Десантура.ру
На главную Поиск по сайту Техподдержка
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Главная  |  Карта сайта  |  Войти  |  Регистрация

Опрос посетителей

Качество призывников за последние годы:*






Подготовка полноценного десантника за год:*






В ближайшие годы в системе подготовки десантников:*






  



Ветераны

А начиналось все так…

Из-за поворота с 3-4 метров от бедра дух дал очередь. Я не мог стрелять, находясь за радистом, но Акбаров не растерялся и очередью свалил духа. Сделали остановку на перекур, говорю радисту: "Давай связь - "Компас" "взял" еще один АК", - а он в ответ: "Товарищ ст.л-нт, станция не работает!". Осмотрели станцию, а в ней два пулевых отверстия. Примерил станцию на себя - радист стоял ко мне перпендикулярно - одна пуля была бы в груди, другая в животе....


Таджикистан

Уважаемые ветераны-десантники - участники военных конфликтов и миротворческих операций!

В этом разделе, мы хотим собрать ваши воспоминания.
Мы хотим показать войну и вооружённые конфликты глазами её непосредственного участника - солдата. Без политики и идеологии - только голую правду.
Если Вам есть что сказать и Вы желаете поделиться своими воспоминаниями - присылайте свои тексты и фотографии.
Они будут опубликованы под Вашей фамилией в разделе "Ветераны". Мы поможем их литературно обработать, исправим грамматические и стилистические ошибки.

Ведь человеческая память не вечна, а с годами забываются подробности. Давайте вместе сохраним для будущих поколений нашу Память.



24.03.2014

«Таджики» 35-ой гвардейской десантно-штурмовой бригады: Мурат Мухамеджанов

МУХАМЕДЖАНОВ Мурат Нурахметович

Родился 18 марта 1970 г.

Служил в должности командира взвода в 35-й гвардейской десантно-штурмовой бригаде в г.Капчагай Алматинской области Республики Казахстан.

В составе сводной роты 35 гв.ДШБр, вошедшей в состав казахстанского Отдельного сводного стрелкового батальона, с февраля по апрель 1994 года участвовал в боевых действиях на таджикско-афганской границе на участке Хорогского погранотряда.



Представление комбата Володина

К середине апреля на 11-ю заставу в Сохчарв прибыл комбат ОССБ майор Алексей Володин. Завершив запланированные мероприятия, он дал мне команду построить взвод, о причинах умолчал. Комбат обратился к моим десантникам с вопросом, достоин ли их командир досрочного присвоения очередного воинского звания «старший лейтенант». Мои бойцы одобрительно прокричали «Ура!». Комбат спросил, есть ли такие, кто против представления л-та Мухамеджанова к досрочному присвоению звания старшего лейтенанта. Против оказался только я. Причина была в том, что через два месяца в июне, я и мои годки лейтенанты должны были получать очередное воинское звание по сроку службы. Смысла в таком поощрении не было. Само прохождение представления по штабам растянулось бы гораздо больше времени.

Тогда м-р Володин объявил перед взводом, что направит командованию российских Погранвойск, в подчинении которых состоял ОССБ, соответствующее представление о награждении меня медалью «За боевые заслуги».

Медаль я не получил, как не получили наград никто из десантников 35 гв.ДШБр, направленных в разное время на таджикско-афганскую границу в составе казахстанского ОССБ. И в этом не вина Алексея Володина или других комбатов ОССБ. Все представления направлялись командованию Погранвойск России в Таджикистане, а затем по подчиненности в российскую правопреемницу КГБ СССР - Федеральную службу контрразведки, переименованную позднее в ФСБ. Наверное, в архивах этого ведомства и осели без дальнейшего хода наградные представления по многим из казахстанских и российских военнослужащих.


