Десантура.ру
На главную Поиск по сайту Техподдержка
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Главная  |  Карта сайта  |  Войти  |  Регистрация

ДНЕПР-67



Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: 1
RSS
ДНЕПР-67, Участие ВДВ
 
Книга о проводившихся в 1967 г. крупных учениях, я выбрал там то, что к ВДВ относится.

Книга открывается вступительной статьей.
С публицистическими статьями о нашей современной армии выступают писатели Н. Грибачев и И. Стаднюк.
Репортаж с полей учения «Днепр» ведут военные журналисты полковник С. Алешин, Герой Советского Союза полковник С. Борзенко, полковник В. Гриневский, полковник И. Денисов, полковник Н. Корольков, полковник М. Маковеев, полковник В. Малинин, подполковник Н. Васильев, подполковник А. Сгибнев, подполковник И. Сыроваткин, подполковник В. Трихманенко, подполковник А. Хорее, подполковник Л. Чуйко, майор И. Дынин, майор А. Линчу к, капитан В. Откидач.
Иллюстрировали книгу фотокорреспонденты К. Куличенко, В. Куняев, Г. Омелъчук, М. Редъкин, Е. Удовиченко и другие.
Составители: полковник В. Малинин, полковник В. Гриневский и подполковник А. Хорее.
М., Воениздат 1968 г.

БОЕВОЙ РАПОРТ РОДИНЕ

Пятьдесят лет Вооруженные Силы СССР надежно и неусыпно стоят на страже завоеваний
Великого Октября. Весь их полувековой путь — пример верного служения своему народу, Родине, делу коммунизма. Они с честью прошли этот путь потому, что ими руководит, их ведет вперед, вдохновляя на подвиги, партия Ленина, партия коммунистов.
Пройдут века, многое сотрется в памяти человеческой, по никогда не померкнут подвиги армии, рожденной для защиты революции. И нынешние, и грядущие поколения всегда будут преклоняться перед солдатом этой армии, перед его доблестью, мужеством, верностью своему долгу.
Наряду с великими победами, одержанными нашей армией на полях сражений гражданской и Великой Отечественной войн, в истории многих ее частей и соединений есть яркие страницы, повествующие об успехах на маневрах и различного рода состязаниях. Одна из таких страниц — крупнейшее за послевоенное время учение «Днепр». Для многих полков и дивизий оно было завершающим этапом, венцом боевой подготовки в юбилейном 1967 году. На этом учении, ставшем отчетом армии нашему народу, Коммунистической партии и Советскому правительству, все его участники проявили высокий моральный дух, глубокое понимание своих задач и продемонстрировали готовность с честью выполнить свой воин¬ский долг по защите любимой Родины.
Жители многих областей Украины и Белоруссии стали свидетелями развернувшихся на огромном пространстве баталий, убедительно показавших, что советские воины — верные сыны своего народа — настойчиво, с сознанием высокой ответственности, изо дня в день повышают бдительность и боевую готовность, умножают своим ратным трудам революционные и боевые традиции.
Участвовали в учении войска Белорусского, Прикарпатского и других военных округов. Были представлены на нем Сухопутные войска,
Военно-Воздушные Силы, Войска противовоздушной обороны страны, Воздушнодесантные войска.
На учение пришли дивизии, чьи боевые знамена обрели славу в пер¬вых боях за упрочение Советской власти и снискавшие новую славу в битвах Великой Отечественной войны. Среди них — Иркутско-Пинская мотострелковая дивизия имени Верховного Совета РСФСР.
Михаил Васильевич Фрунзе назвал это соединение «боевой жемчужиной нашей армии». В годы Великой Отечественной войны дивизия вела активные боевые действия под Ростовом и Краснодаром, штурмовала Новороссийск, освобождала Белоруссию. Потом путь ее пролег через укрепления Восточной Пруссии, Берлин и Прагу. Двадцать пять воинов дивизии стали Героями Советского Союза, тысячи награждены орденами и медалями.
Достойно выдержала боевой экзамен на учении и другая старейшая наша дивизия — Самаро-Ульяновская, Железная трижды Краснознаменная, орденов Суворова и Богдана Хмельницкого. Один из ее полков, как известно, 12 сентября 1918 года освободил родной город Владимира Ильича Ленина — Симбирск. Почти полвека стоит на защите Родины это славное соединение!
Среди участников учения можно было встретить и сыновей тех, кто сражался на улицах Сталинграда, кто сокрушал танковые полчища врага на Курской дуге, кто форсировал Днепр, кто расписался на колоннах рейхстага в Берлине и вступал на улицы ликующей Праги. Это славное советское племя, закалившееся в повседневной учебе, освоившее современную боевую технику, не пожалело сил и молодой энергии для того, чтобы достойно множить традиции дедов и отцов новыми доблестными делами.
По своим масштабам, числу участвующих в нем войск учение «Днепр» не имело себе равных. В ходе его проверялась готовность частей и соединений к ведению боевых действий в сложной обстановке с применением современных видов оружия и боевой техники. Войскам пришлось совершать марши на сотни километров, преодолевать крупные водные преграды, проводить стремительные атаки и глубокие контрудары, выбрасывать крупные воздушные десанты. В условиях, максимально приближенных к боевым, были продемонстрированы возросшая полевая выучка войск, четкое взаимодействие всех родов войск и видов Вооруженных Сил, устойчивое управление войсками. Наши командиры на всех этапах, в самых трудных ситуациях не теряли самообладания, проявляли выдержку, инициативу, самостоятельность. Их решения в большинстве своем отличались творческим дерзанием, смелостью и оригинальностью тактического мышления. И самого доброго слова, конечно же, заслуживают наши солдаты и сержанты. Все они действовали самоотверженно, со знанием дела. Личный состав войск проявил исключительную выносливость в походах и боях, добросовестно и с большим энтузиазмом выполнял свои задачи. Хорошая физическая закалка, высокие морально-боевые качества советских воинов позволили командирам ставить перед обучаемыми все более сложные задачи, вести марши и наступательные действия в высоких темпах.
Опыт учения вновь подтвердил научный вывод о том, что готовность личного состава к преодолению трудностей походно-боевой жизни тем выше, чем крепче морально-боевой дух воинов, чем выше уровень их идейно-политической закалки. Надо заметить, что и на учении, в нелегких полевых условиях, духовные запросы воинов удовлетворялись стройной, хорошо продуманной системой пропаганды и агитации. Много внимания уделялось популяризации боевых традиций, подвигов героев частей и соединений, разъяснению конкретных задач дня.
Если говорить об основных особенностях учений в военном аспекте, то они видны буквально во всем. Нынешние учения не имеют прецедента в истории Советской Армии. Многие хорошо помнят учения и маневры предвоенных лет, а также учения и маневры, проводившиеся в первые послевоенные годы. Но тогда они проходили на совершенно иной материально-технической основе. С тех пор многое изменилось в военном деле. Неизмеримо возрос уровень технического оснащения войск, существенно изменился облик командных кадров и всего личного состава, бурно развивалась военно-теоретическая мысль. Можно по праву гордиться теми огромными переменами в техническом оснащении Советских Вооруженных Сил, которые осуществлены благодаря заботам Коммунистической партии, ее ленинского Центрального Комитета, самоотверженному труду народа. Учение не только способствовало совершенствованию полевой выучки войск и штабов, но и позволило проверить их боевую готовность, способность решать оперативные и тактические задачи в условиях, максимально приближенных к боевым..
В ходе учения войска имели возможность изучить и отработать целый комплекс вопросов теории и практики военного дела, направленных на дальнейшее развитие оперативного искусства, тактики и военного искусства в целом, на дальнейшее повышение боеспособности Вооруженных Сил.
Одна из важных особенностей учения состоит в том, что на нем действовали войска, оснащенные самой совершенной военной техникой. Среди этой техники были и новые виды вооружения. Можно с удовлетворением отметить, что в сложных условиях наши самолеты, танки, артиллерия, вертолеты, средства связи и все другие виды вооружения действовали безотказно, показав свои высокие боевые качества.
Учение «Днепр» явилось подлинной демонстрацией единства армии и народа. Повсюду, где действовали войска, трудящиеся городов и сел встречали защитников Родины с большим радушием и теплотой, хлебом-солью и цветами, окружали вниманием и заботой. Происходили волнующие встречи воинов с тружениками предприятий и колхозов, с учащимися, с ветеранами былых боев и походов, партизанами. Каждая такая встреча воинов с трудящимися выливалась в подлинную демонстрацию единства армии и народа, являлась убедительным свидетельством уважения и любви всех советских людей к своим Вооруженным Силам.
Участники учения не забудут и того исключительного гостеприимства, которое было оказано им в столице Украины — городе-герое Киеве, где 1 октября 1967 года в не по-осеннему теплый, солнечный день состоялся смотр войск, участвовавших в учении «Днепр».

