Десантура.ру
На главную Поиск по сайту Техподдержка
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Главная  |  Карта сайта  |  Войти  |  Регистрация

Засада под Ведено



Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: 1 2 3 4 5 ... 7 След.
RSS
[ Закрыто ] Засада под Ведено, Чечня. Десантники своих не брос
 
Чечня. Десантники своих не бросают

Эту видеопленку в декабре 1999 года показали все центральные телеканалы... Трупы, трупы, трупы... Кто-то живой — солдат в камуфляже с шевроном российских Вооруженных сил. На перебинтованной голове зияет рана, на правой руке не хватает пальца, вместо кончика носа — кровавая точка.
— Это мой друг Андрей, — указывает он на изуродованного мертвеца. — Он погиб 17 ноября под Ведено. Здесь 50 убитых наших, и еще 200 — в ущелье. Я не знаю, зачем и за что я воюю... — его голос дрожит.
Рядом с ним еще один солдат — он сильно хромает и постоянно держится за правый бок. Ухмыляющийся бородатый чеченец гордо демонстрирует камере снятые с убитого часы с надписью: “За личное мужество от Правительства России. Дагестан, 1999 год”.
Эта запись “прикреплена” к документам об операции по вызволению из плена десантников, которую провели в начале 2000 года российские спецслужбы совместно с командованием ВДВ.
В преддверии профессионального праздника “голубых беретов” участник операции Александр Макеев рассказал “МК” подробности этого освобождения.