Вывод роты

Приближался день завершения нашей командировки в Таджикистан. В связи с активизацией боевиков в районе Сохчарва, первый и второй взвода усиленно несли дежурство на заставах до первых чисел мая, в то время как третий взвод снялся с заставы и находился в расположении Хорогского погранотряда. Откуда 30 апреля убыл бортом в Душанбе и далее в Казахстан.

Наконец, наши взвода покинули заставы Сохчарва и Андароба. Расставание моего взвода с пограничниками 11-й заставы было теплым.

На перевале в районе Рушана более недели была сильная облачность. В связи с такой погодной обстановкой, авиасообщение в Хорог и из него было прервано в течение нескольких дней. Вышестоящим начальством было принято решение выводить роту десантников на автотранспорте, но не по основной дороге в Душанбе, отдельные участки которой были разрушены в результате обстрелов боевиков, и выдвижение в столицу Таджикистана для последующего вылета в Казахстан было опасным, а по маршруту через г.Ош (Киргизия) на аэродром в г.Андижан (Узбекистан).

Схема маршрута вывода роты из Хорога в Андижан



5 мая наши два взвода погрузились в гражданские Зилы с тентованым кузовами. Эта автоколонна была одной из тех, которые доставляли из Киргизии в ГБО Таджикистана продукты в рамках межгосударственной помощи. Водители были киргизы.

При выходе из Хорога м-р Володин распределил в голове колонны первый взвод л-та Кайрата Еспагамбетова, который выполнял функции боевого охранения головной походной заставы. Мой второй взвод являлся боевым охранением тыльной походной заставы. Связано это было с тем, что личный состав наших подразделений по причине срочной погрузки в прибывший автотранспорт не успел сдать в Хороге боеприпасы, как практиковалось перед возвращением подразделений ОССБ.

Комбат довел маршрут движения, боевой порядок колонны, а также провел инструктаж личного состава в случае нападения боевиков на колонну, с задачей отразить нападение, нанести максимальные потери его живой силе, огневым средствам и т.д.

Майор Алексей Володин убыл из Хорога вместе с нашей колонной.

В первый день прошли около трехсот километров по горной дороге, через высокие памирские перевалы. Мне запомнилась немыслимая красота и величие этих гор. Ночь с 5 на 6 мая колонна провела в Мургабском погранотряде.

Утром продолжили движение. Когда подошли к таджикско-киргизской границе, я спросил у комбата разрешения произвести салют по случаю прощания с Таджикистаном. На что получил ответ примерно следующего содержания: «Не разрешаю. Не дай бог подумают, что колонна подверглась нападению».

По прибытию в Ош мы попрощались с водителями и перегрузились на другие Зилы, следовавшие в направлении Узбекистана. Прибыв в аэропорт Андижана погрузились в гражданский Ил-18, на котором приземлились на аэродроме в Николаевке в ночь с 7 на 8 мая.

На аэродроме роту встречал генерал-майор Толмачев. Прямо у самолета генерал вручил ротному Султану Саутбаеву погоны старшего лейтенанта, очередное воинское звание ему было присвоено досрочно.

По прибытию в бригаду весь личный состав сводной роты был собран в клубе. Полковник Еламанов поздравил нас с успешным прибытием домой и поблагодарил за службу. Затем комбриг спросил, остались ли у кого-то боеприпасы, и удивился, когда услышал мой ответ о том, что боеприпасы имеются у каждого бойца моего взвода. На вопрос комбрига, в каком количестве, я ответил, что не знаю и пояснил, что мы были сняты и отправлены с позиций, возможности и времени для сдачи боеприпасов не было, а также обеспечивали безопасность колонны во время движения колонны. Комбриг отдал команду, чтобы принесли ящики. В итоге солдаты двух взводов выгрузили из своих РД-54, карманов и самодельных разгрузочных жилетов патроны, заполнив около семи ящиков.

Уали Бисаканович сказал мне примерно следующее: «Да, лейтенант Мухамеджанов, видно, что вы там не бездельничали, а действительно побывали на войне. Только побывавший в боевых условиях солдат, будет знать цену тому количеству патронов, которые он носит с собой. От этого зависит его жизнь и жизнь его товарищей».

