Десантура.ру
На главную Поиск по сайту Техподдержка
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Главная  |  Карта сайта  |  Войти  |  Регистрация

Воздухоплавательная служба ВВС



Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: Пред. 1 2
RSS
Воздухоплавательная служба ВВС, Военное воздухоплавание
 
Цитата

В текущем году НПО "Авгуръ - РосАэроСистемы" планирует передать заказчику после государственных испытаний привязной аэростатический комплекс (ПАК) "Гепард", созданный в рамках гособоронзаказа для силовых структур, заявил Интерфаксу-АВН вице-президент объединения Михаил Талесников. Завершившийся этап заводских испытаний прошел в присутствии заказчика, который был удовлетворен их результатами.

Целевой нагрузкой комплекса могут быть, в частности, радиолокационные станции (РЛС), передающие устройства, датчики, дальномеры и другое специальное оборудование. ПАК "Гепард" может также оснащаться камерой высокого разрешения и инфракрасной камерой для использования комплекса в качестве мощного средства наблюдения за приграничными территориями с радиусом действия 170-300 км. Кроме того, комплекс способен увеличить эффективность работы и радиус действия современных РЛС, что позволяет успешно использовать аэростатный комплекс для обнаружения ракет на небольшой высоте и наблюдения за холмистой местностью.

Интересно для кого строят?
 
Нарукавный знак для военных воздухоплавателей на привязных и свободных аэростатах.
 
Цитата

Недавно в Саратовской области успешно завершились испытания привязного аэростатического комплекса (ПАК) Au-33 «Гепард», разработанного научно-производственным объединением «Авгуръ - РосАэроСистемы» в рамках государственного оборонного заказа. Они продолжались на протяжении последних месяцев в Саратовской области на специализированном полигоне Военно-воздушных сил России. Испытания проходили в широком диапазоне погодных условий и продемонстрировали соответствие изделия требованиям заказчика. Испытания стали результатом четырехлетней работы коллектива НПО и ряда предприятий соисполнителей.
ПАК «Гепард» относится к так называемому среднему классу привязных аэростатов объемом от 1.000 до 5.000 кубических метров, которые не разрабатывались и не производились в России после распада СССР и до настоящего момента никогда не использовались в интересах оборонного ведомства. Этот класс аэростатов давно и широко используется в мире для подъема аппаратуры наблюдения и связи, а теперь поможет решать самые различные задачи и в нашей стране. «Гепард» создан как беспилотная автоматическая платформа, способная удерживать на высоте до двух километров полезную нагрузку весом до 300 килограммов, снабжая ее при этом электроэнергией не менее двух недель. Различные его модификации имеют объем от 1.200 до 1.900 кубических метров при длине от 27 до 33 метров. Кроме того, комплекс «Гепард» позволяет решать задачи по обеспечению безопасности крупных объектов и мероприятий по охране государственной границы, выполнять задачи ПВО по раннему обнаружению низколетящих целей, обеспечивать связь в военных и гражданских целях, осуществлять экологический мониторинг.

Полный текст
 
А теперь внимание, коллеги:


Воздух без плавания

Россия может лишиться военного воздухоплавания – резкая оценка Юрием Рыжовым ошибок клерков из Минобороны
К нам в редакцию поступила достоверная информация о серьезных изменениях в структуре российского военного воздухоплавания, которые, по мнению специалистов, могут привести в конечном итоге к свертыванию темпов его развития, а, возможно, и закату этого оборонного сегмента. Для Вольска – тревожный сигнал, потому что на нашей земле базируется широко известный воздухоплавательный испытательный центр, в котором собрано несколько сотен уникальных специалистов.

Напомним, что воздухоплавательные части Военно-воздушных сил СССР стали воссоздаваться в середине прошлого века, когда автоматические аэростаты США показали свою неожиданную эффективность, безнаказанно действуя над территорией нашей страны. Так как горе-реформаторы, а они, увы, были и в советское время, к тому моменту успели добить уникальную отрасль науки и техники, пришлось заниматься ее восстановлением буквально с нуля и с данных, добытых разведкой. Собирая по крохам научно-техническую информацию, формируя в спешке боевые части на кадровой и мате