Осень последнего года тысячелетия. Для чеченских боевиков это время триумфа: неуловимый “воин ислама” Шамиль Басаев пронесся со смертоносным рейдом по Дагестану и невредимым ушел в горы.
Для русских — это осень траура. По мирно спавшим москвичам, заснувшим навеки под руинами взорванных домов на улице Гурьянова и на Каширке, по сотням погибших в Дагестане и Чечне солдат...
16 ноября из дагестанского Ботлиха ушел на разведку в горы Чечни разведвзвод Ульяновской воздушно-десантной бригады. У его командира, старшего лейтенанта Романа Игошина, это была уже пятая подобная операция за два месяца. Ему было всего 25. После этого задания командование обещало отпустить его в отпуск. Две недели назад у него родилась дочь...
Группа провела разведку в целом успешно. Десантники сутки работали в самом логове бандитов, прямо у них под носом, — и обошлись без единого выстрела. Утром 17 ноября они решили уходить: нужная для федеральных войск информация была собрана.
Разведчики уже перемахнули через перевал, от которого до расположения родной части — рукой подать. Внезапно густыми хлопьями повалил снег. И тут сквозь белую пелену кто-то из солдат разглядел впереди “КамАЗы”. Как выяснилось позже, в них были вооруженные до зубов профессионалы-арабы. Группу тоже заметили. Им ничего не оставалось, как нырнуть за ближайший выступ, занять круговую оборону и первыми открыть огонь. Если бы они стали отходить — их расстреляли бы как куропаток.
...14 десантников недолго бились с боевиками. Связь со своими оборвалась почти сразу: пулей повредило рацию. Вдруг младший сержант Александр Шерстнев закричал:
— Командир, там еще люди! Нас окружают!!!
Ответить ему было некому: Игошина убили в самом начале боя. Действительно, к чеченцам подошла помощь — к разведчикам вышли в тыл. И еще какое-то время они сражались...
Горное эхо донесло до 31-й бригады ВДВ грохот перестрелки. Они пытались прорваться на подмогу на боевых машинах, но мешал метровой высоты снег. Пробовали поддержать артиллерией — но не знали даже, куда бить... О подробностях этого боя федералы узнают позже — из радиоперехватов и допросов задержанных бандитов.
К обеду в горах под Ведено все стихло. Боевики понесли потери, но им удалось забрать с собой 12 трупов российских солдат и двух раненых: младших сержантов Александра Шерстнева и Николая Заварзина.
* * *
История не терпит сослагательного наклонения — особенно история войны. Но как же хочется сослуживцам погибших десантников переиначить события того дня, дать своим друзьям хотя бы несколько шансов на жизнь, хотя бы немного гипотетических “если бы”! Если бы не оборвалась связь... Если бы в самом начале боя не погиб офицер... Если бы не снег...
Потом уже бойцы Ульяновской бригады будут говорить, что скорее всего разведчиков за перевалом уже ждали. Видимо, их все же засекли бандиты и организовали засаду: та тропа была единственной дорогой для возвращения взвода.
Но в ВДВ не привыкли распускать нюни: что случилось, то случилось. Тем более что им еще предстояло вызволять тела 12 убитых товарищей — и двух товарищей живых.
— Не только 31-я бригада, но и все Воздушно-десантные войска отнеслись к этому как к делу чести, — сказал командующий ВДВ Георгий Шпак. Он лично пообещал матерям Заварзина и Шерстнева, что вытащит их сыновей.
Командованием десантных войск и спецслужбами срочно была разработана операция по освобождению пленных. Создали координационную группу, куда вошли замы командующего генералы Владимир Казанцев и Александр Попов, начальник штаба войск генерал Николай Стаськов, полковник Николай Гостев и Александр Макеев — бывший офицер-десантник, ныне возглавляющий Фонд ветеранов ВДВ. Контролировал операцию сам Шпак.
“Генеральский десант” тут же вылетел в Чечню. Чтобы в одном и том же месте в зоне боевых действий собралось практически все командование ВДВ — такое запрещено неписаными военными законами. Но на кону стояли жизни солдат и репутация “крылатой пехоты”...
* * *
В начале декабря на телевидение попала та самая злополучная пленка. На ней были запечатлены Заварзин и Шерстнев. Боевики подкинули ее сами: нате, смотрите и бойтесь! Конечно, слова пленного Заварзина про две с половиной сотни погибших десантников — не более чем пропагандистский ход: они были выбиты из него пытками. Шерстнева тоже пытали: у него были сломаны ребра и нога, надрезано ухо...
Через какое-то время оперативники ФСБ получили информацию, что боевики не прочь обменять пленных на несколько сотен тысяч “зеленых”. Поэтому в Чечню и отправился Александр Макеев: возглавляемый им Фонд ветеранов ВДВ располагал нужными финансовыми средствами, которых, конечно, не имели военные. На его долю выпала большая роль и по ведению переговоров.
Удалось выяснить, что десантников передают из банды в банду: за месяц они побывали и у Руслана Гелаева, и у Хаттаба, и у братьев Басаевых — Шамиля и Ширвани. Над ними не переставали издеваться. Стало известно даже то, что об Александре Шерстневе сами бандиты отзываются как о настоящем мужчине: под пытками он вел себя мужественно.
Частые перемещения пленных затрудняли работу спецслужб. К тому же сами боевики постоянно темнили: то назначали выкуп, то отказывались от него... Было непонятно, чего они вообще хотят. Неясна была и судьба останков погибших бойцов разведвзвода. В итоге десантникам надоело цацкаться с бандитами, и они решили отказаться от всяких условий и перейти к более жестким мерам.
* * *
Пасмурным январским утром одно из сел Веденского района окружили российские военные на боевых машинах десанта. Именно здесь проживали родственники полевого командира, у которого в данный момент находились трупы российских десантников. На центральную площадь, где собрались местные старейшины, вышел генерал Казанцев. Что конкретно он говорил им, осталось за кадром, однако общий смысл сводился к тому, что в случае невыдачи останков село может нечаянно исчезнуть с лица земли.
В тот же день на координационную группу вышли посредники из числа “мирных” чеченцев. Они передали, что боевики готовы обменять 12 тел солдат на трупы бандитов в соотношении один к пяти. Также за них требовали живого участника бандформирований. Столько у федералов просто не было.
Тогда Казанцев, который возглавлял в то время группировку “голубых беретов” на Северном Кавказе, вызвал к себе одного из лучших офицеров ВДВ. Ночью его подразделение отправилось в “свободный рейд”...
К утру обмен состоялся: бандитам отдали 60 их мертвых собратьев и одного пленного...
— Законны ли такие действия десантников? — обратился корреспондент “МК” к сотрудникам военной прокуратуры.
— Вполне, — ответили они. — На войне как на войне... Практика обмена трупов на трупы была распространена во все времена. Откуда эти трупы берутся? Естественно, из боевых операций.
Но нужно было подумать и о живых.
* * *
Площадь перед администрацией Гудермеса: белое здание с колоннами, справа — монумент солдатам-чеченцам, погибшим в Афганистане. Перед этим памятником Вечный огонь не гас, даже когда здесь шли ожесточенные бои.
В 1999 году эта площадь превратилась в рабовладельческий рынок. Здесь чеченцы перепродавали друг другу пленных русских. Сами боевики здесь, конечно, не появлялись, все переговоры вели посредники из “мирных”. Цены по местным меркам невысокие: за двух рядовых — $2000, за офицера — $4000.
Здесь Александр Макеев вел переговоры об освобождении Александра Шерстнева. Хотя не только здесь: еще — в заброшенном колхозе, недалеко от города. К середине января уже была достигнута договоренность об обмене его на родственника одного из полевых командиров. Но начавшееся в это время наступление федеральных сил свело на нет все усилия.
В итоге этот обмен все-таки состоялся, но на две недели позже: Шерстнева освободили в начале февраля.
А в плену оставался еще Николай Заварзин. К переговорам по его освобождению привлекли одного из лидеров Дагестана Магомеда Хачилаева. Ему боевики и передали пленного десантника 26 февраля, выдав это за жест доброй воли. Но, как выяснил корреспондент “МК”, дело обстояло не совсем так.
Оказалось, что брат полевого командира, в банде которого держали Шерстнева, имел в Чечне вполне легальный нефтяной бизнес. Его фамилию участники операции наотрез отказались называть: сейчас им заинтересовались прокуратура и спецслужбы, любое разглашение информации может повредить следствию. Так вот, именно закрытия этого бизнеса испугались боевики, когда решили выдать солдата. Об этом им недвусмысленно намекнули десантники. Видимо, неплохой процент с дохода отчислялся в бандитскую кассу...
* * *
Когда разговариваешь с Александром Макеевым — кажется, будто каждое слово выходит у него откуда-то из-под сердца. И в то же время он с необыкновенной легкостью говорит о вещах, о которых пишут книги и снимают фильмы. Ну, поехали в Чечню, ну, освободили пленных, что такого-то?.. Просто это его работа: помогать людям, попавшим в беду...
У десантников будет еще много всего впереди. Хорошего и плохого, радостного и печального.
В прессе еще долго будут муссироваться слухи, что пленных вэдэвэшников обменяли на небезызвестного репортера Андрея Бабицкого.
Заварзин и Шерстнев пройдут реабилитацию в военном госпитале и уволятся в запас весной 2000 года.
Генерала Казанцева ждет край балкона, с которого он сорвется и погибнет в 2002 году...
ВДВ почти сразу же после этих событий — в марте 2000-го — потрясет еще одна трагедия: гибель 6-й роты Псковской дивизии.
Александр Макеев поможет еще десяткам людей. Будет и медаль “За отвагу”, которой его наградят за эту операцию. Кстати, об этом рассказали его коллеги: сам он из скромности промолчал.
Но всем им навсегда запомнится тот миг — миг освобождения из плена. Счастливы ли были в эту минуту освобожденные? Вряд ли: то, что им пришлось пережить, всегда будет кровоточить в их памяти.
Николай Заварзин, например, вспоминает о том, как вечером к нему заходил чеченец, приставлял нож к горлу и говорил: “Утром мы тебя резать будем”. Вот лежи и всю ночь думай...
А Александр Шерстнев в тот момент, когда он ступал на ульяновскую землю, вспоминал не о себе. Он говорил медленно, но в его голосе не чувствовалось слез — только сухая, металлическая боль:
— Я хочу выразить соболезнования родным ребят, которые погибли в том бою. Пусть все знают: они умерли как герои.
Десантники-разведчики, погибшие 17 ноября 1999 года под Ведено:
Старший лейтенант Игошин Роман Викторович.
Лейтенант Фладунг Андрей Владимирович.
Сержант Балухо Дмитрий Викторович.
Сержант Новгородский Андрей Николаевич.
Младший сержант Борисов Сергей Николаевич.
Младший сержант Киселев Виктор Владимирович.
Младший сержант Коваленко Алексей Витальевич.
Ефрейтор Веселев Артем Анатольевич.
Рядовой Висячкин Алексей Николаевич.
Рядовой Котельников Андрей Валентинович.
Рядовой Попов Андрей Алексеевич.
Рядовой Черняев Андрей Васильевич.
Московский Комсомолец
Вадим АМПЕЛОНСКИЙ