Мне не раз доводилось слышать в городе: «Нет, не та нынче молодежь, на обочину косит, серьезности маловато...» Само собой разумеется, что потащил я с собой хвост из таких высказываний и на учение «Днепр» и каждому генералу и офицеру, с которым доводилось встречаться, задавал самому себе приевшийся вопрос: «Ну как служат молодые? На обочину не тянут? Глазом не косят?» И решительно от всех слышал один и тот же ответ:
— Отличная молодежь! Умная, дельная, с сознанием ответствен¬ности и чувством достоинства.
— Ваше воспитание?
— И наше. Комплекс — семья, школа и мы.
— Что именно специфически ваше?
— Коллективная ответственность.
И это при любой проверке оказывается правильным — чувство коллективной ответственности. И дело тут вовсе не в том, что означенной ответственности требуют командиры и политработники, — это, разумеется, тоже, — а в первую очередь в том, что армия наша стала совсем иной, чем прежде, воистину без всякой оговорки новой. В прежней армии, героической и победоносной, солдат шел в цепи и в то же время до известной степени одиночкой, сам по себе; сидел в обороне со своим отделением и взводом, но в своей, в изрядной степени отчлененной стрелковой ячейке. Теперь в связи с развитием техники этой двойственности — коллектив и одиночка одновременно — нет.
Сейчас воевать и даже действовать в мирных условиях обособленно так же нельзя, как в одиночку изобретать космический корабль или строить синхрофазотрон.
Скорость марша и успех боя в нынешней армии в первую очередь зависят от водителя бронетранспортера, танка, артиллерийского тягача. А водитель связан, как в едином механизме, со всеми членами экипажа, который в общих интересах не простит ему любой формы нерадения — в бою это может стоить жизни всем. С другой стороны, и каждый член экипажа или группа солдат на бронетранспортере не может действовать самостоятельно и одиночно. Так рождается ощущение взаимосвязанности и чувство ответственности всех за одного и одного за всех, и в качестве воспитателя отдельного солдата выступают не только командир и политработник, но и сам коллектив. А коллектив не проведешь, он многоглаз и знает о тебе все. И зная все, он найдет меры воздействия, чтобы в мирное время не ходить при дурной славе, а на войне не сложить головы попусту. Такой коллектив — не былинка, а дерево, которое питается от земли многими корнями и противостоит буре всеми клетками ствола сразу.
Любопытен и многозначащ этот психологический аспект современной армии, лишний раз он подсказывает правильный взгляд на чрезвычайно важную проблему — отношение человека к технике и воздействие техники на формирование психики и духовного мира чело¬века.
И еще один среди многих других вопрос интересовал меня на учении — боевой дух и физическая закалка личного состава. Всем известно, как блистательно проявила эти качества наша Красная Армия и в гражданскую, и в Великую Отечественную войну. А что сейчас? Не подрастеряли силу воли? Не изнежились в мирном быту? Нет, не растеряли, не изнежились. Одно из соединений совершило в кратчайшие сроки многокилометровый марш — это проделали «западные», узнав, что на их участке фронта грозит наступление «восточных». И никаких поломок, никаких происшествий! И нормальная бодрость и боеготовность в конце? Между тем такой длинный путь даже на «Волге» может свалить с ног не только водителя, но и пассажира.
Дважды в разных тактических вариантах наблюдали мы высадку многотысячного парашютного десанта «восточных» в глубине обороны «западных». Все прошло в полном порядке, за исключением двух частностей, о которых стоит рассказать.
В одном случае солдат, неудачно приземлившись, — чему способствовал весьма изрядный ветер, — растянул связки ноги. Бывает. В том числе на асфальтовых тротуарах в сухую погоду — тут тоже и вывихов хватает, и растяжений. Но самое главное в другом — отстегнув парашют, преодолевая мучительную боль, солдат упрямо старался добраться к месту сбора. Во втором десанте старшего лейтенанта Юрия Максимова затянуло на наблюдательный помост, и он упал на беспорядочно расставленные табуретки. Мы бросились к нему, чтобы взять интервью, но он, отстегивая парашют, сообщил только имя и фамилию, а затем убежал к своему подразделению. Вероятно, получил и синяки, и ушибы, но, одержимый благородным чувством долга и товарищества, он помнил в эти минуты только о поставленной задаче и своем подразделении.
Конечно, учение — это еще не война, хотя и происходит здесь все, как в бою. Но ведь для того чтобы узнать вкус морской воды, не обязательно выпить все море — достаточно одного глотка и даже капли. А тот факт, что учение с огромными массами техники — самолеты, вертолеты, бронетранспортеры, танки различных видов, пушки, минометы, различных назначений ракеты, парашютные десанты с тяжелой техникой, поражающая своей разветвленностью, многообразием и даже диковинностью связь, — тот факт, что учение с такими массами войск прошло на высо¬ком уровне, является в первую очередь свидетельством высоких человеческих качеств нашей армии, ее интеллектуальности, ее инженерной подготовки. От высшего до низшего звена. Мы можем быть спокойны — при современнейшей, захватывающей дух технике стоит в качестве ее хозяина и повелителя современный, образованный, исполненный чувства собственного достоинства человек, наследующий боевые традиции и славу старшего поколения.
Нет, очевидно, никакой необходимости излагать стратегический замысел и тактическое его осуществление на учении. Отмечу только одну любопытную деталь: «западные» солдаты и офицеры жаловались:
— Почему нам приказывают отступать? Мы бы этим «восточным» дали!
— Обидно?
— Конечно, обидно.
— Но ведь ваши, «западные» войска ведут наступление на других участках, туда стянули и основные силы, а вас оставили оборонять междуречье в надежде на крупные водные преграды. «Восточные» же для наступления сосредоточили, вероятно, двойное или тройное превосходство сил — это азбука всякой войны.
— Все равно мы бы не отступили!..
В самом деле, о наступлении «восточных» в похвальном ключе пи¬сали все корреспонденты, и они того заслуживали. Но, между прочим, не меньших похвал заслужили и «западные»: они, ведя непрерывно воздушную и наземную разведку, умно маневрировали, красиво — глаз не отвести! — вели встречный «бой» с «восточными», с исключительной быстротой при великолепном исполнении нанесли танковыми и мотострелковыми подразделениями удар по воздушному десанту. И это не удивительно — «западные» были такими же советскими войсками с той же техникой, что и «восточные».
Пятьдесят лет назад у нас были только красногвардейские отряды — плохо одетые, плохо вооруженные и не досыта накормленные. Сейчас советский народ имеет армию, вооруженную всесокрушающей техникой и способную решать любые задачи в небе, на земле, на воде и под водой.

