военно-технический и санитарный), отдельный автотранспортный батальон, полк связи (525 человек).

В состав 9-го гвардейского авиационного корпуса вошли: управление корпуса и части обеспечения; 19-я гвардейская авиационная дивизия на самолетах Ил-4 в составе: 208-го, 209-го, 210-го гвардейских авиационных полков, трех бао, трех атр; 20-я гвардейская авиационная дивизия на самолетах Ли-2 в составе: 49-го и 50-го гвардейских авиационных полков, двух бао, двух атр; 21-я гвардейская авиационная дивизия на самолетах ТБ-3 в составе: 51-го, 52-го и 138-го гвардейских тяжелых бомбардировочных авиационных полков, трех бао, трех атр; 2849-й головной авиационный склад. В таком составе отдельная гвардейская Воздушно-десантная армия просуществовала всего около двух месяцев.

Глава 4. Белоруссия. Из бригады в полк

3 января 1945 года все командиры, начальники политотделов и штабов бригад были вызваны в штаб 16 гв. воздушно-десантной дивизии, где от командира дивизии узнали о переформировании с 1 января 1945 года воздушно-десантных бригад в стрелковые полки и предстоящей отправки на фронт.
Офицеры, сержанты и солдаты парашютно-десантной службы бригад (инструкторы, укладчики парашютов и др.), согласно приказа командующего ВДВ, должны были принять все десантное имущество и технику, оставаться на местах прежней дислокации бригад и ждать дальнейших указаний.

На основании Приказа Ставки Верховного Главнокомандования № 0047 от 18 декабря 1944 года Отдельная Гвардейская воздушно-десантная армия к 15 февраля 1945 года была переформирована в 9-ю гвардейскую армию. (Приложение № 4.1). Этим же приказом 16 гвардейская воздушно-десантная дивизия была переформирована в 106 гвардейскую стрелковую дивизию 38 гвардейского стрелкового корпуса, а 7 гвардейская воздушно-десантная бригада – в 351 гвардейский стрелковый полк.

Организационно-штатная структура 106 гвардейской стрелковой дивизии в 1945 году



Часть личного состава бригады при переформировании убыла на доукомплектование 331 гв. сп 105 гв. стрелковой дивизии, в том числе и Семёнов Александр Антонович, демобилизованный после войны из 331 гв. полка как учитель в октябре 1945 г. Часть офицерского состава также убыла из бригады для дальнейшего прохождения службы. Так заместитель командира бригады гв. подполковник Фирсов В.А. был назначен командиром 355 гв. стрелкового полка 106 гв. стрелковой дивизии. Заместитель командира бригады по политической части гв. подполковник Шувалов И. Е. – заместителем начальника политического отдела 106 гв. сд. Начальник штаба бригады гв. подполковник Абрамов И. С. убыл в распоряжение командира 38 гв. стрелкового корпуса. Бригадный инженер гв. майор Гладышев В. К. – командиром 139 гв. отдельного саперного батальона 106 гв. сд. Командир 2 батальона гв. капитан Малышев Н.И – командиром батальона в 349 гв. стрелковый полк 106 гв. сд. Помощник начальника оперативного отделения гв. старший лейтенант Морев И. А. – офицером связи штаба 38 гв. стрелкового корпуса. Начальник клуба бригады гв. лейтенант Кодук И.И – начальником клуба 106 гв. сд. Командир взвода химической защиты гв. лейтенант Харитонов В.А.- начальником химической службы 139 гв. отдельного саперного батальона 106 гв. сд. Танкисты убыли в распоряжение командующего бронетанковыми и механизированными войсками РККА.

В состав 106 гв. сд вошли управление дивизии, 347 (на базе 4 гв. вдбр), 351 (на базе 7 гв. вдбр), 355 (на базе 17 гв. вдбр) гвардейские стрелковые полки, 57 гвардейская дивизионная артиллерийская бригада (в составе 205 гвардейского пушечного артиллерийского полка, 211 гвардейского Рижского гаубичного артиллерийского полка, 534 гвардейского Выборгского минометного полка), 123 гвардейский отдельный истребительно-противотанковый дивизион, 107 гвардейский отдельный зенитный артиллерийский дивизион, 193 гвардейский отдельный батальон связи, 139 гвардейский отдельный саперный батальон, 234 отдельный медико-санитарный батальон, 118 гвардейская отдельная разведывательная рота, 117 гвардейская отдельная рота химической защиты, 320 автотранспортная рота, гвардейский учебный батальон, 393 полевая хлебопекарня, 385 дивизионный ветеринарный лазарет, дивизионный обменный пункт (в составе складов интендантского, артиллерийского и горюче-смазочных материалов), 3186 полевая почтовая станция, 2004 полевая касса Госбанка. Отдел контрразведки «Смерш» НКО обслуживающий дивизию с стрелковым взводом.
Дивизия по штату № 05/40, насчитывала 11 686 человек. На вооружении дивизии имелось 6330 винтовок, 3594 пистолет пулемета, 337 ручных, 166 станковых пулемета, 107 ПТР, 18 зенитных пулемета, 89 -82 мм, 38 -120 мм минометов, 12 37 мм зенитных пушек, 18 37 мм авиадесантных орудий ЧК-М1, 36 45 мм ПТ пушек, 18 57 мм ПТ пушек, 12 76 мм полковых пушек, 20 76 мм пушек, 20 122 мм гаубиц, 342 автомашины, 77 автотягачей, 53 мотоцикла, 1155 лошадей.