риальной базе ВВС, государственно мыслящие руководители удивлялись той непоследовательности, которая с завидной регулярностью вынуждает отечественных спецов действовать в режиме «ошпаренной кошки». Но поручение партии и правительства тогда было выполнено неукоснительно: к середине 60-х годов боевые возможности советского военного воздухоплавания (ВП) вплотную подошли к уровню вероятного противника.
Что может современное военное воздухоплавание? Многое: доставлять по воздуху различное оборудование, грузы военного назначения, в том числе средства поражения; вести воздушную разведку; поднимать на необходимую высоту радиолокационные и ретрансляционные станции, телеметрии. Поговаривают и о возможностях воздухоплавателей своими специфическими способами делать многое другое. например, перехватывать крылатые ракеты. Интересной особенностью этой техники является ее дешевизна относительно других средств доставки. Чтобы сбить автоматический аэростат, идущий на большой высоте, требуется затратить ресурсы, многократно превышающие стоимость аэростата. Привязные аэростаты обеспечения связью становятся недорогими дублерами в случае вывода противником из строя аппаратов космической группировки.

В настоящее время ведущие державы мира последовательно совершенствуют все виды ВП-техники с учетом особенностей нынешних военных конфликтов и успешно применяют их.

В России развитие ВП определено концептуальной директивой Генерального штаба ВС РФ, действие которой распространено до 2015 года. Общая численность ВП воинских формирований составляет по разным оценкам около 600 человек, основная часть приходится на гражданский персонал, военнослужащих не более 1/5 от всего состава. Основные функции руководства этой военной отраслью принадлежали Воздухоплавательной службе ВВС. Испытания ВП-техники организуются Вольским испытательным центром, располагающим уникальной испытательной трассой длиной в несколько тысяч километров. В Камчатской области расположена основная база применения ВП-техники на дальневосточном стратегическом направлении. Прямо скажем, не густые ресурсы у России, но другие страны на постсоветском пространстве и того не имеют. Беречь и лелеять бы эти остатки былой силы, но в конце прошлого года, как стало известно, в ходе всеобщей оптимизации в Минообороне под общую косу попала Воздухоплавательная служба ВВС. При этом, как водится, никто не подумал о том, кому или куда передать полный объем функций этой службы. Выбив из строя орган военного управления, какой-то военный чиновник не задумался и о том, есть ли вообще профильные органы военного управления и боевого обеспечения.
Чем грозит подобная легковесность для вольской структуры ВП? Практически тем же, что грозит любой военной организации, потерявшей в верхних штабах квалифицированное управление. Все это уже проходили, в том числе и воздухоплаватели Вольска, когда их многократно переподчиняли разным военным ведомствам. Вначале возникает взаимное непонимание по всей линии управления, затем следует раздражение. Завершается все разгоном структуры, о которой очередной «полководец» ни бельмеса! Похоже, уже начался первый этап классической истории типа «лыко – мочало, начинай сначала».
Чтобы подтвердить или развеять свои предположения, мы решили обратиться к компетентным людям, знающим о военном ВП не понаслышке, да и опытом управленческого труда не обделенным.
Вначале редакции удалось связаться с Юрием Рыжовым, чье имя весьма авторитетно в среде авиационных специалистов. В своем интервью «Вольской жизни» Ю. Рыжов был весьма откровенен.
Наша справка:
Академик Ю. А. Рыжов – выдающийся российский ученый в области аэродинамики, крупный государственный и политический деятель, дипломат, Председатель Российского Пагуошского комитета при Президиуме РАН. Его работы применены при создании ракет «воздух-земля» и «земля-воздух», летательных аппаратов нового типа, посадочного аппарата для Венеры, приборы его конструкции применены и на других космических аппаратах. В советский период – ректор Московского авиационного института (МАИ), с 1992 по 1998 гг. – чрезвычайный и полномочный посол РФ во Франции. Награжден многими высшими наградами СССР, РФ, Франции, российских и зарубежных академий.

- Юрий Алексеевич, вы наверняка знаете о решении ликвидировать Воздухоплавательную службу как структурную организацию ВВС. В этой связи мы обеспокоены судьбой Вольского Воздухоплавательного испытательного центра. Как вы, ученый с мировым именем, известный серьезными разработками, в том числе и оборонного значения, считаете: насколько перспективно воздухоплавание, как для науки, так и для обороны страны?