...Левый берег Днепра. Знобкое, спокойное утро. «Чуден Днепр при тихой погоде, когда вольно и плавно мчит сквозь леса и горы полные воды свои... Редкая птица долетит до середины Днепра. Пышный! Ему нет равной реки в мире». Кажется, бессмертный Гоголь нисколько не преувеличивал в своей песне Днепру. Далеко-далеко прячется в сизой дымке противоположный его берег. Вот-вот начнется форсирование, ка¬кого еще седой Днепр не видел за всю канувшую в глубину веков историю.
Войска «западной» стороны, закрепившись на правом высоком берегу, приготовились к упорной обороне. Фронту «восточных» предстояло совершить таранящий бросок через могучий водный рубеж, захватить береговой плацдарм и, подтянув силы, развить наступление... Загрохотала артиллерия, разрезали воздух моторы десятков сверхзвуковых самолетов, нано¬сивших бомбовые и ракетные удары. Все пестрое пространство за Днепром вздыбилось огненными султанами. По небу будто прошлась исполин¬ская кисть, заляпав черным его утреннюю чистоту. «Западные» открыли ответный артиллерийский огонь и силами своей авиации обрушились на батареи «восточных». Завязались скоротечные воздушные бои. Но перевес сил наметился на стороне наступающих. Посредники внимательно следили за динамикой боя и выносили безапелляционные приговоры в пользу тех, кто выходил победителем.
Наращивая силу огневых ударов, гвардейская дивизия генерал-майо¬ра М. Зайцева начала форсирование реки. Мотострелковые и танковые подразделения рассекают холодные волны Днепра. Сколько видит глаз, плывут, взрыхляя речное зеркало, сотни бронетранспортеров и танков, выплескивая со своих бортов огонь из всех видов оружия. Несметная сверхзвуковая авиация ни на минуту не оставляет без прикрытия наземные войска
Как только передовые бронированные подразделения пересекли Днепр, преодолели крутизну берега и начали сражение за плацдарм, в небе эшелон за эшелоном появились тяжелые вертолеты с десантом. Десантники высадились в ближнем тылу «противника» и вскоре соединились с передовыми частями, форсировавшими реку и расколовшими оборону «западных».
Минуло чуть больше часа, а саперы уже на широком фронте навели через Днепр несколько наплавных мостов, по которым хлынули моторизованные колонны наступающих войск.
Осенью 1943 года я видел, с какой огромной затратой сил, ценой каких жертв строилась переправа через Днепр в букринской излучине. Потребовалось одиннадцать дней, чтобы героическим трудом саперов и местного населения, под прикрытием частей, закрепившихся на букринском плацдарме, построить мост длиной в семьсот метров!..
Войска «восточной» стороны, отражая непрерывные контратаки «западных», развивали наступление. Командование «восточного» фронта приняло решение во второй половине дня выбросить в оперативной глубине «западных» в нескольких районах крупный воздушный десант.
За многие сотни километров, из неведомых глубин нашей территории устремились к местам высадки армады военно-транспортной авиации, которой командует маршал авиации Н. С. Скрипко. На бортах тяжелых самолетов — крупное авиадесантное соединение войск генерал-полковника В. Ф. Маргелова. Наступление с неба прикрывается истребительной авиацией, а места высадки тщательно «обрабатываются» бомбардировщиками.
Все небо, сколько видит глаз, расцветает белыми куполами... Первыми выбросились разведчики и комендатура десанта. Затем устремились к земле под гроздьями куполов бронетранспортеры, самоходные пушки, платформы с машинами и различной боевой техникой. Перед самой встречей' платформ с землей под ними грохочут ослепляющие взрывы, образуя воздушные «подушки». Тут же приземляются воины боевых расчетов и бегут каждый к своей машине. Парашютистов в небе все больше и больше. На места, указанные комендатурой десанта, снижается командование дивизии, а вокруг — воздушно-десантные батальоны.
[attachment=6355:36fb0eff9309.jpg]

Десантирование дивизии — зрелище захватывающее и тревожащее. Тысячи людей вываливаются в бездну из разверзшихся люков скоростных машин! Но приземление идет нормально. Никому не пришлось открывать запасной парашют. Впрочем, потом я узнал, что в прошлом году на парашютах этого типа было совершено более миллиона прыжков, и только одному парашютисту пришлось воспользоваться запасным куполом.
[attachment=6356:993accbea1dc.jpg]
Проходят минута-две, и вся местность на многие километры вокруг будто оделась в зимний наряд — тысячи белых полотнищ распластались на ней. Десантники развертываются в боевые порядки и устремляются к намеченным рубежам.
[attachment=6357:a23c5780398e.jpg]

[attachment=6358:8f4115a38f9b.jpg]
«Противник» ведет себя очень активно. Непрерывно контратакует с воздуха, вступая в бой с истребителями-бомбардировщиками «восточных», а вскоре подтягивает к месту десантирования танковые части. Завязывается упорный бой. «Западные» наносят удары по воздушной пехоте мощными танковыми резервами. Десантники применяют все свои огневые средства и при поддержке авиации отражают атаки.
На следующий день мы были свидетелями еще более мощного авиадесантного удара «восточных» в районе узлов шоссейных и железных дорог, по которым «западные» совершали маневр фронтовыми резервами.
Этой второй крупной и сложной десантной операции предшествовало' стремительное наступление «восточных» на широком фронте, а затем большое танковое сражение на главном направлении. Иркутско-Пинская мотострелковая дивизия во встречном бою столкнулась с наносившей фланговый удар танковой дивизией «западных». После столкновения авангардов обе дивизии, проявив высокую маневренность, при поддержке артиллерии и авиации развернулись в боевые порядки, и напряженная битва загрохотала от горизонта до горизонта.
Так шло, так развивалось это беспримерное в истории Советских Вооруженных Сил учение. Трудно было побывать на всех его этапах. Но это сделали журналисты. Вместе, сообща они представляли собой как бы коллективный глаз, который везде побывал, все подметил, схватил. Им, моим коллегам, я и передаю эстафету. Они расскажут о том, что же было на учении «Днепр».