В января 1945 г. артиллерия дивизии была сформирована в житомирских артиллерийских лагерях, где 534 Выборгский минометный полк (преобразован в 534 гвардейский минометный Выборгский полк 13.1.45 г.) вместе с 205 гвардейским пушечным (с 21.2.45 г.) и 211 гвардейским гаубичным Рижским (преобразован из 385 Рижского гап 20.1.45 г.) полками вошли в 57 гв. дивизионную артиллерийскую бригаду. В бригаде имелось 20 76-мм пушек, 20 122-мм гаубиц и 20 120-мм минометов. Командир бригады являлся одновременно заместителем командира и командующим артиллерией дивизии. На вооружении отдельного противотанкового дивизиона находились 57-мм противотанковые пушки ЗИС-2. Формирование артиллерии дивизии проходило на основании соответствующих приказаний командующего артиллерией РККА, развивающих приказ ставки ВКГ от 14.12.1944 г. № 0047.

КОМАНДУЮЩЕМУ ЖИТОМИРСКИМ УЧЕБНЫМ
АРТИЛЛЕРИЙСКИМ ЛАГЕРЕМ


Копия: НАЧАЛЬНИКУ УПРАФОРМА ГУКАРТ
КРАСНОЙ АРМИИ


О сформировании гвардейских артиллерийских бригад и гвардейских зенитных артиллерийских дивизионов

Во исполнение приказа Ставки Верховного Главнокомандования от 18 декабря 1944 г. № 0047 командующий артиллерией Красной Армии приказал:

1. Сформировать:
а) три гвардейских артиллерийских бригады по штатам № 08/613;
б) девять гвардейских артиллерийских бригад стрелковых дивизий по штатам №№ 05/43- 05/46;
в) три гвардейских зенитных артиллерийских дивизиона стрелковых корпусов по штату № 08/636;

2. Бригадам, полкам и дивизионам присвоить номера и закончить формирование в сроки, указанные в прилагаемом перечне частей.
Номера полевых почт будут сообщены вам дополнительно.

3. Формирование произвести:
а) управлений бригад, батарей управления и артиллерийских парков – вновь;
б) разведывательных артиллерийских дивизионов корпусных артиллерийских бригад – на базе разведывательных батарей корпусных артиллерийских полков;
в) пушечных, гаубичных, минометных полков и зенитных артиллерийских дивизионов – на базе частей указанных в перечне;
г) 407, 403 и 405 гвардейских гаубичных артиллерийских полков – на базе прибывающих 15 гаубичных артиллерийских батарей;
д) на укомплектование 38 гвардейского гаубичного артиллерийского полка обратить 5 122-мм гаубичных батарей;
е) 404 гвардейского пушечного артиллерийского полка – за счет шестых батарей 34, 648, 514, 460 и 441 истребительно-противотанковых артиллерийских полков.

4. О ходе формирования и переформирования частей доносить мне, в копии – начальнику Упраформа ГУКАРТ Красной Армии через каждые пять дней, начиная с 1 января 1945 г.

Начальник Штаба артиллерии Красной Армии
генерал-полковник артиллерии Самсонов

27 декабря 1944 г.
№ 572203

Архив МО СССР. Ф. 36 оп. 795694с, д. 498, л. 89, 90



Выписка из ведомости
артиллерийских частей, входящих в состав гвардейских стрелковых дивизий

Наименование частей

В какую гвардейскую дивизию входит

№№
штатов

№№
полевых почт

Какая часть обращается на формирование

Артиллерийские бригады

Управление 57 гвардейской артиллерийской бригады

106

05/43

71227

Формируется вновь

205 гвардейский легкий артиллерийский полк

05/44

93723

Формируется вновь

211 гвардейский гаубичный артиллерийский Рижский полк

05/45

11127

385 гаубичный артиллерийский Рижский полк

534 гвардейский минометный Выборгский полк

05/46

67602

534 армейский минометный Выборгский полк

Отдельные зенитные артиллерийские дивизионы

107 отд. гвардейский зенитный артиллерийский дивизион

106

05/48

71298

1650 армейский зенитный артиллерийский полк, 1260 армейский зенитный артиллерийский Севастопольский полк и зенитные артиллерийские дивизионы воздушнодесантных бригад