Царствие им небесное.Вечная память.
Братан.
Никто кроме нас.
 
У меня есть статья про ст. лейтенанта Сергея Луженкова. Они должны были встретится с группой Игошина. Их всех скопом обвинили в непрофессионализме, а Луженкова, что он не пришел на помощь.
Эх Марфуша, нам ли быть в печали....:)
 
Diana, ну так же не поступают! Давай я начну перечислять, что у меня есть :rolleyes:
Выложи статью на этой теме. Вопрос, ведь, всех волнует.
Мы сейчас не сможем, конечно, рассудить, виноват ли Луженков или его просто решили "слить" те, кто действительно виноват в гибели взвода. :angry:
Но анализ любой информации помогает осмыслению событий!
Сергей Балдин[/COLOR]
-Будут у тебя дети,
сказал Бог Дьяволу, и создал десантника.[/COLOR]
 
Расскажите, что у Вас есть, я не обижусь. ;)

Собственно статья.
Кувыркаясь в воздухе, граната летела прямо на него. РНГ — по пластиуковому взрывателю успел рассмотреть Луженков — взорвется от удара. Отбежать, укрыться уже не успеть. Взрыв!..
Осколок, перебивший подколенную артерию, с каждой минутой оставлял ему все меньше шансов выжить.
– Товарищ старший лейтенант, кровища-то, кровища... – словно обезумев, твердил, пытаясь дрожащими руками наложить жгут, солдат.
До своих, где находившиеся в колонне врачи могли оказать квалифицированную помощь, было метров двести. Открытого простреливаемого пространства.


– Бросай, Виталик, бросай, – слабеющим голосом под свист пуль повторял Луженков сержанту.
– Нет, командир, я тебя вынесу, – с трудом передвигая ноги под тяжестью раненого офицера, двух бронежилетов, двух б/к и оружия, не сдавался Разборов.
Как же все-таки он не ошибся, взяв в роту двух отчисленных третьекурсников Рязанского десантного института, думал Луженков, глядя, как ложившиеся все ближе пули взбивали фонтанчики земли у самых ног Разборова. До колонны было еще далеко...

Это война
1 ноября 1999-го разведгруппа под началом Луженкова отправилась в глубь контролируемой противником территории. Выйдя в тыл боевикам и окопавшись на горе Шимерлы, разведчикам предстояло определить местоположение лагерей подготовки и баз Хаттаба у Голубого озера. Испытывали острое, ни с чем не сравнимое ощущение близости с противником, с которым ты остался один на один...
Разыгравшаяся метель сделала ночь адской. Чтобы не обморозиться, старший лейтенант Сергей Луженков поделил разведчиков на две группы: пока одни ведут наблюдение, другие в обшитых простынями - для маскировки - палатках отогреваются с помощью примусов. Сам же он в ту ночь не сомкнул глаз. В отличие от солдат, от холода забывших не только о страхе, но даже о самой возможности встречи с боевиками, Луженков думал, как будет действовать, если «душки» вдруг его обнаружат.
В «ночник» хорошо просматривались снующие туда-сюда вдалеке машины. Луженков вдруг вспомнил свой первый полевой выход в Рязанском десантном училище. Первую ночевку в самостоятельно отрытом окопе - тогда тоже было холодно. Впечатление было сильнее, чем от прыжков с парашютом, - все вокруг рвалось и стреляло.
Десантником Сергей хотел быть, сколько себя помнит – лет с пяти. Отец – летчик-истребитель, летавший на Су-27, своей воли в выборе профессии не навязывал, но, чтобы сын лучше представлял, на что идет, записал его на парашютные курсы при части. Первый прыжок пришлось совершать в лютый мороз и при сильном ветре. Не сумевшего при приземлении погасить купол Сергея добрую сотню метров протащило тогда по земле. Только желания служить в десанте у него, ученика выпускного класса, от этого меньше не стало. И летом, имея за плечами уже 18 прыжков, он поехал поступать в Рязанское десантное, где был зарегистрирован абитуриентом номер один. Самыми сильными впечатлениями от учебы в десантном училище стали лица товарищей во время первого прыжка с Ил-76 и стажировка в отдельной разведроте 104-й воздушно-десантной дивизии в разгар первой чеченской войны. Затаив дыхание, курсанты слушали рассказы возвратившихся из Чечни офицеров, примеряя к себе их решения и поступки. Как хотелось тогда Сергею побыстрее доучиться и испытать себя в такой обстановке! И вот наконец летом 1996 года лейтенант Луженков прибыл служить в ту же роту. Только все тогда обернулось обидными для армии Хасавюртовскими соглашениями. А спустя год 104-я дивизия стала бригадой...
Вторая Чечня застала отдельную разведроту на полевом выходе. Внезапно поступившая команда свернуть лагерь и вернуться в пункт постоянной дислокации на фоне известия о вторжении чеченских боевиков в Дагестан не оставляла сомнений: это война...
Разведка, проведенная группой Луженкова, показала, что у Голубого озера по-прежнему существует крупная база боевиков. По свету фар съезжающихся к ней ночью машин Луженков достаточно точно определил ее координаты, и на следующий день по ним результативно отработала фронтовая авиация.
К сожалению, не все операции ульяновских разведчиков были столь же удачными. Трагедия, отозвавшаяся резонансом по всей России, случилась двумя неделями позже: боевики плотным огнем уничтожили разведгруппу лейтенанта Игошина, взяв в плен двух солдат. Чего только не пришлось потом услышать Луженкову о причинах этой нашумевшей благодаря переданной боевиками западным журналистам видеосъемке трагедии. Писали и о вышедшей из строя единственной рации, и о том, что десантники не пришли на помощь завязавшей бой группе, и что виной всему непрофессионализм ее командира, который остановил на горной дороге подозрительный уазик вместо того, чтобы сразу открыть огонь. В действительности все было совсем не так.
Задачу по доразведке ущелья выполняли три разведгруппы - одна шла по дну, две другие сверху ее прикрывали. В каждой группе было по две радиостанции. Только связь в горах дает сбои, пропала связь и с группой Игошина. О местонахождении этой группы дежуривший на связи Луженков узнавал через командира идущих ущельем разведчиков. Около 11 утра тот сообщил Игошину, что находится в точке сбора.
– Я наверху, спускаюсь к тебе, – отозвался Игошин.
А через пять минут впереди вдруг раздалась стрельба.
– У меня двухсотый и трехсотый, – успел сообщить Игошин, прежде чем связь с ним окончательно прервалась...
Обстреляв ехавший по дороге уазик, разведчики себя обнаружили. Сидевшие на соседнем лесистом склоне боевики открыли прицельный огонь. Даже если бы попавшая в засаду группа не прошла точку сбора, ей бы все равно уже никто не помог: бой длился не больше пяти минут. В горах, где не использовать преимущество в танках, авиации, артиллерии, война всем предоставляет равные шансы выжить и победить. Это во всей полноте уяснил тогда Луженков. Группа Игошина погибла потому, что противник в то утро оказался удачливее. Это война. И разведчики на войне, наверное, как никто другой, рискуют попасть в засаду.