Бросок через Днепр

Далеко позади остался бывший передний край. Взломав оборону на всю глубину, дивизии, поддержанные массированными ударами авиации, мощным огнем артиллерии всех систем, рвутся вперед. За день пройдены многие десятки километров. На черниговском направлении продолжает наступление гвардейская мотострелковая дивизия, которой командует генерал-майор танковых войск Михаил Митрофанович Зайцев. Впереди у дивизии — Днепр. Его надо форсировать с ходу, без продолжительной паузы. Командир хорошо понимает, как пагубна медлительность в таких случаях. Генерал перегруппировывает силы, наращивает темпы наступления, уточняет задачи разведывательным подразделениям, ставит новые.
Организованно, оперативно работают штаб дивизии, его службы. Лаконичны распоряжения начальника штаба. Вот он уточняет вопросы инженерного обеспечения форсирования. Сейчас правильные и быстрые действия штатных и приданных инженерных средств имеют первостепен¬ное значение для успеха выполнения задачи. Потому начальник штаба особенно придирчив к подполковнику Николаю Ефимовичу Стефанову. На учении он организует и непосредственно руководит инженерным обеспечением форсирования Днепра. И начальник штаба старается не упустить ни одной детали. Подходит командир дивизии. Генерал вносит поправки и в инженерное обеспечение форсирования Днепра.
Для успешных действий на Днепре есть все условия. Чуть позднее мы смогли убедиться в реальном воплощении больших возможностей частей современных сухопутных войск для ведения такого сложного эта¬па операции, каким является форсирование водных преград.
Сражение за Днепр — яркая демонстрация возросшей мощи Советской Армии.
Вспоминается недавняя встреча с Николаем Дмитриевичем Петуховым. Токарь с Ордынки, простой рабочий парень, в годы войны он стал командиром полка, Героем Советского Союза. Командир полка военного лихолетья тоже дрался на черниговском направлении и тоже форсировал Днепр в сентябре. Полк в числе многих других полков нашей армии спешил к Днепру. Впереди шли разведчики. За ними — саперы. Их вел старший лейтенант Волков. А командир — с главными силами полка. Колонны двигались лесными дорогами. У Днепра полк появился на заре. Внезапно для фашистов. В долине курился туман, и заветный берег проглядывался с трудом. Он был таким близким и в то же время далеким. Близким сердцу, а далеким потому, что не было в полку ни лодок, ни каких-либо других средств переправы. Уставшие в походе солдаты рубили лес, вязали плоты. Работали днем. А когда спустились сумерки, от берега отчалили смельчаки.
Первым из полка вступил на западный берег сержант Малкин. За ним стрелки и автоматчики батальона Вениамина Ладужко. Зацепившись за берег, они сразу вступили в бой. Маленький клочок родной земли полк удерживал от наседавших гитлеровцев, пока не подоспела помощь.
Замечательные традиции оставили фронтовики молодой поросли советских воинов. И как бы завидовали им герои Днепра, если бы увидели своими глазами, как ныне осуществляется форсирование этой крупной водной преграды.
Отдавая боевой приказ, командир дивизии называл участки форсирования каждому полку, наименования не только своих, но и приданных, поддерживающих средств, обращал внимание командиров на характер предстоящих действий.
Боевые задачи были определены каждому отделению, танку, орудию;
Заместители командиров рот по политчасти, политработники полков развернули борьбу за отличное выполнение задачи. Никто не остался равнодушным к призыву. Таков советский солдат. Неиссякаем его наступательный порыв. Свято дело, которому он служит. Каждому из воинов хотелось внести свой посильный вклад в учение, чтобы еще раз продемонстрировать несокрушимую мощь родной армии. И, как всегда в трудную минуту, вдохновляющим примером для всех воинов служили действия коммунистов. Во многих подразделениях накануне форсирования прошли партийные и комсомольские собрания. Воины заверяли командование: они будут действовать на учении, как в настоящем бою. И слово свое сдержали.
Серебристую от лунного света гладь Днепра первыми увидели разведчики — люди необыкновенного мужества и военной хитрости. Получены донесения. Почти одновременно в штаб радировали командир отделения инженерной разведки сержант Цветков и командир подразделения войсковой разведки старший лейтенант Романов.
[attachment=6359:dc18a8f4a252.jpg]
Считанные минуты ушли на анализ разведывательных сведений. И вот уже на рабочей карте генерала отражена характеристика водной преграды. Полная, достоверная, ибо добыта она весьма активными действиями разведывательных подразделений и передовых наступающих частей.
Перед гвардейцами простирался широкий Днепр. Отпечаток на характер боевых действий накладывало то обстоятельство, что его противоположный берег был уже занят «противником» и, как сообщила
разведка, к Днепру из глубины спешили крупные резервы «западных».
Надо было действовать без промедления. И вот уже земля содрогнулась от мощною грохота пушек. «Восточные» начали огневое подавление «западных». Разрывы артиллерийских снарядов, крупнокалиберных мин накрывали противоположный берег Днепра. Подавление опорных пунктов, огневых средств, живой силы обороняющихся производилось на широком фронте. Потом залпы артиллеристов слились с разрывами бомб. Несколько авиационных дивизий участвовало в подготовке форсирования Днепра.
Огневая дуэль была короткой. Мы помним войну, когда артиллерийская подготовка атаки длилась часами, а плотность орудий на каждый километр прорыва исчислялась двумя и тремя сотнями орудий. Теперь потребовались лишь считанные минуты, чтобы надежно, с большой эффективностью подавить опорные пункты обороняющихся. Они поражались одновременно на фронте в десятки километров. Разрывы снарядов мы наблюдали на переднем крае западного берега Днепра и в глубине оборонительной полосы. Силы «противника» были в значительной мере ослаблены. Теперь успех форсирования зависел от мотопехоты, танков и от тех, кто обеспечивал их бросок через Днепр.
С последними залпами артиллерии по западному берегу Днепра наступающие войска подошли к кромке восточного берега. И если расчет выдвижения боевых линий атакующих оказался безошибочным, то это благодаря высокой выучке, профессиональному мастерству офицеров штабов, служб, командиров всех звеньев. Это по их расчетам и под их командованием стремительно двигались к Днепру батальоны, полки. Они начали форсирование водной преграды с ходу на совершеннейшей по своим возможностям плавающей технике.
На одном из направлений Днепр форсировал мотострелковый батальон подполковника Юрия Георгиевича Пасейшвили. Быстро преодолели Днепр машины, управляемые водителями младшими сержантами Бенедиктовым и Блокицким. Рядом с ними так же мастерски провели плавающую технику с автоматчиками, гранатометчиками, пулеметчиками, операторами противотанковых управляемых снарядов водители сержант Нелюбин и младший сержант Шаломс. Они мастера своего дела. За время службы им не раз приходилось действовать на учебных водоемах и реках. А на этом учении они умело преодолевали быстрые воды широкого Днепра. Это был поистине стремительный бросок через реку. Полк под командованием офицера Петухова форсировал Днепр в сорок третьем за сутки. Теперь же современному мотострелковому полку для этого потребовалось совсем немного времени.