Дверь дома открыл мой первенец Нурсултан и произнес первые свои слова: «Мой папа приехал»…


Биографическая справка

Мухамеджанов Мурат Нурахметович, выпускник АВОКУ 1992 г., службу начинал командиром взвода в Республиканской гвардии РК, в 1993 г. подал рапорт о переводе и в марте 1993г. был направлен для дальнейшего прохождения службы в 35 гвардейскую десантно-штурмовую бригаду г.Капчагай Алматинской области. По прибытию в часть был назначен на должность командира десантно-штурмового взвода 2-го ДШБ. В апреле 1995 г. был переведен из 35 гв.ДШБр в Республиканскую гвардию РК.

Послужной список Мурата Мухамеджанова:
- участник боевых действий на таджикско-афганской границе в составе сводной десантно-штурмовой роты Отдельного сводного стрелкового батальона ВС РК, с февраля по апрель 1994 г.;
- командир роты почетного караула РГ РК, первый слушатель Военной академии ВС РК, первый заместитель командира - начальник штаба в/ч 0113 РГ РК, первый заместитель командира в/ч 0115 РГ РК по боевой подготовке , командир батальона охраны государственных объектов в/ч 0112 РГ РК, командир батальона оперативного назначения в/ч 0112 РГ РК, старший офицер оперативного управления Департамент боевой подготовки Центрального аппарата РГ РК, старший офицер Департамента боевой подготовки Центрального аппарата РГ РК;
- старший офицер отдела учета и контроля боевой подготовки Управления учета и контроля боевой подготовки Департамента боевой подготовки и службы войск КНШ МО РК;
- первый заместитель командира – начальник штаба бригады береговой обороны в/ч 25744 Регионального командования «Запад».
На пенсию вышел в 2009 г. по состоянию здоровья в звании подполковника.

В настоящее время Мурат Нурахметович Мухамеджанов возглавляет Республиканское общественное объединение «Союз ветеранов (участников боевых действий на Таджико-Афганской границе и военных конфликтов)», зарегистрированное им в апреле 2013 года.

Мурат Мухамеджанов и его единомышленники проводят активную работу с законодателями, государственными ведомствами и местными органами власти, а также с общественностью, по признанию военнослужащих, направленных в свое время на таджикско-афганскую границу, ветеранами боевых действий.


Источник: пресс-служба интернет-портала "Десантура.ру"

Воспоминания записал: Руслан Шадиев

Страница 5 - 5 из 5
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец Все

Возврат к списку


Руслан Шадиев
По техническим причинам архивные фото будут размещены позднее.
Руслан Шадиев
Краткая информация о деятельности РОО, возглавляемого Муратом Мухамеджановым по ссылке - Знают ли казахстанцы о ветеранах боевых действий на таджикско-афганской границе?

Видео программы "Мир 24" МТРК "Мир", вышедшей в эфир 25 марта 2014 г.
Загрузка плеера
Руслан Шадиев
Новость об организованном М.Н.Мухамеджановым форуме ветеранов ОССБ в Астане по ссылке - Форум ветеранов боевых действий на таджикско-афганской границе
Руслан Шадиев
Цитата
Руслан Шадиев пишет:
Новость об организованном М.Н.Мухамеджановым форуме ветеранов ОССБ в Астане по ссылке - Форум ветеранов боевых действий на таджикско-афганской границе
Фотографии по первому и второму дням работы форума размещены на нашем портале. Ссылка на фоторепортаж - http://desantura.ru/photo/9585/
Руслан Шадиев
Цитата
Майор Алексей Володин убыл из Хорога вместе с нашей колонной.

В первый день прошли около трехсот километров по горной дороге, через высокие памирские перевалы. Мне запомнилась немыслимая красота и величие этих гор. Ночь с 5 на 6 мая колонна провела в Мургабском погранотряде.