Штурм Черепахи
В середине декабря старший лейтенант Луженков принял отдельную разведроту. Боевые задачи следовали одна за другой. Набирала ход Веденская операция. Чтобы освободить это раскинувшееся на километры село от бандитов, надо было занять окаймляющие его высоты, на которых располагались опорные пункты противника.
Большой горный массив между Харачоем и Ведено еще во время первой чеченской нарекли Черепахой. Часть Черепахи предстояло оседлать ульяновским десантникам. Задача разведчиков – занять господствующие высоты, доразведать окрестности и обеспечить выход в этот район парашютно-десантным батальонам. Бой разыгрался, когда действовавшим на двух БМД разведчикам оставалось занять последнюю, самую удаленную высоту. Одобренное командиром решение Луженкова одной машиной на скорости въехать на горку на первый взгляд выглядело авантюрным. Чем быстрее выскочим, тем больше шансов там удержаться, резонно между тем рассудил офицер. В случае же обстрела боевиков с соседней высоты поддержит огнем вторая боевая машина.
Пасмурная погода и рельеф местности не позволяли даже с помощью оптики как следует рассмотреть простирающиеся вокруг лысые горы. Затрудняло наблюдение и отсутствие снега – на белом фоне окопы боевиков были бы виднее.
Спешив людей и заняв оборону, Луженков не отрывался от бинокля. Вторая подгруппа во главе с командиром взвода въезжала на своей бээмдешке на высоту. Вот они уже на месте, спешиваются, занимают позиции... И тут по ним открывают стрельбу...
Несмотря на относительно близкое расстояние – до подгруппы было не более четырехсот метров, – Луженкову не удавалось рассмотреть, откуда стреляют: то ли издалека, то ли разведчики вырулили прямо на «духовские» окопы. Первая мысль: раз машина не горит, значит, гранатометов у них нет. Или расстояние не позволяет их применить? И Луженков решает с другого направления забраться на эту высоту на своей бээмдешке. «Броня» заползает на горку, и он наконец видит, откуда бандиты ведут огонь. До них метров восемьсот – окопы в полный профиль. Вести по ним огонь из стрелкового оружия – понапрасну тратить патроны. Спешившиеся десантники получают команду занять оборону, наводчики-операторы БМД-1 – пристрелять вражеские позиции. Эх, сейчас бы из БМД-2 с ее автоматической пушкой шарахнуть по их окопам! Да нет пока новой техники.
Пули цокают о броню. Луженков вместе с подбежавшим взводным пытаются разглядеть вражеские позиции, укрываясь за корпусом БМД. Только бы не словить пулю!.. И тут же совсем рядом, в нескольких сантиметрах, разлетается вдребезги стекло триплекса... Наконец Луженков высматривает вражеский пулемет. Боевики ведут огонь из «Утеса». И метко стреляют, гады.
– ПТУР к бою! – командует Луженков наводчику.
Еще перед атакой ПТУР установлен на направляющие.
– Готов! – докладывает оператор.
– Огонь! – Луженков закрывает уши.
Но вместо оглушительного хлопка с бээмдешки раздается мат-перемат.
– Уроды!.. Пульт разбили...
Со второй же машины пускать ракету неудобно. А пулемет продолжает работать!
– Огонь осколочными!!!
Получив целеуказание, наводчики открыли огонь. Три снаряда с обеих машин легли точно в цель. Пулемет замолчал...
Когда на горку начал подниматься батальон, боевики уже не стреляли. Вышедшие потом на их позиции десантники нашли в окопах восемь трупов.