Начальник Главного оргуправления Генерального штаба
Генерал-лейтенант Карпоносов

Архив МО СССР, оп. 920549, д. 655, л. 6-9

Командиром дивизии был назначен гв. полковник Виндушев Константин Николаевич. С 20.04.1945 генерал-майор. (Начальник штаба 63 кавалерийского полка 25 кавалерийской дивизии (6.10.38-8.07.40). Командир 5 мотоциклетного полка 1 механизированного корпуса. Командир 185 моторизованной дивизии (25.08.41-12.02.42), 27 гвардейской стрелковой дивизии (21.05.42-15.07.42), 9 гвардейской воздушно-десантной дивизии (8.12.42-18.03.43), 121 стрелковой бригады (с 19.03.43), 95 (III) стрелковой дивизии (15.04.43-31.12.43), 13 гвардейской воздушно-десантной дивизии (20.12.43-23.12.43), 98 гвардейской стрелковой дивизии (23.12.43-10.11.44), 16 гвардейской воздушно-десантной дивизии (11.11.44-21.02.45)., 106 гвардейской стрелковой дивизии (21.02.45-11.05.45).1
Заместителем командира дивизии по строевой части назначается гв. полковник Гребнев, начальником политического отдела гв. полковник Курылев Василий Дмитриевич, начальником штаба гв. подполковник Григорьев, командующим артиллерией дивизии гв. полковник Игнатьев Александр Васильевич, заместителем командира дивизии по тылу гв. майор Скоблин.

Виндушев
Константин Николаевич

В Русской армии с мая 1916 г. по октябрь 1917 г., младший унтер-офицер. В Красной гвардии с апреля 1918 г. Служил в белой армии с мая по июль 1919 г., рядовой. В Красной армии с июля 1919 г. Окончил Тверскую кавалерийскую школу (1928), Ленинградские бронетанковые КУКС РККА им. А.С. Бубнова (1935). В декабре 1923 г. К.Н. Виндушев вновь призван на военную службу и назначен техником-инструктором в 12 отдельный пограничный дивизион войск ГПУ. С августа 1925 г. – курсант-командир Тверской кавалерийской школы. По ее окончании в сентябре 1928 г. назначен в 61 кавалерийский полк МВО, где проходил службу командиром. В феврале 1936 г. К.Н. Виндушев был назначен пом. начальника штаба танкового полка Особой кавалерийской дивизии им. И.В. Сталина. В июле 1937 г. назначен в 98 кавалерийский полк ЛВО, где служил в должности пом. начальника штаба и начальника штаба полка. В мае – июне 1940 г. командовал 138 кавалерийским полком, затем – 5 мотоциклетным полком 1 механизированного корпуса. В августе 1941 г. назначен командиром 185 моторизованной дивизии, В декабре 1941 г назначен начальником штаба 11 кавалерийского корпуса. В конце мая 1942 г. полковник К.Н. Виндушев назначается командиром 27 гвардейской стрелковой дивизии. С 15 июля по 23 августа 1942 г. состоял в резерве Военного совета фронта и ГУК НКО СССР, затем вступил в командование 13 воздушно-десантной бригадой 6 воздушно-десантного корпуса в МВО. В ноябре командовал 4 маневренной воздушно-десантной бригадой. С 10 декабря 1942 г. исполнял должность зам. командира 10 гвардейской воздушно-десантной дивизии, с 26 января 1943 г. – 9 гвардейской воздушно-десантной дивизией на Северо-Западном фронте. С марта 1943 г. командовал 121 отдельной стрелковой бригадой, переформированной затем в апреле в 95 стрелковую дивизию В декабре 1943 г. полковник К.Н. Виндушев был назначен зам. командира 13 гвардейской воздушно-десантной дивизии, переформированной затем в 98 гвардейскую сд. В ноябре 1944 г. полковник К.Н. Виндушев был назначен командиром 16 гвардейской воздушно-десантной дивизии. В январе 1945 г. она была переформирована в 106 гвардейскую стрелковую дивизию. После войны генерал-майор К.Н. Виндушев продолжал командовать этой дивизией в ЦГВ, а с февраля 1946 г. – в МВО. В апреле 1946 г. направлен в ТуркВО, где исполнял должность начальника штаба, затем зам. командира 1-го стрелкового корпуса. В марте 1947 г. назначен начальником штаба 16 гвардейской механизированной дивизии. С декабря 1948 г. по октябрь 1949 г. находился на учебе на академических КУОС при Военной академии БТ и МВ Красной армии им. И.В. Сталина, после которых был направлен зам. командира по БТ и МВ 27 гвардейского стрелкового корпуса КВО (с января 1954 г. – пом. командира корпуса по бронетанковой технике). В апреле 1956 г. уволен в запас.