Утром продолжили движение. Когда подошли к таджикско-киргизской границе, я спросил у комбата разрешения произвести салют по случаю прощания с Таджикистаном. На что получил ответ примерно следующего содержания: «Не разрешаю. Не дай бог подумают, что колонна подверглась нападению».

По прибытию в Ош мы попрощались с водителями и перегрузились на другие Зилы, следовавшие в направлении Узбекистана. Прибыв в аэропорт Андижана погрузились в гражданский Ил-18, на котором приземлились на аэродроме в Николаевке в ночь с 7 на 8 мая.
О выводе роты десантников из ГБАО из воспоминаний комбата ОССБ той ротации майора казахстанских Погранвойск Алексея Володина:
Цитата
...Вот и поехали! За окном промелькнул кишлак, знакомая трасса. Бросил полный тоски взгляд в сторону дороги Мургаб-Шаймак; по ней можно приехать на «Аксу», вскоре же, после пары поворотов вижу «Чечекты». Напротив заставы, на тракте, распоряжаюсь остановиться; привал. Водитель смотрит удивленно:
- Вроде бы рано, майор?
- Нет, не рано! Это же, моя родная застава!
-О! Ну давай, заедем?
-Да не могу! До Андижана же еще нам ехать! – отвечаю я, а сам себе так и не ответил, по сей день, почему же не заехал? Ну, пусть на десять минут, но надо бы было!
Офицеры-десантники спешились, курят, а я им говорю:
-Видите вышка? Там моя застава, четыре года ей отдал!
Вежливо улыбаются, но восторга не вижу. Ну, что ж, командую:
-По местам! - снова едем.
Напрасно боялся уснуть; вот «стык» с «Акбайталом» проехали, вот и поворот на заставу, а вот и подъем на перевал. На перевале же традиция; стой!
Дует дикий ветер, несет поземку, но гордая табличка гласит: «перевал «Ак-Юайтал», высота 4655 метров». Показываю на нее лейтенантам, говорю:
-Самый высокий перевал на автодороге в СССР! Вот где вам пришлось побывать!
Саутбаев, протрезвевший и хмурый, вместо малейшего удовлетворения изрекает:
-На фиг бы не надо здесь служить! Да здесь вообще жить нельзя!
-Что, кончились десантные понты? – не без злобы выдаю молодежи, - я семь лет на такой высоте срать ходил, с которой ты и с самолета-то не прыгал!
И дальше, не давая вымолвить слова, рычу:
-По местам! Вперед!
Спускаемся с перевала. Ладно, «Ак-Байтал» самый высокий, но он отнюдь не самый страшный! Еще вам придется с «Кызыл-Артом» познакомиться, а после и с «Талдыком»! Пусть и не сознаетесь, господа десантники, но страх-то приобнимет не хуже, чем при прыжках с парашютом!
Я же буквально наслаждаюсь родным отрядом; вот промелькнули развалины Памирского поста и старой заставы «Музколь», а вдали же порадовала мой глаз застава «Памирская», чтобы вскоре появилась водная сине-зеленая гладь мертвого озера «Кара-Куль». Вот и шлагбаум; застава и комендатура! Еще немного пути, и вот на перевале «Кызыл-Арт» пост таможенного контроля республики Таджикистан. Подъехали, ждем; шлагбаум опущен, в рядом стоящем вагончике не видно признаков жизни и никого! Спрыгиваю, свой «АКС» на изготовку, командую личному составу:
-К машинам! К бою, рассредоточиться! – мало ли что? Может, пост уничтожили? Спят, б…!
-Здорово, воины!
Два таджика, лет тридцати-сорока, улыбаются, просыпаются, а потом спрашивают, что мне нужно?
-Да колонну веду, в Андижан едем! – отвечаю я, засовывая «Ф-1» в карман (сам не заметил, как увез ее с собой!). Водители же уже подают документы, отметить. «Таможенники» без проволочек ставят печать, и желают счастливого пути. Мы было уходим, но вскоре я возвращаюсь, и прошу поднять «шлагбаум»; кривое кое-как отесанное бревно с «грузом». Между «служивыми» происходит короткая перепалка, потом один из них нехотя выходит из вагончика, в холод и поземку, и открывает нам путь в другое Государство, в Кыргызстан!