В разведке своих не бросают
Ну а самый драматичный для Луженкова бой произошел во время наступления на Шатой. Вернувшись под Ботлих, десантники получили новую боевую задачу: по Шароаргунскому ущелью выйти с юга к этому горному оплоту боевиков. Два батальона были высажены вертолетным десантом и по краям ущелья двинулись по высотам, прикрывая идущую внизу колонну. Впереди - головным дозором - разведрота старшего лейтенанта Луженкова.
Огибающая горы дорога пугала уже одним своим видом. Справа - отвесная скала, слева - обрыв и пропасть. Выше - покрытые лесом горы. Очень удачные места для засады. Если бы не идущие по верху в пешем порядке батальоны, боевики без особых проблем сожгли бы колонну. Возможности для маневра никакой - двум машинам на этой нависающей над пропастью дороге не разъехаться. А вниз лучше вообще не смотреть. Идущие впереди саперы, остановив колонну, прервали размышления Луженкова: очередной фугас... Провода привели к окопам, оборудованным на относительно пологом склоне. Ждали, выходит. Но почему-то ушли...
Не менее опасным было и движение по населенным пунктам, через которые проходила единственная дорога на Шатой. Попадавшиеся по пути поселки словно вымерли - на улицах ни души. Все говорило о том, что боевики не позволят десантникам спокойно выйти к Шатою и наверняка что-то предпримут. Всегда хорошо осведомленные о планах боевиков мирные чеченцы не просто так покинули села.
На въезде в Хал-Килой десантников встретил пожилой чеченец. Спрыгнув с брони, Луженков подошел к нему. Тот, представившись старейшиной, заверил, что боевиков в селе нет, и попросил не стрелять и не разрушать их дома. Что-то тут не так, насторожился Луженков:
– Ну раз боевиков нет и стрелять по нам некому, проведи, старик, нашу колонну.
Спешив людей, Луженков внимательно осмотрелся - ни души. Колонна медленно тронулась. Впереди шел чеченец, за ним - парный дозор и саперы, следом БМД Луженкова. Дорога шла вдоль пересохшего арыка. Слева и справа - дворы...
Колонна прошла уже почти треть села, когда Луженков боковым зрением заметил еще одного старика. Сидевший до этого на лавке у одного из домов, он вдруг быстрым шагом поспешил за угол.
- Товарищ старший лейтенант! - почти в ту же секунду предупреждающе закричал механик-водитель.
Повернув голову, Луженков увидел, как от дома к дому перебегают двое: один с автоматом, другой - с РПГ.
- Рота, к бою, противник слева! Огонь!
Разведчики открыли огонь по всей левой стороне села: сзади шли колесные машины, беззащитные даже перед стрелковым оружием бандитов.
Быстро оценив ситуацию, Луженков с двумя группами разведчиков бросился преследовать уходящих дворами боевиков. Те, отстреливаясь, перебегали от дома к дому. Контактный бой, видимо, не входил в планы бандитов, собиравшихся обстрелять колонну и тут же уйти.
После перестрелки у одного из домов Луженков увидел пытавшегося подняться с земли безоружного человека.
- Попали, товарищ старший лейтенант, - выдохнул находившийся рядом сержант.
Подойдя сзади к раненому, Луженков убедился, не держит ли тот в руке гранату.
- Ты кто?
- Местный...
Распахнув стволом автомата тулуп, Луженков увидел набитую автоматными магазинами «разгрузку» и радиостанцию. Неподалеку валялись автомат и рюкзак, тоже до отказа заполненный магазинами.
Приблизившись к дому, к которому, судя по всему, бежал подстреленный боевик, Луженков приказал группе рассредоточиться. Укрываясь за гаражом и прочими хозяйственными постройками, десантники замерли в ожидании. Судя по двум стоящим у крыльца походным рюкзакам, дом не был пуст. Приказав разведчикам «разобрать» по окну, а пулеметчику взять на прицел дверь, Луженков осторожно двинулся к крыльцу.
Вот до него остается метров двенадцать. И Луженков видит, как шевельнулась дверь и оттуда полетела граната. Каким-то чудом офицеру удается нырнуть в узкое пространство между досками и автомобилем. Взрыв! И в ту же секунду укрывшиеся в доме боевики открывают сумасшедший огонь. Луженков поднимается и тут же падает, не чувствуя одной ноги. Оказавшийся рядом солдат, тоже оглушенный после взрыва гранаты, пытается непослушными руками наложить жгут.
- Кровища-то, кровища...
По доскам грохочет очередь. Солдат пытается приподняться над ними и дать по дому ответную очередь.
- Ложись! - Луженков дергает его за ремень.
Из дома метают вторую гранату, которая рвется за автомобилем, и их осыпает стеклянной крошкой.
Корчась от боли, Луженков успе
вает приказать своим отойти за соседний дом. Выручает подоспевшая на помощь вторая группа разведчиков. Боевики окружены, но продолжают отстреливаться. Луженков чувствует, как его покидают силы. Но медикам из колонны к нему не добраться - отчаявшиеся бандиты ведут сумасшедший огонь во все стороны.
- Командир, я тебя вытащу! - подбежавший пулеметчик, младший сержант Виталий Разборов, взваливает его на спину.
«Как только у него хватило тогда сил? – вспоминает Луженков. - И он, и я в бронежилетах, у обоих по боекомплекту, мой автомат, его пулемет...»
В декабре, когда к ним под Ведено прибыло пополнение, Луженков как командир разведроты имел право выбора. Воспользовавшись им, он взял в роту двух отчисленных из Рязанского института курсантов. Выходит, он тогда не ошибся, предпочтя их контрактникам.
Сил у Разборова хватило почти до арыка. Увидев падающего солдата с офицером на спине, к ним побежали навстречу...
Замкомроты старший лейтенант Виктор Топорцов довел тот бой до конца: подоспевшие огнеметчики сожгли дом вместе с боевиками. Среди головешек насчитали потом восемь обугленных трупов. Не ушли от расплаты и остальные боевики. Двум десяткам до зубов вооруженных бандитов не удалось тогда в Хал-Килое подбить ни одной машины. А Луженкову о том бое помимо ордена Мужества напоминают два осколка. Один сидит в бедре, другой – под лопаткой. В том бою он на себе проверил усвоенное еще с курсантской стажировки незыблемое правило: в разведке своих не бросают.