По штату № 05/41 от 18.12.1944 года 351 гвардейский стрелковый полк (полевая почта 12182) состоял из управления полка, трех стрелковых батальонов (в каждом 670 человек, три стрелковые роты по 144 человека, пулеметная рота, насчитывающая 12 станковых пулеметов Максима или СГ-43, минометная рота 82-х мм минометов (9 минометов), истребительно-противотанковая батарея 37 - 45 мм противотанковых пушек (4 орудия), взвод противотанковых ружей (9 ПТР), взвод связи в количестве 19 человек, с комплектом, состоящим из 1 телефонного коммутатора, 8 телефонов и 8 километров телефонного кабеля, взвод снабжения в составе 33 человек, одной повозки и четырех полевых кухонь, санитарный взвод в составе 8 человек). Разница между гвардейской и обычной стрелковыми дивизиями была в численности взвода. В гвардии он насчитывал 41 человека, а обычный — 28 человек.

Полковая артиллерия включала в себя: артиллерийскую батарею из двух огневых взводов 76 мм пушек (4 орудия), истребительно - противотанковую батарею 57 мм противотанковых пушек (6 орудий), батарею 120 мм минометов (6 минометов).
Имелись зенитный взвод из шести 12,7-мм зенитных пулемётов, две автоматные роты (по 98 человека), взвод пешей разведки (38 человек), саперный взвод (27 человек), рота связи (73 человека, состояла из трёх взводов - штабного, радиосвязи и телефонного. В роте связи было 6 радиостанций, 2 радиоприёмника, 3 телефонных коммутаторов, 20 телефонов и 32 километров телефонного кабеля).

Тыловые подразделения: транспортная рота (6 машин ГАЗ-АА и 18 парных повозок), санитарная рота численностью в 55 человек, полковой ветеринарный лазарет включал 12 человек, комендантский взвод из 28 человек, музыкальный взвод в составе 12 человек, мастерская боепитания и мастерская обозно-вещевой службы, в обоих мастерских было по 17 человек. Численность полка составляла 2725 человек.

Организационно-штатная структура 351 гвардейского стрелкового полка в 1945 году



С прибытием в Венгрию в полку в дополнение взводу пешей разведки появился взвод конной разведки, о чем свидетельствуют приказы по полку о награждении отличившихся военнослужащих. Этот взвод в полк передали из дивизии.
Особенностью гвардейских стрелковых полков 9 гвардейской армии было наличие на их вооружении в истребительно-противотанковых батареях стрелковых батальонов 37-мм противотанковой авиадесантной пушки обр. 1944 г. Она представляла собой уникальную конструкцию почти безоткатной пушки. Пушка разбиралась на три части: качающаяся часть, станок и щит. Вертикальное наведение осуществлялось подъемным механизмом, а горизонтальное — плечом наводчика. Станок двухколесный с раздвижными станинами. Щит в походном положении на колесах ставился вдоль движения пушки. Пушка имела легкий подрессоренных ход, предназначенный только для перевозки вручную расчетом пушки. Буксировка пушки автомобилем могла привести к разрушению лафета. Поэтому транспортировку пушки предполагалось производить в автомобилях «Виллис» (1 пушка), ГАЗ-64 (1 пушка), «Додж» (2 пушки) и ГАЗ-А (2 пушки), а также в коляске мотоцикла «Харлей Давидсон». Кроме того, в нештатных ситуациях можно было возить пушку в одноконной тележке.

Командиром полка был назначен гв. полковник Федотов П.Н. В непосредственном подчинении командира полка находились: заместитель командира полка, партийно-политический аппарат, штаб полка, начальник артиллерии полка (заместитель командира полка по артиллерии, так указывается в документах), помощник командира полка по снабжению, начальник химической службы полка, полковой инженер, старший врач полка, старший ветеринарный врач полка, командиры стрелковых батальонов.