В то время когда мотострелковые подразделения преодолевали реку, наступавшие вместе с ними танки на мгновение остановились на восточ¬ном берегу. Своим мощным пушечным огнем они прикрывали действия мотопехоты. У самого берега заняли позиции танки взвода под командованием младшего лейтенанта Н. Никитина. Недавний механик-инструктор Николай Никитин — отличный командир, умелый воспитатель своих подчиненных. На танке с башенным номером двести двадцать восемь мы заметили красный флажок. Это вымпел полка лучшему взводу.
Как только мотопехота высадилась на противоположном берегу, мощные бронированные машины оставили свои позиции и рванулись вперед. Подразделения и части устремились в глубь обороны «противника». Там, за Днепром, уже действовал воздушный десант под командованием майора Перова.
А через Днепр шли и шли новые силы. Не успели мотострелковые батальоны «зацепиться» за противоположный берег Днепра, как к реке подошли части инженерных войск. Они приступили к наведению мостов. И вновь хочется обратиться к минувшей войне, к боям за Днепр.
1943 год. Воронежский фронт. К реке подошли группировки главных сил, и в частности 3-я танковая армия. Для нее требовалось по¬строить хотя бы один мост. Командование армии обратилось к войскам и местному населению, призвало их помочь в решении этой трудной задачи. Две недели многие тысячи людей — военных и гражданских — готовили бревна, забивали сваи, укладывали настил. На четырнадцатые сутки после выхода наступающих войск к реке началась переправа на противоположный берег. Так было в ту сравнительно Недавнюю пору, когда в нашей армии не было тяжелых Понтонных парков, гусеничных самоходных паромов, плавающих бронетранспортеров различной грузоподъемности и классов, наконец, обильного оснащения мотострелковых подразделений высокопроходимой плавающей техникой.
Успешные действия мотострелковой дивизии на учении «Днепр» еще раз подтвердили, что ныне решающим и наиболее результативным методом является форсирование рек с ходу. На проведенном учении вой¬ска форсировали Днепр одновременно во всей полосе наступления. Каждый мотострелковый батальон на штатных плавающих машинах форси¬ровал реку в том же боевом построении, каким оно было до подхода к ней. И только потом инженерные войска приступили к наведению мостов.
Подразделения этих войск подготовили две переправы: одну десант¬ную, а другую — мостовую. По десантной переправе вслед за мотопехотой пошли танки/Машина за машиной переправились они на западный берег, наращивая силу удара дивизии.
В броске через Днепр участвовали батальоны, полки и дивизии различных родов войск и видов Вооруженных Сил. Особую роль в наступлении сыграли десантники, переброшенные на правый берег с помощью вертолетов.
post-1-1219951906.jpg (124.56 КБ)
post-1-1219951919.jpg (142.34 КБ)
Солдат ребёнка не обидит.

Один за всех И все за одного
 
На рубежах отцовской славы

В составе целой армады винтокрылых машин мы поднялись с полевого аэродрома, который быстро скрылся из глаз в тучах песочной пыли. Летим над белорусскими и украинскими селами, над нашими наступающими войсками на западный берег Днепра, где десантникам приказано уничтожить «противника», содействовать мотострелковым и танковым частям в форсировании реки с ходу.
В иллюминатор виден раскинувшийся до самого горизонта вертолетный строй, и, глядя на него, невольно думаешь о том, какая это грозная сила — современный воздушный десант, какой героической и трудной военной профессии люди держат штурвалы этих машин и сидят с автоматами в руках на откидных сиденьях, одетые в комбинезоны с золотистой эмблемой десантника на рукаве.
Накануне вылета у вертолетчиков и десантников состоялись совместные митинги. Воины говорили о своей готовности к защите социалистического Отечества, о стремлении отлично выполнить поставленные на учении задачи. А спустя несколько часов с большой расторопностью и сноровкой они уже погружали в вертолеты минометы и артиллерию, боеприпасы и автомобили, молниеносно, в считанные секунды занимали /места в машинах сами. Видно по всему, что здесь умеют ценить время, имеющее для десантных войск особо важное значение.
В тот же день в подразделениях вышли боевые листки об артиллерийских и минометных стрельбах, проведенных накануне. Десантники Гончаренко, Половинкин, Савачев, Мкртчян и десятки других воинов поразили цели с первого выстрела. Днем раньше здесь вручались ордена и медали вертолетчикам, награжденным за успешное освоение авиационной техники и высокое мастерство, продемонстрированное на воздушном параде в ознаменование 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции. Стоявшие вместе с летчиками в строю десантники горячо поздравили своих боевых друзей полковника Дмитрова, капитанов Журавлева, Васильева, Кокорева, Кузьмина, Кузнецова и других с высокими правительственными наградами. Многие из десантников: полковник Резников, офицеры Хоромский, Сомов, Антонов, Афанасьев, Судариков и другие — также награждены орденами за участие в воздушном параде. Все они — испытанные и закаленные воины, влюбленные в свою небезопасную профессию. У каждого на счету сотни прыжков с парашютом. Некоторые из них первый свой прыжок совершили еще в годы Великой Отечественной войны, действовали в тылу немецко-фашистских захватчиков, а послевоенные годы отдали обучению и воспитанию новых поколений десантников.
Тысячи мужественных воинов подготовил, например, за долгие годы службы в воздушнодесантных войсках полковник Михаил Тимофеевич Резников. 375 прыжков с парашютом совершил он сам, не раз участвовал в московских авиационных парадах. В нынешнем году Родина наградила его орденом Красной Звезды. Медалью «За боевые заслуги» награжден и его сын Валерий, тоже десантник, курсант военного училища, участвующий вместе с отцом в учении.
Учение проходит на территории республик, бывших в годы минув¬шей войны полями грандиозных сражений. Некоторые из фронтовиков идут по местам, где воевали, где пролили кровь, где стали настоящими солдатами. Старшина сверхсрочной службы Микяшко долго стоял с обнаженной головой у дома, в котором в годы войны был госпиталь, где скончались от ран многие его товарищи и где его самого выходили, вернули в строй. Подполковник Соловьев с высоты птичьего полета жадно смотрел на ту самую лесисто-болотистую местность, по которой в 1943 году не раз ходил во главе своего взвода в жаркие атаки.
Рядом с ветеранами войны на бортах вертолетов, несущих нас на западный берег Днепра, сидят молодые воины. Они, конечно, не участвовали в настоящих боях. Но...