Спуск с перевала Кызыл-Арт в сторону Киргизии очень впечатляет, но я его уже не вижу; как только проезжаем стык Мургабского и Ошского отряда, меня сражает сон. Сплю я безмятежно, но не долго. Сразу за перевалом машина останавливается, а еще через какое-то время водитель говорит, обреченно вздохнув:
-Придется идти! – после чего на короткое время холодный ветер проходит по ногам, пока спешившись, водила не закрывает дверь, и я сплю дальше. Долго это происходит, или нет – не ведомо, так как просыпаюсь я от того, что при неработающем двигателе в машине становится зябко. С трудом разлепив веки, вижу шлагбаум и вагончик, что подсказывает мне, снова какой-то пост. Очевидно, киргизский? И что стоим?
Взбесившись от такого пробуждения, выскакиваю из машины и чуть ли не пинком открываю дверь вагончика. Вижу, что водители, все как один узбеки, а у них давние проблемы с киргизами, стоят чуть ли не в шеренгу, а вокруг же сидит толпа киргизов, двое с оружием. При этом один из них вертит в руках путевые листы, глядя на них с важным видом. Демонстративно не замечаю «служивых», обращаюсь к водителям, причем достаточно жестко:
-И что сидим? Ехать пора!
Один из водителей что-то осторожно говорит про документы, тогда и я «замечаю» того, кто их держит, и переключаюсь:
-Что их вертишь, ставь свои печати, мне ехать пора!
-А ти кто? – осторожно спрашивает «начальник»,
-Я? Командир батальона, еще вопросы есть?
-А что вызещь?
-Везу? Десантную роту, полностью вооруженную и экипированную! Рота едет с войны домой, еще вопросы есть?
Старшему неохота «терять лицо» и он делает куцую попытку «показать себя», подружившись с таким «крутым» майором:
-А давай с тобой водка пить? – без обиняков предлагает он,
-Я не пью, так что пей сам!
-Только ханка курищь?
-Правильно, только ханку курю!
-И много ханка с собой везещь?
-Вся моя, делиться не намерен! Все, некогда мне, ставь печать, я поехал, или мне людям дать команду спешиться? – очень тихо, почти шипя, выдавливаю я.
Таможенник молча ставит печати, отдает бумаги водителям и протягивает мне руку. Я больше не выпендриваюсь, жму руку и откланиваюсь.
Если в Таджикистане нас остановил всего один таможенный пост, на на территории Киргизии нас тормозили восемь раз! Правда, печати ставили без проволочек; я командовал при каждой остановке «отделение, к машине», и десяток самых крупных десантников, взяв оружие на изготовку, сопровождали меня и водителей к очередной «таможенной будке», чтобы через пару-тройку минут уже двигаться обратно. Единственно, что «доставало», так это дождь, что сопровождал нас от КПП Хорогского отряда, сменившись на Мургабе снегом. Я еще на Мургабе пообщал бойцам, что уж около города Ош мы согреемся; здесь май – это как в Капчагае июнь, но увы, не судьба. Колонна шла среди зеленых деревьев, но серое небо по прежнему изливало на нас потоки воды. Сыро было у бойцов в машинах, сырость стояла в воздухе, и даже уже была внутри наших организмов. Тем не менее, пусть и без комфорта, но мы доехали до еще одного Государства, это Узбекистан, а вскоре уже подъезжали к аэропорту города Андижан, где по информации, что получили еще в отряде, нас должен был ждать самолет АН-12.