Заместитель командира полка гв. подполковник Сингатулин Гавриил Васильевич, заместитель командира полка по политической части гв. майор Сидько Григорий Семенович, начальник штаба полка гв. капитан Федун Антон Федорович, начальник артиллерии гв. капитан Кипин Иван Федорович (в документах указывается как заместитель командира полка по артиллерии), помощник командира полка по снабжению гв. капитан Габерник М.И.
Начальник связи полка гв. старший лейтенант Гурфинкель Е.Л.
Полковой инженер гв. старший лейтенант Демидов М.И.,
Начальник военно-технического снабжения
Старший врач полка гв. капитан Дубинин А.Ф.
Ветеринарный фельдшер гв. лейтенант ветеринарной службы Федоренко А. Г.
Парторг полка гв. капитан Рябов С. М, агитатор полка гв. старший лейтенант Тенсин Н.Н., комсорг полка гв. старший лейтенант Бондаренко В.А
Начальник штаба полка имел своих помощников (сокращённо ПНШ): помощник начальника штаба по оперативной работе или ПНШ-1. В частности вёл подсчёты боевой численности подразделений, оформлял приказы, вёл рабочую карту, журнал боевых действий и т. п. Замещал начальника штаба в его отсутствие;
помощник начальника штаба по разведке или ПНШ-2. В частности, планировал и осуществлял разведку противника, отвечал за укомплектование и боевую подготовку подчинённых ему взводов пешей и конной разведки;
помощник начальника штаба по связи или ПНШ-3, начальник связи полка. Нёс ответственность за организацию проводной и радиосвязи в полку;
помощник начальника штаба по личному составу или ПНШ-4. Организовывал ведение и хранение документации штаба полка;
помощник начальника штаба по тыловому обеспечению и снабжению или ПНШ-5. Должен был организовывать снабжение полка боеприпасами, пищей, медикаментами и прочим;
помощник начальника штаба по специальной связи или ПНШ-6. Отвечал за кодирование связи и кодирование обозначений топографических карт.
Первый помощник начальника штаба полка гв. старший лейтенант Воронцов В.А., помощник начальника штаба полка по учету личного состава гв. капитан Юзиков А.Г, помощник начальника штаба полка по разведке гв. капитан Гуленко И.Г., помощник начальника штаба по связи гв. старший лейтенант Гурфинкель., помощник начальника штаба по тылу гв. лейтенант Стомахин А.Э., офицер разведки гв. лейтенант Подкопаев И.С., переводчик штаба гв. мл. лейтенант административной службы Дыма Г.М., делопроизводители штаба гв. лейтенант Калинин Ю.З., гв. мл. лейтенант Коковин А.Х.
Комендантский взвод: командир взвода гв. лейтенант Снегирев В.Ф.
Уполномоченный отдела контрразведки «СМЕРШ» при 351 гв. СП гв. лейтенант Соколов.

1 стрелковый батальон: командир батальона гв. капитан Шатров В.С, заместитель командира батальона по строевой части гв. капитан Хамзин С.Т., заместитель командира батальона по политической части гв. капитан Марченко Иван Тимофеевич, адъютант старший батальона гв. старший лейтенант Байдужный В.М, парторг батальона гв. лейтенант Галкин П.Г., комсорг батальона гв. младший лейтенант Черевко В.Г. фельдшер батальона гв. ст. лейтенант медицинской службы Гирнык М. Н.
1 стрелковая рота: командир роты гв. старший лейтенант Жилинский В.Н.
2 стрелковая рота: командир роты гв. старший лейтенант Новиков
3 стрелковая рота: командир роты гв. младший лейтенант Каледин П. Г.
пулеметная рота: командир роты гв. лейтенант Ильянович В. Е.
минометная рота: командир роты гв. старший лейтенант Проваров Н.И.
истребительно-противотанковая батарея: командир батареи гв. лейтенант Милованов Н.И., командир взвода 37 мм пушек гв младший лейтенант Кононенко В.С., командир взвода 45 мм пушек гв. лейтенант Антонов В.З.
взвод противотанковых ружей: командир взвода гв. лейтенант Тимофеев Г.П.
командир взвода связи гв. лейтенант Гавриленко В. А.
командир взвода снабжения гв. лейтенант Фарков И.М.
санитарный взвод: командир взвода гв. лейтенант медицинской службы Кислицин И.Г.

2 стрелковый батальон: командир батальона гв. капитан Воропаев Н.П., заместитель командира батальона по строевой части гв. капитан Гусков Павел Григорьевич, заместитель командира батальона по политической части гв. старший лейтенант Едзоев М. Г., адъютант старший батальона гв. старший лейтенант Кузнецов С.А, парторг батальона гв. лейтенант Женьков П.И., комсорг батальона гв. лейтенант Мельников Г.К., фельдшер батальона гв. лейтенант медицинской службы Нестеренко А. С.
4 стрелковая рота: командир роты гв. капитан Артемьев П.М.
5 стрелковая рота: командир роты гв. старший лейтенант Овчинников И.Н., командир стрелкового взвода гв. лейтенант Власов А.Г
6 стрелковая рота: командир роты гв. старший лейтенант Глухов В.Е., (гв. младший лейтенант Баженов И.В.), командир пулеметного взвода гв. лейтенант Блинников П.Г.
пулеметная рота: гв. старший лейтенант Липовка С.П.
минометная рота: : командир роты гв. старший лейтенант Карнаухов Н.А.
истребительно-противотанковая батарея: командир батареи гв. лейтенант Смирнов Н.Д., командир взвода 37 мм пушек гв лейтенант Малышев И.К., командир взвода 45 мм пушек гв. младший лейтенант Раенко Д.Г.,
взвод противотанковых ружей: командир взвода гв. лейтенант Самуилович И. Н.
командир взвода снабжения гв. мл. лейтенант Кузнецов П.С.