- Попытка сократить воздухоплавательную службу уже была в середине 90-х годов. Я тогда был послом в Париже. Узнав о предстоящем сокращении, позвонил в Москву, заместителю министра обороны, и попытался объяснить ему последствия этого необдуманного решения. Процесс удалось приостановить. Я и сейчас уверен в необходимости развития воздухоплавательной техники, аэростатических летательных аппаратов всех типов. Причин много. Первое – бездорожье. Это не российская монополия, 80% территории в мире труднопроходимы для человека и наземной техники. Воздухоплавательный транспорт здесь необходим. Второе: вертикально взлетающие аппараты позволяют садиться на неподготовленные территории. Это актуально для Крайнего Севера. Здесь и вертолеты не конкуренты, особенно по грузоподъемности. Еще одно: использование дирижабля, например, в несколько раз дешевле вертолета.
С 90-х годов в мире наблюдается рост интереса к воздухоплавательной технике. Немцы вовсю используют прогулочные дирижабли. А мы, пожалуй, скоро будем вынуждены покупать аэростатические транспортные летательные аппараты у других стран. Уничтожить воздухоплавание – колоссальная ошибка для России. Эта техника необходима для крупногабаритных грузов, мониторинга трубопроводов в труднопроходимых местах, МЧС очень интересуют дирижабельные системы для чрезвычайных ситуаций. Это не говоря об использовании ВП-техники в интересах обороны.

- Приходилось ли вам работать совместно с военными воздухоплавателями, например, когда вы занимались по тематике «Термоплан»? Какое впечатление они на вас производят?

- Военные – интеллигентные, образованные люди. Они патриоты этой техники.

- Хотелось бы услышать ваше мнение как управленца высочайшего класса по поводу того, что произошло – выбито головное звено управления военной воздухоплавательной службы, без решения того, кто будет в дальнейшем выполнять ее функции, кто будет отвечать за этот сегмент ВВС…

- Сегодняшняя ситуация – организационный бардак на всех уровнях, не только в военном ведомстве – ничего хорошего нам не сулит. Чаще всего сейчас, в научном мире, например, на место профессионала приходит управленец, менеджер, который ничего в конкретном деле не понимает. Результат обычно бывает плачевный.

Еще один авторитетный человек, которого мы попросили поделиться мнением по поводу ликвидации ВП-службы, это Владимир Ступников, до 2009 года – начальник Воздухоплавательной службы ВВС РФ. Владимир Иванович вспомнил попытку расформирования Вольского ВИЦ и рассказал о том, какую роль сыграла Воздухоплавательная служба ВВС в той истории.
Наша справка.
В. И. Ступников, полковник запаса. Окончил Тамбовское военное авиационно-техническое училище, затем Военно-воздушную инженерную академию имени проф. Н. Е. Жуковского.

В 1982-86 гг. проходил службу в должности инженера-испытателя в Вольском Воздухоплавательном испытательном центре. Служил ведущим инженером в военном представительстве Министерства обороны РФ; старшим и главным инженером в Воздухоплавательной службе ВВС. В 2000-2009 гг. – начальник Воздухоплавательной службы ВВС.

- Действительно, такая попытка была в 1998 году. Вышла директива, которая была для нас полной неожиданностью. Она предписывала ликвидировать ВИЦ в полном составе. Мы начали бороться, объяснять, что этого делать нельзя, рисовали перспективы развития ВП-техники в военной и гражданской сферах. Центр уже фактически начал расформировываться. Но в конце концов нам удалось помешать сделать эту ошибку: после доклада лично министру обороны тот принял решение Центр сохранить.

Нынешнее сокращение ВП-службы может оказаться роковой для ВИЦа, да и для воздухоплавания в целом. Дело в том, что у самой службы целый ряд задач, основными из которых являются организующая и снабжающая. Служба отвечает за развитие всего направления, за постановку научно-исследовательских, опытно-конструкторских работ. А Вольский Центр осуществляет испытания той техники, которая разработана по инициативе службы. Если не будет этого развития, этого поступательного движения, то не будет и техники, и функции ВИЦа отомрут. Хотя направление это, особенно в последнее время, крайне важно. И за рубежом, и у нас в стране в гражданской сфере начинают очень активно работать в этой сфере.

Вот такие пояснения получили мы от сведущих и независимых людей по поводу очередной и малопонятной истории с военным воздухоплаванием. Хотелось бы услышать и мнение должностных лиц или руководителей, понимающих, куда собственно может завести эта «загогулина». Как бы не пришлось потом очень многим чиновникам пожимать плечами: мы-де и не заметили, как по ошибке некоего штабного клерка Россия лишилась целой оборонной отрасли.
О. Кирсанова,
информационный центр «Вольская жизнь»

http://volsklife.ru/?p=4531#comment-506

вот такие, понимашь, пироги...
Изменено: тур - 25.02.2011 23:59:05 (эмоции)
 
Интересно, а сталкивался ли кто-нибудь в последнее время с использованием в войсках аэростатов для целей ПДП или ВДП ?
Родина прикажет - танки полетят.
 