В сорок первом
Мне
Не было года,
Но я
Был
На войне,
Был в походах.
Мне запомнилось с детства:
Умирают бойцы в лазарете
Я был
Возле самого сердца

Фотографией в партбилете.
И когда на одной из высот
В том далеком июле
Отец мой
Упал на дзот,
Вошла в мое сердце
Пуля.
Она и сейчас
Во мне…
Я был
На войне.


Это написал поэт. Но разве не вправе повторить вместе с ним эти строки командир передовой парашютно-десантной роты коммунист старший лейтенант Борис Игнатьевич Мороз, отец которого был контужен, ранен и заслужил медаль «За отвагу» на том самом рубеже, где сын ведет нынче учебный бой. «Я очень взволнован сегодня, батя, — написал отцу Борис Игнатьевич. — Иду со своей ротой по тем местам, о которых ты мне так много рассказывал. Будь уверен, что сын твой, если потребуется, и в настоящем бою не уронит отцовской славы».
На рубежах, окропленных в годы войны кровью отцов, держат боевой экзамен сын белорусского партизана лейтенант Минеев, солдатские сыновья гранатометчик Караулов, пулеметчик Давыдов и много-много других воинов. Эти, на первый взгляд, не очень заметные, а на самом деле полные глубокого смысла факты вдохновляли молодых воинов на отличное выполнение поставленных командованием задач.
Состоялись дружеские встречи экипажей вертолетов с расчетами, которые они потом доставят в район высадки. Перед десантниками выступил инженер-подполковник Молчанов, подробно рассказавший о тактико-технических возможностях вертолетов, о высокой квалификации авиаторов, которые управляют ими. Командир вертолетной эскадрильи офицер Кононов, участвовавший в учении «Влтава», поделился с солдатами и офицерами опытом взаимодействия между авиаторами, десантниками и мотострелками. Политработник Грошков незадолго до десантирования провел занятие с партийным активом об организации партийно-политической работы в исходных районах, в группах обеспечения, в штабах и органах управления. Со знанием дела были рассмотрены фор¬мы и методы работы с людьми в условиях действий десанта в тылу «противника». Во время перелета, когда устная речь в вертолете почти не слышна, агитаторам рекомендовали распространить в расчетах листовки, памятки, свежие газеты с корреспонденциями о проходящем учении. Десантники в полете охотно, с большим интересом читали эти материалы.
Но вот в иллюминаторах уже видны вспышки выстрелов. Это войска, подойдя к восточному берегу Днепра, открыли ураганный огонь по обороняющейся пехоте «противника». Тем временем воздушные корабли с боевыми расчетами, и наш в том числе, идут на посадку. Крылатая пехота в мгновение ока соскочила на землю, на ходу приняла боевой порядок и с тыла атаковала опорные пункты «противника». Под прикрытием этой атаки совершили посадку вертолеты с боевой техникой, кото¬рая тут же догнала пехоту и вместе с ней атаковала опорные пункты. Вот где пригодились крылатой пехоте приобретенные в повседневной учебе мастерство и выносливость!
Высадившись в точно назначенное время, она должна была теперь, не теряя ни секунды, выйти к Днепру, чтобы обеспечить тесное взаимо¬действие с атакующими наземными частями. Напряжение и темп боя возрастали с каждой минутой. Стремительно атаковал опорный пункт «противника» мотострелковый батальон. Без промедления открыла огонь батарея ПТУРСов, артиллеристы — самоходчики, минометчики, противотанковые расчеты. Батальон коммуниста подполковника Щукина, умело используя результаты артиллерийского и минометного огня, стремительным броском захватил выгодный рубеж и интенсивным огнем всех средств воспретил подход резервов «противника». Как только бронетранспортеры и танки форсировали реку, выполнившие свою задачу десантники погрузились в вертолеты и взмыли в воздух. Идут бои в глубине обороны противника, и дерзкие действия крылатой пехоты нужны на других участках фронта. В любую минуту она готова, совершив прыжок по воздуху, громить противника в новом районе.

Оперативный десант


[attachment=6360:6072efba16c6.jpg]
А в глубине обороны противника был высажен оперативный десант

Мы на главном пункте управления группировки войск западной стороны. Войска зарылись в землю, скрылись в ярких осенних лесах, втянулись в населенные пункты, одним словом, как бы слились с самой живой природой.
Наиболее ожесточенное сражение идет в нескольких километрах от нас, в северо-восточном секторе, на подступах к важнейшим объектам обороняющейся стороны. Там и сильней канонада, там и гуще дымы. Но благодаря оперативным радиодонесениям и докладам известными становятся и некоторые подробности.
«Западные» бросают в яростные контратаки свои резервы: танки, пехоту и самоходную артиллерию.
Более чем суточное противоборство поначалу с явным успехом «восточных» теперь, кажется, начинает выравниваться, и чаша весов вот-вот может склониться в сторону «западных». У их командования свежие силы пока еще под рукой, в то время как у восточной стороны они на том, левом берегу или же, в лучшем случае, находятся на штурмуемых с земли и с воздуха переправах.
По всему видно, что события приближаются к одной из наивысших точек, к тому критическому моменту, который будет, вероятно, непродолжительным, но еще более напряженным и, очевидно, во многом решающим.
Нам, свидетелям этого сражения, стало известно о важном распоряжении штаба восточной стороны: поднять с дальних аэродромов и направить в район боевых действий гвардейское воздушно-десантное соединение.
Его задача: вторгнуться внезапно в расположение войск «западных» в непосредственной близости от их важного пункта управления и стремительно захватить его вместе со средствами ракетного нападения и аэродромом, который тут же мог быть использован для десантирования наиболее тяжелой боевой техники «восточных».
Дальше мы расскажем, как развернется и чем закончится эта сложная операция. А пока представим читателю тех, кто через строго определенное время обрушится на «противника» как снег на голову.
Эта старая классическая метафора о снеге пришла на ум потому, что многие тысячи белоснежных парашютных куполов, почти одновременно раскрывшихся в воздухе, поначалу и в самом деле были очень похожи на выпавшую преждевременно первую порошу.

[attachment=6361:b9caafbfe60f.jpg]
Свое летосчисление Воздушно-десантные войска ведут с 1930 года, когда на учениях Московского военного округа был впервые в военной истории применен парашютный десант, опустившийся в тылу «противника» неподалеку от Воронежа. Боевое же крещение наши воздушные десантники получили летом 1941 года под Одессой. Потом были другие места выброски на бескрайнем театре боевых действий: Керченский полуостров, Подмосковье, Сталинград.