http://www.redstar.ru/2002/10/17_10/1_02.html
Эх Марфуша, нам ли быть в печали....:)
 
Роман Игошин, Герой Росии, выпускник Казанского суворовского военного училища, 2-я рота 1992 г., 44-й выпуск.
 
Цитата
Diana DeE пишет
У меня есть статья про ст. лейтенанта Сергея Луженкова. Они должны были встретится с группой Игошина. Их всех скопом обвинили в непрофессионализме, а Луженкова, что он не пришел на помощь.
А еще лучше переговорить с Заварзиным и Шерстневым. И Узнать как ВСЕ БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ!!! :angry:
 
С Романом Игошиным заканчивали одну кадетку и вместе потом учились в Рязани в РВДКУ...
ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ.
Пусть земля им будет пухом.
Что будут стоить тысячи слов, когда важна будет крепость руки.
 
Админам - есть предложение закрыть тему
 
Десант своих не бросает
(из интервью генерал-полковника Георгия Ивановича Шпака журналу "Братишка " 2004 год ,февраль)
"В середине ноября 1999 года из разведки под Харачоем не вернуласьразведгруппа лейтенанта Игошина .А через день центральные телеканалы показали сюжет ,переданный боевиками в одно из западных информагенств.Двое пленных рассказывали,как боевики уничтожили их десантную роту -выжили олишь они.Это был единственный случай за всю войну ,когда десантники попали в плен .Спасение ребят из чеченского плена командующий сразу посчитал делом чести.То,что солдат заставили сказать о якобы расстрелянной роте под пытками,он понял сразу.Но ведь это могли понимать не все.Значит,спасать надо было ещё и честь ВДВ.Но как?На помощь сверху рассчитывать не приходилось-второй год не удавалось вытащить из чеченского плена даже высокопоставленного милицейского генерала Шпигуна.Ход был найден,как всегда ,нестандартный.
В одной из бригад служил подполковник-ингуш.которому командующий и поручил эту тайную миссию.Тот попросил съездить к боевикам двух своих двоюродных братьев .Как им удалось это сделать и что за отношения связывали их с боевиками,история,как говорится,умалчивает.Только в итоге они вышли-таки на банду где содержались десантники.Поговорили.Связавшись из Назрани по городскому телефону с командующим ,подполковник передал предложение боевиков -машину сухпайков в пластиковой упаковке и машину бензина.Боевики бы не обманули-братья ручались головой ,но подпитать врага столь ценным ресурсом...На такое командующий,конечно,пойти не мог.Работа продолжилась.Не раскрывая всех секретов,приведем лишь развязку.В конце концов в кабинете Шпака оказался один из неформальных дагестанских лидеров Надир Хачилаев.За то,что Шпак поможет ему установить некоторые связи в Москве ,дагестанец пообещал уже через неделю вернуть ребят.Ударив по рукам,оба сдержали слово .Выкупленные Хачилаевым солдаты в установленный срок стояли перед командующим.
Поговорив с ребятами ,Шпак,а потом и все узнали истинные подробности гибели группы Игошина.Сбившись с пути,разведчики были окружены полусотней боевиков .Взяли "голубых беретов" измором-когда у наших кончились патроны .Двенадцать десантников погибли,двое в бессознательном состоянии попали в плен.Потом под пытками-одному отстрелили палец,другому надрезали ухо-они вынуждены были рассказать перед камерой о несуществующем бое.Честь десантников , не проигравших в войну ни одного боя ,была восстановлена .А Шпак ещё раз доказал недоброжелателям исключительность ВДВ:в десанте своих не бросают.И сегодня в ВДВ нет пропавших без вести и пленных ."
ЗЫ.Фото командира орр 31 овдбр(о нём писали выше в других постах этой темы ) кавалера орденов Мужества Сергея Луженкова.
ВДВ-это не шутка
 
Под Веденом погибшим Десантников вечная память, пусть земля им будет пухом.
 
Вечная память Героям .
Хорошо если бы кто-нибудь выложил какую-нибудь информацию о погибших .
И ещё , редко какие войска могут похвастаться такими как командирами как в ВДВ .Спасибо тем кто рисковали своей жизнью и авторитетом ради спасения оставшихся живых десантников и возвращения тел героев из бандитского логова .
Есть только фотографии генерал-полковника Шпака Г.И. ,к сожалению других фото Командиров учавствоваших в освобождении гвардейцев нет .
ВДВ-это не шутка
 
я уже выкладывал этот стих,.. но думаю здесь будет не лишним...
---------------------------------------------------------------------------
Ползёт мой броник весь в пыли
И цель близка, вон там вдали
Стоит мой батальон
-
Ещё чучуть, ещё рывок
Запёкся кровью, весь висок
И старшина прострелен в бок
Мы недались вам гады
-
Мы уходили на восток
Была расстреляна колонна
Зажали духи нас в тиски
Долбили «мухи» и «шмели»
И разлетались на куски машины
-
Горели бэтэр и Урал
И старшина мой закричал
Что духи прут, что нам - хана
И вдруг замолк мой старшина
Его броня подбита

Остались там под Ведено в кровавой каше

А там в горах лежат друзья
Забыть их лица на полдня
Чтоб доползла моя броня.