Вопрос примерно год назад задавался коллегам из ВНК ВДВ, кроме того проведены исследования (929 ГЛИЦ) использования аэростатной техники для прыжковой подготовки. Ответ - для начального уровня (до нескольких прыжков)вещь приемлемая. Но затем прыгать надо с аппарата, который имеет достаточную скорость полета. В КБП нет упражнений по прыжкам с нулевой поступательной скоростью. При прыжках с привязного аэростата есть свои нъюансы: опасность столкновения с привязным канатом, нехилая раскачка гондолы при каждом прыжке. Серийной техники для таких целей на вооружении нет(что-то "Авгуръ" делал, штучные экземпляры). Относительно недавно (лет 12-15 назад в Вольском испытательном центре)реально прыгали с привязного комплекса "Шерстяк", который на вооружение не принят, да и назначение у него совсем другое было. В целом, с учетом плачевного состояния ВТА,применение воздухоплавательной техники для подготовки парашютистов скорее всего имеет свою целесообразность.
Кроме того, коммерческие "покатушки" были бы, мне кажется, особенно интересными.
Изменено: тур - 02.09.2011 16:00:45
 
Немного не в тему, но помоему в Дании используются аэростаты для подготовки военных парашютистов
 
Цитата
тур пишет:
Относительно недавно (лет 12-15 назад в Вольском испытательном центре)реально прыгали с привязного комплекса "Шерстяк"

Никаких материалов по этим прыжкам нет?
 
Открытых материалов по этим работам нет, тематикой занимался ВИЦ при участи парашютистов-испытателей с Чкаловского.
 
Поищите либо на youtube либо на каком-то российском ресурсе, есть ролик, помоему из прогарммы "Авиаторы" про современную модификацию аэростатов
 
Цитата
тур пишет:
...Кроме того, коммерческие "покатушки" были бы, мне кажется, особенно интересными.
В Волосово прыгали с воздушного шара.
Родина прикажет - танки полетят.
 
Цитата
ROS пишет:
Цитата
тур пишет:
...Кроме того, коммерческие "покатушки" были бы, мне кажется, особенно интересными.
В Волосово прыгали с воздушного шара.

С воздушных шаров - тепловых аэростов (реже с газовых аэростатов)прыгают повсеместно, одна проблема кому-то его надо потом сажать. Привязной аэростат выбирается лебедкой к земле (с 1000 м около 10 мин), экипаж не нужен. И, главное, если в оболочке водород, то лучше на борту не курить... по стопарику можно..
 
Ксати, немного новостей о судьбе направления:

Минобороны решило закупить аэростаты
С их помощью удобно наблюдать за горными ландшафтами. В том числе на границе с Грузией
Министерство обороны РФ приняло принципиальное решение закупить около 50 привязных аэростатов. Один аппарат с оборудованием наблюдения стоит около $3 млн. Сейчас проходят испытания ряд опытных образцов, по результатам которых может быть подписан контракт.
В Министерстве обороны «Известиям» подтвердили, что, как только конструкторские бюро выполнят техническое задание, аэростаты будут закуплены. Однако в ведомстве отказались комментировать цену, количество машин и территорию, на которой их планируют использовать. Если опытные образцы одобрят до конца года, то уже в следующем будет начато их серийное производство. По данным от одного из производителей, закупаемые Минобороны аэростаты могут быть использованы для патрулирования горных приграничных районов.
В России только две фирмы занимаются конструированием аэростатов: ЗАО «Воздухоплавательный центр «Авгуръ» и «Долгопрудненское конструкторское бюро автоматики». Несколько лет назад министерство проявило интерес к привязным аэростатам и разослало приглашения поучаствовать в их разработке этим компаниям. После проявленного ведомством интереса они приступили к созданию опытного образца, который мог бы быть закуплен в рамках оборонзаказа.
Министерство интересуют именно привязные аэростаты. Это беспилотные аппараты, которые оснащены аппаратурой для наблюдения и связи. Проводить с них разведывательные и патрульные функции дешевле, чем с вертолетов в 13 раз, а с самолетов в семь раз. Причем наблюдать с вертолета можно несколько часов, с самолета до суток, а с аэростата около месяца, — рассказал «Известиям» Сергей Щугарев, генеральный директор ЗАО «Воздухоплавательный центр «Авгуръ». — Аэростаты тяжело засечь радарами из-за их радиопрозрачности, а человек, работающий с ними, находится в безопасности — на земле. Срок службы у современного аэростата воздушного судна около 15 лет, а оболочку из ткани нужно менять раз в пять лет.
В настоящее время на вооружении целого ряда стран НАТО применяется аэростатная техника, она используется как платформа для разведывательного и наблюдательного оборудования. Широко используются аэростаты армией коалиции в Афганистане и Ираке.
Самый большой аэростат производимый в России может поднять до двух тонн полезного груза, подняться на высоту 3,5 км и обеспечивать радиус патрулирования до 270 км. Средняя модель грузоподъемностью около 200–300 кг поднимается на высоту около 2 км и может патрулировать территорию в радиусе 150 км. На сегодняшний день производители аэростатов уже смогли разработать модельный ряд образцов, которые одобрены ведомством, однако некоторые модели еще испытываются.
— Говорить о том, сколько аэростатов захочет купить ведомство, пока преждевременно, но министерство проявляет большой интерес к этой технике, — подытоживает Сергей Щугарев.
— На сегодняшний день в России нет полноценного аэростатного рынка. Спрос на такую технику минимален, — рассказал Олег Понтелеев, глава аналитической службы агентства «Авиапорт». — После Второй мировой войны они длительное время не использовались. Сейчас технология вышла на новый виток и обещает большие преимущества по сравнению с самолетами и вертолетами. Использование аэростатов — это экономически выгодный способ разместить оборудование, которое будет эффективно и малозаметно. Однако пока эксплуатация аппаратов в войсковых условиях не подтвердила технические решения в полной мере.
_http://www.izvestia.ru/news/496015#add_comment