3 стрелковый батальон: командир батальона гв. капитан Беспальцев И.И., заместитель командира батальона по строевой части гв. капитан Ивин Николай Яковлевич, (гв. капитан Короткий Николай Иванович), заместитель командира батальона по политической части гв. лейтенант Костюрин Николай Петрович, адъютант старший батальона гв. старший лейтенант Соловцов Д.Г. парторг батальона гв. лейтенант Соловьев А.В.
7 стрелковая рота: командир роты гв. старший лейтенант Макеев А.М.,
8 стрелковая рота: командир роты гв. старший лейтенант Китаев А.П.,
9 стрелковая рота: командир роты гв. капитана Черныш Н. Г.
пулеметная рота: командир роты гв. старший лейтенант Дзюбенко Н.Н, командир пулеметного взвода гв. мл. лейтенант Никитин А.Р.
минометная рота: командир роты гв. старший лейтенант Карташов В.А.,
истребительно-противотанковая батарея: командир батареи гв. старший лейтенант Рыбак И.Г., командир взвода 37 мм пушек гв младший лейтенант Балухин Н. С. командир взвода 45 мм пушек гв лейтенант Гаранин К. М.
взвод противотанковых ружей: командир взвода гв. лейтенант Редько П.С.
командир взвода связи гв. лейтенант Степанов М.К.
санитарный взвод: командир взвода гв. лейтенант медицинской службы Нестеренко А.С.
командир взвода снабжения гв. лейтенант Асташенко А.К.

1 автоматная рота: командир роты гв. старший лейтенант Стародубов М.Т., командиры взводов гв. лейтенант Кузнецов И.И., гв. мл. лейтенант Богачев Г. В., гв. лейтенант Поляков Т. В.
2 автоматная рота: командир роты гв. старший лейтенант Каторжин В.М., командиры взводов гв. лейтенант Гришин М.В., гв. младший лейтенант Чернов И.В., гв. лейтенант Сорокин В. И.

Батарея 76 мм орудий: командир батареи гв. старший лейтенант Клейнер И.М., командир взвода управления гв. старший лейтенант Косицин И.И., командир 1 огневого взвода гв. лейтенант Аладинский М.А., командир 2 огневого взвода гв. мл. лейтенант Шамколович В.М.
Батарея 57 мм орудий: командир батареи гв. лейтенант Софронов С.Ф., командир огневого взвода гв. лейтенант Бубенко Н.С., командир огневого взвода гв. лейтенант Свешников П. А.
Батарея 120 мм минометов: командир батареи гв. старший лейтенант Федоров В.В., командир 1 огневого взвода гв. лейтенант Кайгородов С.А., командир 2 огневого взвода гв. лейтенант Мачков Л.М., командир 3 огневого взвода гв. лейтенант Незгодяев С.А.
командир взвода боепитания управления артиллерии полка гв. младший лейтенант Стеценко В. М.

Рота связи: командир роты гв. старший лейтенант Казак Э. М., командир штабного взвода гв. лейтенант Кандалов М.П., командир взвода связи гв. лейтенант Коростелев М.А.
Санитарная рота: командир роты гв. капитан медицинской службы Павловский Б.П., ( гв. ст. лейтенант медицинской службы Могилянский И.В.), младший врач гв. ст. лейтенант медицинской службы Киселева К.П., старший фельдшер гв. лейтенант медицинской службы Обухов Б.М., фельдшер гв. лейтенант медицинской службы Голеницкий И. П., фельдшер гв. мл. лейтенант медицинской службы Гаевская К.Г., начальник аптеки гв. лейтенант медицинской службы Штейнберг А.А., командир взвода носильщиков гв. лейтенант медицинской службы Пупышев М.С.
Транспортная рота: командир роты гв. старший лейтенант Мороз П.П., командир взвода гв. младший лейтенант Никишкин В.А.
Взвод пешей разведки: командир взвода гв. лейтенант Поляков.
Саперный взвод: командир взвода гв. лейтенант Швецов Е.Н.
Взвод химической защиты: командир взвода гв. младший лейтенант Ухалин М.М.
Артиллерийская мастерская: начальник мастерской гв. ст.техник- лейтенант Стрельников С.П., техник гв. мл.техник- лейтенант Мариничев М.Е.,