К аэропорту нам пришлось буквально прорываться; толпы людей. море милиции, но тормознуть нас не смогли, пока «мой «ЗИЛ» не уткнулся уж совсем в густую толпу. До здания аэропорта было метров пятьдесят, и я, теряя терпение, спешился, и отправился туда, держа в руке не по необходимости, а скорее по привычке, свой «АКС». Тем не менее, очевидно благодаря своему 5,45 мм «другу» я беспрепятственно дошел до дверей аэропорта. Пока какой-то гражданский чин вежливо не спросил:
-Товарищ майор, что Вы хотите?
Со мной по хорошему – я в ответ тоже не варвар; объяснил ситуацию. Гражданский же мне в ответ:
-Я понял, товарищ майор, сейчас все выясним, но есть просьба; мы отправляем паломников в Мекку, центральное телевидение работает, уберите, пожалуйста, вооруженных солдат в машины?
-Не проблема, - ответил я, и коротко жестом показал десантникам, что уже вывалили из машин, устав от бесконечной езды, скрыться с глаз. Что те и исполнили моментально. Сам же просто взял АКС на ремень; он так в глаза, по моему мнению, не бросается. Гражданский покосился на оружие, на торчащую из нагрудного кармана гранату (да будь она неладна, и что ее Руслану не отдал), но повел меня в здание. Вскоре мы зашли в какой-то кабинет, где сидел уже чин в форме гражданской авиации и мой сопровождающий затараторил о чем-то, часто вставляя слова «Казахстан» и «самолет». В результате разговора я выяснил, что с другой стороны «взлетки» находится так называемый «военный» аэропорт, где нас и ждет «АН-12». Попрощавшись с «летчиком», вышли обратно, мой сопровождающий дошел со мной до автомашины и растолковал водителям по узбекски, куда же нам ехать. Я от души поблагодарил человека за участие, и спустя буквально двадцать минут мы наконец-то оказались возле самолета. Радоваться сил уже не было, и мы, поздоровавшись с летчиками и попрощавшись с водителями, сразу же приступили к погрузке. Дальше я запомнил лишь доклад Саутбаева, что «погрузка закончена», и все. Как взлетали – я уже не слышал; спал. Проснулся я только от того, что начальник штаба тряс меня за плечо:
-Комбат, просыпайся, прилетели!
Я кое-как разлепил веки, и спросил, где мы?
-Аэропорт «Николаевка», Минобороновский! Самолет же их, вот здесь и сели! – доложил начальник штаба.
Я спустился из рампы, и что же увидел? Ночь, и … дождь! И ощущение было, что этот самый дождь на всей матушке Земле. Мы проехали через четыре Государства, а дождь был всюду.
У самолета стояли армейские полковники, которым я, как и положено, представился, а в ответ услышал:
-Комбат, роту постройте!
-Саутбаев, постройте роту! – сразу отдал я команду, которую личный состав выполнил моментально. Один из чинов, поздоровавшись с десантниками, поздравил их с возвращением на Родину, а следом достал погоны старшего лейтенанта, и вручил их Саутбаеву! Султану до законного «старлея» оставалось около трех месяцев, так что он явно не ожидал такого подарка! Я же подумал, что умеют же армейцы устроить праздник! Нашим пограничникам такого не дано...
Руслан Шадиев
Текущая информация о работе, проводимой казахстанскими "таджиками" с законодательной и исполнительной властью РК, по ссылке - Минобороны и другие министерства РК выполняют поручение премьер-министра по ветеранам ОССБ
Руслан Шадиев
В Казправде опубликовано интервью с Муратом Мухамеджановым, в котором он озвучил собственную идею разработанной им Концепции региональной безопасности стран Центрально-Азиатского региона и предложение о создании Отдельной бригады специальных операций. Ссылка - Первый солдат Президента Назарбаева

Видео

Загрузка плеера

Яндекс цитирования liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам.
При копировании ссылка на desantura.ru обязательна.
Professor - Создание креативного дизайна сайтов и любые работы с графикой