«Сдержанный оптимизм» чиновников Минобороны заразил «Вольскую неделю»
Автор author, Опубликовано: Август 16th, 2011
Российские СМИ опубликовали сообщение из МО РФ об успешных испытаниях нового отечественного аэростата. Они прошли в Вольске на базе Воздухоплавательного испытательного центра. Это, без сомнения, большое достижение российских ученых, инженеров, военных испытателей. В местной газете «Вольская неделя» заговорили о «сдержанном оптимизме» относительно судьбы ВИЦ и напрасных тревогах об отечественном воздухоплавании.
Напомним, что тревогу вместе видными воздухоплавателями била именно наша газета. Дай-то Бог, чтобы опасения оказались напрасными, но практика не подтверждена пока ни Министерством обороны, ни, тем более журналистами газеты, увы, услышавшими только звон из пресс-службы МО.
На самом деле все ровно наоборот, уважаемые коллеги. Что касается ссылок на А. Манухина, то, как бывалый офицер, он не мог вам что-либо сообщить при всем своем желании. Полагаем, что ссылка на него – это неудачная работа автора заметки. Каждый сверчок знает свой шесток, не говоря уже о людях с большими звездами. Между тем, что новый боевой привязник готовился не один год. Конструкторы, прежде чем приступить к работе, на основе сложной аналитической работы задолго до нынешнего результата получили обоснования и задания, на своем этапе подключены были и опытное производство с промышленностью. Вольские испытатели еще на стадии научно-исследовательских опытно-конструкторских работ (НИОКР) участвовали в ключевых моментах этого процесса. Так, что современный отечественный аэростатный комплекс – это и их родное детище.
Вспомним, что за несколько десятков лет по отлаженной системе военное воздухоплавание СССР и России получило десятки ВП систем, образцов которыми можно только гордиться. В иной год в воздух поднималось до нескольких сотен привязных и автоматических аэростатов, а число наземных и лабораторных испытаний ежегодно исчислялось тысячами. Нынешнее намерение МО РФ закупать в год по 2 (целых два!) привязных аэростата сейчас выдается как достижение. Получается, что реального снабжения войск этими новейшими комплексами прявязников в интересах связи не предвидится. Да и войск, если признаться, нет, кроме 2-3 бригад из состава самих же испытателей. Пару групп могут составить к счастью еще не почившие в бозе запасники-отставники, если тряхнут стариной. То есть целые оперативные и стратегические направления реально не имеют никакой физической возможности применить боевой потенциал ВП техники (в то время, как американцы используют сейчас ВП комплексы даже в Ливии,-ред.). Вот такие реальные дела, господа «сдержанные оптимисты». Но впереди дела еще хуже, чем были до сих пор. В нынешнем роковом 2011 году система ВП, кроме всех бед, потеряла одно из своих ключевых звеньев – воздухоплавательную службу ВВС.
Решением неких «кадровиков» минобороны эта служба сокращена в полном составе, тем самым ВП потеряло единственный руководящий и координирующий орган своей и без того скудной структуры. Взаимосвязь с научными центрами страны, оперативная работа с промышленностью, органами управления ВВС – все это разорвано. В своих публикациях мы приводили мнение выдающегося российского ученого академика Ю.Рыжова, известных воздухоплавателей – профессионалов В. Ступникова, А. Гниденко, А. Журавлева, В. Куца считающих, что сокращение воздухоплавательной службы скажется отрицательно на состоянии дел в отечественном военном воздухоплавании, прежде всего на его развитии и применении.
Кто в дальнейшем на уровне ВВС и ПВО страны, не говоря уже о министерстве обороны, закроет образовавшуюся брешь? Не окажется ли успех испытаний аэростатного комплекса последней победой отечественных военных воздухоплавателей? Вопросы серьезные, потому, что кроме всего, они затрагивают судьбу Вольского воздухоплавательного центра, в котором служит и трудится несколько сотен вольчан. Искренне хотим оставить свой сдержанный пессимизм и присоединиться к журналистам «Вольской недели», в некоем состоянии увидевшим «переСВЕТ» в конце тоннеля…
При чем здесь «некое состояние»? На самом деле летом 2011 года в Вольске испытывался аэростатный комплекс ретрансляции в комплекте с аэростатом, изготовленным ЗАО «Авгуръ». «Пересвет» от фирмы Долгопрудненского КБА, который расхвалила «Вольская неделя», сошел с этапа испытаний еще осенью прошлого года, а коллеги-газетчики видно по незнанию использовали фото, сделанное в подмосковном цехе «Роскосмоса», то есть Вольск здесь и не светился. Читатели введены в заблуждение. Специалисты также недоумевают, откуда «Вольская неделя» почерпнула информацию о предназначении аэростата (раннее предупреждение атак противника, воздушная поддержка наземных операций, – ред.). Поверьте, коллеги, десятки людей удивлены!
К чему вся эта дезинформация? У нас есть одна версия, если отбросить случившийся журналистский тяп-ляп. Будучи еще государственным депутатом, Александр Соловьев обратился к Министру обороны А. Сердюкову с тревожным письмом о судьбе российского военного воздухоплавания и Вольского испытательного центра. Успокаивающий ответ Госдепу министр «позволил» подготовить начальнику Генштаба ВС Н. Макарову, дескать все будет о-кей. Всем нам пояснили, что вместо ликвидированной воздухоплавательной службы (г. Москва) ее функциями будет заниматься один (один! – ред.) из офицеров 929-й Государственный летно-испытательный центр им. В.П. Чкалова (г. Ахтубинск). Возможно, сейчас пресс-служба Минобороны продолжает линию по умиротворению встревоженных вольчан и остальных воздухоплавателей. К этой информационной обработке внезапно подключилась и местная «Вольская неделя».
Самое интересно, что ГЛИЦ в астраханских степях – это чисто испытательная организация, вдобавок расположенная в 1,5 тыс. км от центральных органов военного управления. Утверждаем, органа военного управления у военного воздухоплавания теперь нет, как и некому с 2011 года вести обеспечение ВП спецноменклатурой, разработку директивных документов и т. д. В таком подвешенном положении задел испытательной работы Вольского ВИЦ будет исчерпан уже в следующем году. Тогда и может последовать жирная точка в истории российского военного воздухоплавания, а не «переСВЕТ» в конце тоннеля. Попахивает фатализмом, но поведение Минобороны подводит именно к такой мысли.
О. Дмитриева. _http://volsklife.ru/blog/2011/08/16/sderzhannyiy-optimizm-chinovnikov-minoboronyi-zarazil-volskuyu-nedelyu/
 
Невесёлый материал...
 