[attachment=6362:2e36aeb2e491.jpg]


[attachment=6363:227ebfd2427c.jpg]
Многотысячный парашютный десант в 1942 году под командованием Казанкина, осуществленный ночью, в тридцатиградусный мороз, он и поныне остается крупнейшим. Вот вынужденное признание гитлеров¬ской газеты «Мюнхнер нейесте нахрихтен», писавшей тогда: «Парашютисты взрывали мосты и железнодорожные линии. В отдельных районах появились организованные парашютистами партизанские отряды, которые нападали на германские базы. Все эти операции не давали нам покоя».
Об исключительном героизме и безупречной боевой выучке наших десантников свидетельствует и тот факт, что из Великой Отечественной войны они все вышли под гвардейскими знаменами. Суровый и благо¬родный девиз «Победа или смерть» породил гвардию.
И те, кто летел теперь к району учения, были вооружены не только разнообразнейшими огневыми средствами, но и боевым победным духом. Вот лишь некоторые факты из современной жизни десантников этой части.
Гвардии рядовой Георгий Бибилеишвили, рискуя собственной жизнью, спасает в воздухе своего товарища, и они вдвоем благополучно приземляются на одном парашюте.
Майор медицинской службы Н. Вороненко летит за тысячи километров к арктическому острову Хейса и там выбрасывается из вертолета с парашютом, чтобы оказать срочную помощь своему гражданскому коллеге в спасении одного оперированного полярника.
А пятерым десантникам из саперного подразделения перед самыми учениями вручили ордена и медали за мужество и высокую боевую выучку. Орден Красной Звезды получили гвардии старший лейтенант Э. Долгих и гвардии лейтенант Н. Васюк, медаль «За отвагу» — гвардии ефрейторы В. Попов, Е. Селеверстов и В. Коротнев.
Но как бы ни был закален и обучен десантник, находясь в самолете, •еще в преддверии неизвестного, он все равно волнуется и, чтобы отвлечься от посторонних мыслей, перебирает в памяти все то, что он будет делать сразу же после рева сирены и команды «Приготовиться».
«Приготовиться», а потом — «Пошел!».
Да, они пошли. Они сыплются, они летят поначалу в свободном падении. Но вот над ними вспыхивают белыми, полупрозрачными язычками пламени десятки, сотни парашютов.
И вдруг по ним открыла стрельбу ощетинившаяся земля. Белая туча отвечает земле встречным огнем. Его ведут с воздуха парашютисты головного отряда — разведчики. Они вместе с другими парашютными подразделениями опускаются в районе аэродрома «западных».
Первоочередная задача разведчиков — обнаружить штабы и пункты управления «противника», захватить его аэродром, чтобы дать возмож¬ность своим самолетам выбросить на него самоходно-артиллерийскне установки и другую боевую технику.
Эти самолеты уже нацелились на аэродром. Значит, у бойцов парашютных подразделений и у разведчиков офицера А. Суско дела идут успешно. Там, подле своего командира, вступили в связь со штабом соединения два отличных радиотелеграфиста, два брата-близнеца Александр и Вячеслав Владимировы.
Но вот в небе распустились многокупольные парашюты. Под ними чернеют платформы с гаубицами, минометами, с автомашинами-тягачами и с боеприпасами. Приземление техники происходит так же мягко, как совершается прилунение межпланетных станций.
На пункт управления крупной группировки войск «западных» и на ее позиции обрушиваются основные силы парашютного десанта во главе со своим управлением.
Саперы капитана А. Крутько быстро развертывают в укрытии легкокаркасное помещение для КП, и командир соединения, проходя в него, отдает распоряжение радистам:
— Войти в связь с командирами частей!
Здесь хочется назвать еще одно имя — офицера штаба майора Вла¬димира Низкого. Двадцать с лишним лет назад, будучи еще совсем-молодым воином, он во главе небольшой десантной группы был выброшен во вражеский тыл именно в этих местах, где идет учение. Выдержав яростную шестичасовую атаку гитлеровцев и выполнив боевую задачу, паши десантники затем вышли на сборный пункт. Сейчас же Владимир Федорович обеспечивает четкое управление подразделениями, захватывающими ракетные средства «противника».
А возле высоты десантники ведут жаркую схватку за овладение пунктом управления «западных». Высокий, богатырского сложения комбат майор Г. Гордиенко радирует командиру части о силе сопротивления «противника». Последний использует для решительных контратак свои танки. Десантники противопоставляют им самоходные установки, противотанковые гранатометы. А на других танкоопасных направлениях подвижной отряд саперов-парашютистов устанавливает минные заграждения.
Заняли свои огневые позиции, изготовились к отражению воздушного «противника» зенитчики десанта. Уйма дел в этом многоочаговом сражении у специалистов отряда тяжелой воздушно-десантной техники. Тут и там разбросаны сотни тяжелых парашютных платформ, тысячи парашютов. Все их надо быстро собрать и эвакуировать с поля боя.
К исходу дня у воздушного десанта определился решительный успех. Его стремительное вмешательство в боевые действия поставило группировку «западных» в критическое положение.
Воздушный десант на учении «Днепр» был в высшей степени впечатляющим. Десантировались тысячи людей, но не нашлось и одного человека, который бы струхнул вдруг, побоялся прыгать. А ведь внизу-то было чуть ли не сплошное облако уже раскрывшихся парашютов! Да и ветерок дул изрядно. Он так иной раз может потянуть, что мигом очутишься на куполе или в стропах чужого парашюта.
И такой случай произошел. Сильный нисходящий воздушный по¬ток затащил старшего сержанта Николая Федина на купол парашюта младшего сержанта Петра Пинского. Затащил таким резким рывком, что Федин повредил парашют Пинского. При этом погасли, свернулись в без¬жизненные тряпки сразу оба парашюта.
Первым устремился к земле Николай Федин. Скоротечнейшая драма вот-вот должна была оборваться. Стоило Пинскому лишь на долю секун¬ды замешкаться, растеряться, дать хотя бы только шевельнуться страху
•в душе за самого себя, катастрофа была бы неизбежной. Но мгновенная и всесильная мысль «товарищ в опасности» моментально вытеснила из головы Пинского все иные соображения/кроме желания немедленно по¬мочь боевому другу, И он схватился за скользящие стропы парашюта Федина. Схватился, обжег руки и все же удержал. Но, удержав товарища, он и сам вместе с ним ринулся к земле.
Таким двум испытаниям, да еще когда одно из них наступает дру¬гому на пятки, таким двум испытаниям судьба очень редко подвергает даже солдата. На учении «Днепр» она словно нарочно создала вот такую двухфазовую критическую ситуацию и заставила пройти через нее Петра Пинского. И он, по-солдатски справившись с одним, оказы¬вается, сберег силы и для нового испытания. Перепоясав себя стропами парашюта Федина, Пинский высвободил одну руку и открыл запасной парашют. На нем они оба и приземлились.
Об этом подвиге мы разговаривали с генералом, под командованием которого осуществлялся второй воздушный десант.
— Лучше спросите, — сказал он, — не чем, а кем я больше всею удовлетворен? Ну, конечно же, людьми, их подлинно солдатскими сердцами.