И по дороге на восток моя броня пылится.
- Деда, а расскажи, как ты во время войны два самолета сбил!
- Ну-у-у... Не совсем сбил.. Скажем так: недозаправил!
[/COLOR]
 
Насколько мне известно, пленных десантников обменяли на супернавороченый джип Басаева, который угнали парни из 45 орп - не самовольно, конечно, это задача такая была.
 
Цитата
Ruslan K пишет
Насколько мне известно, пленных десантников обменяли на супернавороченый джип Басаева, который угнали парни из 45 орп - не самовольно, конечно, это задача такая была.
поправлю...
Не угнали а нашли по ориентировке местного жителя.
Искали дня два, нашли в тайнике у склона горы, и нашли не парни из 45, а парни из 137 (хотя это и не важно). поченю дома комп, постораюсь выкинуть фотки...
Нет задач невыполнимых
 
Цитата
Игорь_137 пишет
поправлю...
Не угнали а нашли по ориентировке местного жителя.
Искали дня два, нашли в тайнике у склона горы, и нашли не парни из 45, а парни из 137 (хотя это и не важно). поченю дома комп, постораюсь выкинуть фотки...
ты участвовал?
 
Цитата
Ruslan K пишет
Цитата
Игорь_137 пишет
поправлю...
Не угнали а нашли по ориентировке местного жителя.
Искали дня два, нашли в тайнике у склона горы, и нашли не парни из 45, а парни из 137 (хотя это и не важно). поченю дома комп, постораюсь выкинуть фотки...
ты участвовал?
Нет, если память не изменяет в этот день уехал на водозабор...
Но парни с моего взвода участвовали. Тоскали с собой здоровенный бомбоискатель (это типа миноискателя, только 5 метром под землей железо чувствует). Джип - Хаммер, весь целый, только какого то стекла не было и фара разбита, а так в целости, на нем потом КЭП гв. полковник Безруков гонял.
Нет задач невыполнимых
 
Извините что, возможно немногоне в тему, но про обмен на джип Басаева это не правда.
От человека которому я верю узнал, что Басаевский хаммер передали 45 полку, а у тех в свою очередь хотели забрать в Ханкалу, ну и что бы не кому не достался они его просто расхреначили.
Нет задач невыполнимых
 
Вечная память.......
Честь и Слава...
 
Цитата
Diana DeE пишет
Расскажите, что у Вас есть, я не обижусь. ;)

Собственно статья.
Кувыркаясь в воздухе, граната летела прямо на него. РНГ — по пластиуковому взрывателю успел рассмотреть Луженков — взорвется от удара. Отбежать .........................................................в бедре, другой – под лопаткой. В том бою он на себе проверил усвоенное еще с курсантской стажировки незыблемое правило: в разведке своих не бросают.
Что могу сказать по вышеупомянутым событиям. Я служил и воевал вместе с Серегой Луженковым(и сейчас общаюсь) и Ромкой Игошиным. В то время наша бригада находилась на Андийском перевале в застое, и никаких активных боевых действий небыло. А разведвылазки групп Игошина и Луженкова спланировал штаб (хотя обходимости в этом небыло), на мой взгляд, как "учебные"( дать разведчикам приобрести кое какие навыки и пр.) И никто не предполагал что все так далеко зайдет, что в том районе так активны боевики. А Роман просто заблудился и ушел очень далеко, а тут и со связью проблемы. Их пытались вытащить и группы посылали и вертушки, но огонь боевиков был плотный, и было ясно что уже ничем не поможешь. Командование пыталось что то сделать, но нужно было всеволишь не выдумывать эти никчему не нужные разведвыходаи и все были бы живы. Романа больше всего обвинял и обвиняет начальник штаба 91батальона. Да вина Романа есть, но разведвзвод ,кто служил,знает кого? Да ! Начальника штаба батальона! Это его вотчина и его люди которых он обучает Это он так его подготовил или не подготовил. Наш НШ толковый офицер, но амбиций еще больше. И тут много если. И много можно рассуждать, а если бы да кабы. Но горькая правда одна эта гибель л\с разведвзвода 91 батальона была напрасной. В этот период с августа 99 года по март 2000, я скажу вам дань уважения нужно отдать не разведке- нет, а простым "пэдэрам" как нас разведка называет. Зиберхали взяли "пэдэры", Черепаху взяли "пэдеры", а точнее 3ПДР("махновцы" как нас называл комбат) и 2пдр, в Шатой вошли и взяли "пэдэры" . В последующем и под Шаро-Аргуном и Шатоем основную роль выполняли ПДР и причем роль разведки и тактического десанта и пр. Причем хочу похвастаться небыло ни одной потери. И то что, описанно в статьях как героически шли боевые действия -все это художественные изыски писак. Все было проще, боевики боялись с группировкой связываться, потому как знали что 31 ОВДБР это бывшая 104 ВДД которая еще в 1 ой компании дала им просраться. Да были мелкие стычки, случайные, как например где ранило Луженкова в Асламбек-Шерипово под Шатоем. и то они выковыривали боевика, из подвала дома, который не успел уйти. Если нужны еще какие нибудь подробности пишите. И запомните не верьте тем медалям и орденам которые висят на груди офицеров, каждый офицер знает как он их заработал. Мое мнение был слишком обильный "звездопад" из орденов и медалей и многие мы не заслужили
Нет лучше одежи чем бронза мускулов и свежесть кожи.



Искусный солдат- не теряет спокойствия
Великий генерал-побеждает без боя
Могущественный правитель-правит не унижая
Так не сражайся .......
 