Прыжки с аэростата


...Машина с закрепленной в кузове лебедкой надежно укрыта от посторонних глаз в глубоком овраге. Натужно крутится ее барабан, то сдавая, то выбирая трос привязного аэростата. В ивовой корзине где-то под облаками от бешеной качки дико страдают молодой инструктор парашютно-десантной службы ВДВ Андрей Руденко и трое курсантов.

Как только спецназовцы поднялись на восемьсот метров, сразу попали в страшную болтанку. Ветер рвал аэростат, как пушинку, гнал дальше в небо, а гудящий трос рывками не пускал, неизменно отбрасывая назад.
Где-то там, в вышине, невидимые с земли, из корзины вываливались в бездну будущие закордонные диверсанты-парашютисты. Их появления на земле каждый раз ожидали особенно напряженно. И когда они выныривали из грозовых облаков под белесыми куполами парашютов, это было всегда неожиданно, и нарисовывались они совсем не там, где их по расчетам ждали. Воздушные потоки разбрасывали начинающих десантников под малоуправляемыми «зонтиками» парашютов буквально как хотели. Так, опытным путем, каждый раз подтверждалась возможность проводить затяжные учебные прыжки и при самой плохой погоде, а значит, и ночью...

Всего шесть минут понадобилось на то, чтобы поднять парашютистов-перворазников на нужную высоту и выбросить их в свободный полет. И снова подтянуть аэростат к земле. Дальше все каждый день шло, как правило, без заминки и особых происшествий. Не успевала одна группа парашютистов опуститься на землю и погасить купола, как другая уже шла вверх. Как говорится у специалистов парашютно-десантной службы, исключительно «вертикальная» жизнь. И норма на одного инструктора была, как положено, «военная» — 200 курсантов за смену. Подъем для бывшего магнитогорского бухгалтера и его коллег из ПДС привычно объявляли уже в три-четыре часа ночи, а затем, примерно через час, начинались прыжки. И так семь дней в неделю при любой погоде непрерывно до 21 — 22 часов.

Всего же за годы войны с помощью привязных аэростатов курсантами подмосковного центра специальной подготовки было выполнено более полумиллиона только официально учтенных прыжков с парашютом. Созданный молодыми учеными-дирижаблестроителями воздухоплавательный дивизион в Долгопрудном на глазах стремительно преобразовался в основной центр парашютной подготовки всех частей и соединений Воздушно-десантных войск, армейских разведгрупп и команд диверсантов для выполнения специальных заданий в глубоком тылу немецко-фашистских оккупантов.

Массовая подготовка бойцов парашютно-десантных корпусов, поточно проводившаяся с аэростатов, высвобождала так нужные фронту транспортные самолеты и большое количество высокосортного авиационного горючего.

Полный текст
 
Цитата
гв.р. Alexey пишет:
Так, опытным путем, каждый раз подтверждалась возможность проводить затяжные
учебные прыжки и при самой плохой погоде, а значит, и ночью...
к сожалению тот, кто готовил текст не стал утруждаться и вникать в тему.
Затяжные прыжки?... Аэростат поднимался на высоту всего 400 метров, а значит ни о каких затяжных прыжках речь не идёт
С неба об землю... и в бой!
 
Вот так и пишут, не думая...
 
А еще ночью можно на трос налететь и с прыжками завязать, окончательно...
 
Дирижабль "Победа" был спроектирован и построен за 6 месяцев в 1944 году силами 1-го ОВД ВДВ РККА под руководством Гарф Б.А.
ОВД ВДВ РККА - Отдельный воздухоплавательный дивизион Воздушно-десантных сил Рабоче-крестьянской красной армии.
ОВД ВДВ располагался в Долгопрудном на месте современного сквера Долгова.
Дирижабль "Победа" применялся для доставки и обеспечения водородом десантных аэростатов ВДВ.
После войны "Победа" успешно применялась для поиска невытраленных мин и затонувших судов.
Фото из фондов музея ДМЗ.
 
Дирижабль СССР-В12.
Отработка методики спасательной операции по принятию на борт человека без посадки корабля.
Дирижабль применялся для доставки и обеспечения водородом десантных аэростатов ВДВ.
Всю Великую Отечественную войну пролетал без аварий.
В составе экипажа был Владимир Устинович.
Фото из фондов Долгопрудненского историко-художественного музея.
Страницы: Пред. 1 2
Читают тему (гостей: 1)

Яндекс цитирования liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам.
При копировании ссылка на desantura.ru обязательна.
Professor - Создание креативного дизайна сайтов и любые работы с графикой