Командиры стрелковых взводов: гв. лейтенант Аржба Ш.М., гв. мл. лейтенант Газиев А. С., гв. мл. лейтенант Карсетский М.И., гв. мл. лейтенант Клетер М.З., гв. мл. лейтенант Косачев В.П., гв. мл. лейтенант Марков И.К., гв. мл. лейтенант Сопиков Н.Д., гв. мл. лейтенант Мельников Л.Г., гв. мл. лейтенант Хуторной Н.М., гв. лейтенант Колобынин И.В., гв. мл. лейтенант Решетников А. Е., гв. мл. лейтенант Рыков И. К., гв. лейтенант Попович А. Я., гв. лейтенант Агеенко Л.П., гв. мл. лейтенант Ульянников Н.И., гв. лейтенант Хахо И.Т.
Командиры пулеметных взводов: гв. лейтенант Гусев А.Р., гв. лейтенант Дорошенко А.Н., гв. мл. лейтенант Мельник Н.И., гв. мл. лейтенант Москалюк В.С., гв. лейтенант Мякотин Д.П., гв. лейтенант Осипенко Н.Ф., гв. лейтенант Колосов А.Е., гв. лейтенант Яблоновский Н.И., гв. лейтенант Дерябин А. В., гв. мл. лейтенант Мельников Л. Г., гв. лейтенант Светкин Н.И.
Командиры минометных взводов: гв. мл. лейтенант Загибин И.В., Киселев А.П., гв. лейтенант Кулешов М.М., гв. лейтенант Работкин А.В., гв. мл. лейтенант Лысенко Я.М., гв. мл. лейтенант Затевалов П.М., гв. лейтенант Ручкин С.С., гв. лейтенант Лапырин А.А.

В январе 1945 года состоялся смотр готовности и слаженности личного состава дивизии. «Было решено для смотра определить лучший полк. Им оказался наш 351-й. На подготовку к смотру оставалась только одна ночь. Солдаты и офицеры трудились до седьмого пота, приводили в порядок оружие, снаряжение и обмундирование. Ранним январским утром полк в полном боевом снаряжении выстроился в поле… Начался смотр. Как ни был придирчив командующий, но остался доволен полком…Полк произвел хорошее впечатление на командующего. Напряженные месяцы учебы не прошли даром, гвардейцы с честью выдержали, пусть еще не боевой экзамен. Забегая вперед, скажу, что впоследствии на всем боевом пути 351 гв. стрелковый полк, действуя в составе 106 гв. стрелковой дивизии, всегда выполнял главную задачу, действовал на главном направлении». Командующий 9-й гвардейской армией генерал-полковник В. Глаголев дал высокую оценку проверенным подразделениям.
При переформировании воздушно-десантных бригад в стрелковые полки пришлось менять погоны десантников на общевойсковые, что вызвало в рядах гвардейцев ропот недовольства. Приказ исполнялся только до ввода армии в сражение. Как только части вступили в бой, все самовольно сняли общевойсковые погоны, и надели вместо них припрятанные свои, голубые. Командующий вынужден был закрыть глаза на это самовольство. По этой причине на фронте немцы называли соединения 9-й гвардейской армии «голубыми дивизиями».
Десантные отряды, - писали немцы в донесениях своему командованию - даже после нескольких дней лишений, показывали хорошую подготовку, которая сплошь и рядом переплеталась с хитростью и коварством. Охотничья ловкость каждого отдельного бойца была их неотъемлемой чертой. Поведение их в самых критических положениях было исключительным. Десантники прекрасно маскируются в оврагах, кустарниках, прокладывают ложные следы. Каждый десантник был вооружен кинжалом, который он искусно пускал в ход.

Железнодорожная станция «Старые Дороги» с которой полк отправился на фронт

«Хотя приказ об отправке на фронт пришел неожиданно, но мы к нему были готовы и спокойно, а не по тревоге, погрузились в вагоны, поданного нам эшелона, на железнодорожной станции «Старые дороги» в Белоруссии.
Но мы немного удивились, когда заметили, что нас везут в южном направлении. Это нас удивило потому, что главные бои шли от нас на западном направлении. А, что едем на фронт, сомнений не было. Мы получили полный комплект патронов к автоматам, карабинам и к противотанковым ружьям. Другие боеприпасы, вроде гранат, минометных мин, артиллерийских снарядов, упакованные в ящиках ехали с нами».

Поезд шел на большой скорости. Навстречу неслись заснеженные поля, мелькали деревни, мосты, будки обходчиков. Вглядываясь в названия станций, мы гадали: куда нас везут? Где придется воевать? Находились досужие люди, которые раньше всех узнают все, говорили, что первые эшелоны дивизии уже начали разгрузку в Польше, на Сандомирском плацдарме. (Примечание: в Польше действительно разгрузилась 103 гвардейская стрелковая дивизия). Этим слухам верили, ибо они совпадали с желанием воинов полка, сражаться на берлинском направлении. Ведь мы везли с собой на фронт аппарат «САС-2», знамя, лебедку, трос и баллоны с водородом. Рядовой Балашов, сержант Санин, охранявшие это имущество, как и все воины полка, мечтали при помощи этого аппарата поднять знамя при штурме Берлина.
Вскоре нашим гаданиям настал конец. Эшелоны один за другим пересекли границу Румынии. Долгий путь от Белоруссии, наконец, закончился в Венгрии, которая встретила нас весной и высоким теплым солнцем. Таял снег.