Заместитель командира парашютно-десантного полка по политчасти, моложавый стройный подполковник со значком инструктора на груди, проводив взглядом рядового Владимира Новичкова, который только что заходил к нему, развел руками.
— Ну, началось... Прослышали парни, что будет учение, прыжки — теперь хлопот не оберешься... Знаете, зачем приходил Новичков? О, это целая история. На прошлом учении у него были неприятные минуты: не раскрылся основной парашют. Правда, парень сделал все, что мог, чтобы устранить неполадку, а когда до земли оставалось метров сто пятьдесят, выдернул кольцо запасного. Все, словом, обошлось благополучно, а за .солдатом утвердилась репутация смелого, хладнокровного человека. Но потом на тренировках что-то там у него с ногой случилось, и доктора временно запретили Новичкову прыгать. Вот он и просил сейчас, чтобы я «нажал» па медсанбат. Пусть, мол, снимут ограничения, не может же десантник в такое время оставаться на земле.
— И разрешат?
— Думаю, что да. Он вполне боеспособен... И самое главное—по духу. В дверь снова постучали, и в комнату протиснулся еще один десантник.
— Гвардии рядовой Плужников. Разрешите обратиться, товарищ подполковник! У меня...
— Вы хотите сказать, что растяжение связок вас уже совсем не беспокоит...
— Так точно, я совсем здоров, только вот доктор...
Судя по всему, за дверью у кабинета замполита была хорошо организованная очередь. Во всяком случае, десантники повалили к офицеру один за другим, без пауз.
Гвардии рядовой Антонов:
— У меня уж давление давно в норме, а они перестраховываются... Гвардии ефрейтор Гавриленко:
— Кто же самоходку поведет, товарищ подполковник, без меня? Да это доктору показалось, что у меня уши слабые... Честное слово...
А вот и гвардии рядовой Леонид Герега.
Этого мы уже знаем. На столе у подполковника лежит листок-«молния»: «Письмо майора Л. Голубовского племяннику рядовому Л. Герега».
Леонид Иванович Голубовский, бывший начальник парашютно-десантной службы одной из дивизий, участник Отечественной войны, узнал. что племянник служит в воздушно-десантных войсках, и обратился к нему с напутствием:
«Безмерно рад,— писал гвардии майор в отставке,— что ты служишь под Знаменем прославленных в боях гвардейцев-десантников. Не посрами чести своего дяди-фронтовика, умножай славу бывалых солдат. Уверен, что ты выдержишь все испытания. Слушайся своих командиров, стара¬тельно изучай оружие и парашютное дело. Больше инициативы, находчивости и расторопности...»
...Леонид кивнул на листовку:
— Вот и получается, товарищ подполковник, что не выполню я наказ дяди... У всех трудное дело, а я буду отсиживаться. А ушиба давно как не бывало...
Во время этих «визитов» мы внимательно наблюдали за подполковником. Опытнейший десантник, боевой офицер, он; казалось, был скуп на выражение чувств. Говорил как-то подчеркнуто сурово, даже чуточку сердито: ходят, мол, все по делам, которые может запросто решить начальник медсанбата. Но нельзя было не заметить все-таки, что, чем больше «досаждали» ему десантники своими стереотипными просьбами, тем теплее становились его взгляд и голос. Наконец он не удержался:
— И славные же все они, чертенята, а!.. Добрая смена нам, старикам, добрая.
И мы поняли, что политработник все сделает, чтобы не огорчать этих «чертенят», которые рвутся к трудному, серьезному делу и, конечно же, хорошо его выполнят.
...Через неделю в глубине обороны «западных» полк десантировался в полном составе. В абсолютно полном…

У каждого народа есть свои мужественные люди, свои герои. Но вот такого массового, всенародного героизма, который проявили советские люди в годы гражданской и Отечественной войн, в истории еще не бывало. Корни этого героизма — в огромной силе патриотических чувств, рож¬денных завоеваниями социалистической революции, нашими успехами в коммунистическом 'строительстве.
Когда перед трибуной появилась посаженная на легкие автомашины крылатая пехота, над ней в воздухе летели поэскадрильно авиаподразделения. Они словно бы специально эскортировали своих ближайших боевых друзей — парашютистов-десантников. А те и в самом деле заслуживали этого.
На учении «Днепр» десантники продемонстрировали и мужество, и организованность, и высокую боевую выучку. Их командиры умело управляли подчиненными в самых сложных условиях боя, находясь в окружении «противника». Они успешно решили целый ряд наитруднейших задач по захвату и удержанию плацдармов в тылу оборонявшейся стороны, затрудняя работу ее штабов, пунктов управления.
Особенно отличился на учении командир подразделения офицер А. Бабуркин. В своем родном полку он начинал командирскую службу. Из этого подразделения уезжал учиться в академию и во главе этого подразделения овладел важным объектом «противника» в его оперативном тылу.
Примечательны совпадения в двух солдатских биографиях. Десант¬ник Виктор Куропятник служит в том же полку, в той же роте, в кото¬рой его отец Дмитрий Григорьевич Куропятник получил в 1943 году за бесстрашное форсирование Днепра звание Героя Советского Союза. И вот теперь, на учении «Днепр», сын действовал по примеру отца.

Запомнились удары, которые наносили воины-десантники. Их дей¬ствия отличались не только масштабностью, но и оригинальностью замысла и его исполнения. Особенно это относится к десанту, высажен¬ному в самый разгар боя за Днепром, в тактической глубине обороны «противника». Оборона «западных» быстро была сломлена.


[attachment=6364:afb303912826.jpg]
Туда где высадился десант


[attachment=6365:1f00b60df8e9.jpg]

после учения десантники были участниками великого парада на Красной площади в честь 50-летия Октября
post-1-1219952088.jpg (191.12 КБ)
post-1-1219952120.jpg (110.18 КБ)
Солдат ребёнка не обидит.

Один за всех И все за одного
 
Обратите внимание на ношение первых беретов в ВДВ.
В огне - брода нет!
 
Пух! Ай да молодец! Порадовал!

Виктор-Фильм... А носят их примерно так же как носили береты ещё ранее в/сл женщины, которым берет полагался. ;) Берет вообще такая штука, что носить его можно как минимум четырьма способами :) +ещё 1.
Война, это не кто кого перестреляет, а кто кого передумает!
(С) Старшина Васьков из к/ф "А зори здесь тихие…"
 
Цитата
Рядовой-К пишет
Пух! Ай да молодец! Порадовал!
Я согласен на медаль! :lol:
Солдат ребёнка не обидит.

Один за всех И все за одного
 
Цитата
Viktor-films пишет
Обратите внимание на ношение первых беретов в ВДВ.

http://www.grafskaya.com/article.php?id=392
Статья о командире 810 опмп КЧФ. В самом низу - фотография с майского парада 1968 года.

С Уважением.
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1)

Яндекс цитирования liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам.
При копировании ссылка на desantura.ru обязательна.
Professor - Создание креативного дизайна сайтов и любые работы с графикой