20 февраля 1945 года, когда части дивизии в эшелонах приближались к станциям выгрузки в Венгрии командиром 106 гв. стрелковой дивизии был издан первый наградной приказ (Приложение № 4.2). Особенностью приказа было то, что им награждались военнослужащие 16 гв. воздушно-десантной дивизии, в том числе и 7 гв. воздушно-десантной бригады.
На этих военнослужащих подготовленные еще летом и осенью 1944 года наградные листы не были реализованы. Теперь, когда 106 гв. стрелковая дивизия вошла в состав Действующей армии, командир дивизии воспользовался своим правом наградить военнослужащих. Для иллюстрации приводится последний лист приказа.

Последний лист приказа


Приказом командира 351 гв. стрелкового полка от 17 февраля 1945 года № 01/Н аналогично были награждены медалями 141 военнослужащий полка (Приложение № 4.3).

Наградной лист на гв. младшего лейтенанта Головина А.Т. командира пулеметного взвода 1 парашютно-десантного батальона

Последняя страница наградного листа на гв. лейтенанта Галаган Леонида Митрофановича - командира взвода парашютно-десантного батальона.



Продолжение: Часть II


Автор:  Вадим СЕЛЕМЕНЕВ

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку


Рядовой-К
Отлично проделанная МЕГАработа. 5 баллов.
Только маленькое замечание - схемы ОШС оформленны непонятно и не по правилам. :) Ну эт мелочь..
ВЕРНЕР
Просто здорово! Очень интересно! Вопрос? Существует ли во Внуково школьный музей 10 ВДК и или 8 Гв.вдд?
djaaxtu
Здравствуйте!
Подскажите пожалуйста, можно ли получить статью "Родом из войны" в электронном виде, например в виде книги?
Рассмотрю любые варианты, даже за деньги.
В этой статье упоминается имя моего деда Семёнова Александра Антоновича, прошедшего почти всю Великую Отечественную войну в составе 351 дивизии.
selvad
djaaxtu,
Здравствуйте. Я могу отправить Вам электронную версию книги. Тираж книги давно разошелся.
С уважением
В. Н. Селеменев
grishinmv
selvad
Здравствуйте Вадим Николаевич! Думаю Вы не обидитесь, если я опровергну воспоминание сержанта пешей разведки Винера. Начну сразу с фактов. Фронтовая газета дивизии писала о подвиге роты из опыта боёв Смелый манёвр. Мы были на марше, когда сообщили,что к нам в тыл просочилось 50 немецких автоматчиков. Для уничтожения вражеских солдат было послано 30 красноармейцев, во главе с гвардии старшим лейтенантом Каторжиным. Умело используя горно-лесистую местность, гвардии ст лейтенант Каторжин скрытно подвёл своих бойцов к расположению врага, разделил свою группу и стал заходить немецким автоматчикам с тыла. Вторая группа - Гришина - должна была наступать с фронта. Красноармеец Демидов ушел на разведку. Нужно было осмотреть на левом фланге овраг. Ползком он подобрался к оврагу, и, как следовало ожидать, там были немцы, 10 солдат с автоматами и гранатами. Немцы не заметили смелого автоматчика, а этим как раз и воспользовался Демидов. С криком "ура"! он напал на засаду, и в упор расстрелял проклятых фрицев. В этом неравном бою отважный гвардеец уничтожил 4 немцев и 6 немцев взял в плен. Тем временем группа Каторжина и Гришина продолжала наступать. По установленному сигналу она ворвалась в расположение противника и начала беспощадно истреблять его. В результате боя враг потерял убитыми 28 солдат и офицеров. Кроме того, бойцы захватили в плен 22 вражеских автоматчиков. Особенно отличился в этом смелом маневре гвардии рядовой Бойко. Он один уничтожил огнем автомата трех немцев, двух взял в плен. Несмотря на троекратное ранение, гвардии рядовой Бойко остался в строю гвардии старший лейтенант А Тенсин.
Почему мы должны забывать Гвардейцев 351сп 106сд 9гв 2 автоматной роты!? А они немало кровушки пролили! А за деревню Мейрлинг можно прочитать наградной лист гв лейт Гришина мв 7 04 1945г Венгрия. Прошу помянуть в вашей книге Красноармейцев и исправить неточность.
Имеется вся документация с подтверждением данных фактов, а так же фото, в том числе и с начальником разведки - Гуленко со своими боевыми товарищами.
Если не трудно уведомите.

С Уважением,
Гришин Сергей.


Яндекс цитирования liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам.
При копировании ссылка на desantura.ru обязательна.
Professor - Создание креативного дизайна сайтов и любые работы с графикой