Цитата
Арчи пишет
И запомните не верьте тем медалям и орденам которые висят на груди офицеров, каждый офицер знает как он их заработал. Мое мнение был слишком обильный "звездопад" из орденов и медалей и многие мы не заслужили
Это вы самокритично написали, респект. Согласен совершенно, тем более это не только офицеров касается. Мы сами-то лучше всех знаем, как и что мы делали на войне. Воспоминаний – полно, но лично мне вспоминаются всё больше разные не слишком героические случаи. Не удачные выходы больше помнятся, не "богатые трофеи", и не «героические победы» разные, а совершенно иные вещи. Всё, как было на самом деле. Да и не хочу этого забывать, это же моя жизнь, другой - нет.
Не верь, не бойся, не проси
 
Наградные заметь не мы сами на себя писали. Больше всего "бирюлек" тот кто в штабе сидел- начпрод, начвещ, начальник гсм, нач. службы РАВ, ЗНШ, ПНШ и пр.( тот кто писчал)
Нет лучше одежи чем бронза мускулов и свежесть кожи.



Искусный солдат- не теряет спокойствия
Великий генерал-побеждает без боя
Могущественный правитель-правит не унижая
Так не сражайся .......
 
Цитата
Арчи пишет
И запомните не верьте тем медалям и орденам которые висят на груди офицеров, каждый офицер знает как он их заработал. Мое мнение был слишком обильный "звездопад" из орденов и медалей и многие мы не заслужили
Да это самокритично,но...Уже одно то,что был там,заслуживает награды!Я не имею ввиду ПНШ,ЗНШ,нач прод.и т.д...Тёплые места все заняты,особями приближёнными..!Пи....в и хитрожопых,везде хватает :angry: А остальным приходится воевать!Нельзя говорить однозначно.
AIR BORNE TROOPS
 
Вечная память нашим ребятам!!!
.
 
Сколько раз убеждался в выражении"Кому война,а кому мать родная"...А многие просто уважение потеряли к ветеранам..

Двоих моих однокашников,Павлова Михаила и Разборова Виталия(может кто знает их)КБ отчислил из училища и в 31 Бригаду,а оттуда сразу поехали в Чичу.Отслужили как положено и вернулись в училище,подписывать характеристики для ротации в Югославию,так КБ послал их куда подальше,при чем еще отзвонился всем,кому можно в Рязанском полку,чтобы их двоих гнали в шею...Вот так,отнесся к ним Миронов,которых сам все хвалился,что был в Чечне и вырезки из газет,про себя показывал,пропагандой занимался какой-то...
По поводу наградных,знаю одного *****,который всю командировку из своей кибитки не вылазил,только если покурить и то в бронике.И как говориться,что свою пулю не услышишь,а тут он услышал,звук пролетающей пули 7,62(гул как от насекомого-Шмеля)сразу упал на землю и больше не вылазил наружу. Зато по возвращеию на большую землю увидел иконостасик не хилый :angry:
.
 
Цитата
semen-RKPU-121 пишет
Сколько раз убеждался в выражении"Кому война,а кому мать родная"...А многие просто уважение потеряли к ветеранам..

Двоих моих однокашников,Павлова Михаила и Разборова Виталия(может кто знает их)КБ отчислил из училища и в 31 Бригаду,а оттуда сразу поехали в Чичу.Отслужили как положено и вернулись в училище,подписывать характеристики для ротации в Югославию,так КБ послал их куда подальше,при чем еще отзвонился всем,кому можно в Рязанском полку,чтобы их двоих гнали в шею...Вот так,отнесся к ним Миронов,которых сам все хвалился,что был в Чечне и вырезки из газет,про себя показывал,пропагандой занимался какой-то...
По поводу наградных,знаю одного *****,который всю командировку из своей кибитки не вылазил,только если покурить и то в бронике.И как говориться,что свою пулю не услышишь,а тут он услышал,звук пролетающей пули 7,62(гул как от насекомого-Шмеля)сразу упал на землю и больше не вылазил наружу. Зато по возвращеию на большую землю увидел иконостасик не хилый :angry:
Вот это я и имел ввиду,в моём предыдущем посте!А пацанам-ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ!Никому мы не нужны,кроме нас самих.Будем жить!
AIR BORNE TROOPS
 
всем привет братья десантники скажите в каком ведено это было их же 3.
 
А вот про начпродов, Арчи, не совсем прав. Знал я одного, фамилии/звания уже и не помню, так он на дальние гарнизоны с своей тушенкой сам летал, автомат жаловал и пулям не кланялся.
Под пальцем горит гашетка,
Я вышел и вижу цели,
Пытаясь увидеть метки,
Но нервы мои на пределе

Подбит и иду домой,
Потерянный в настоящем,
А в сердце останется мой
Несгораемый чёрный ящик
 
Цитата
ТЕМА пишет
"всем привет братья десантники скажите в каком ведено это было их же 3."
Не под Ведено , а под Харачоем (журналисты как всегда напутали)
Нет лучше одежи чем бронза мускулов и свежесть кожи.



Искусный солдат- не теряет спокойствия
Великий генерал-побеждает без боя
Могущественный правитель-правит не унижая
Так не сражайся .......
 
Цитата
Ведомый пишет
А вот про начпродов, Арчи, не совсем прав. Знал я одного, фамилии/звания уже и не помню, так он на дальние гарнизоны с своей тушенкой сам летал, автомат жаловал и пулям не кланялся.
Вот таким людям-Честь и Слава!Мог не ходить но пошёл!Молоток!Побольше бы таких!
AIR BORNE TROOPS
 
арчи скажи точнее под н.п хорочой или на высоте хорочь?просто я видел там памятник и хлам всякии оставшийся после боя тубусы.ленты фрагменты вещей.
Страницы: 1 2 3 4 5 ... 7 След.
Читают тему (гостей: 1)

Яндекс цитирования liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам.
При копировании ссылка на desantura.ru обязательна.
Professor - Создание креативного дизайна сайтов и любые работы с графикой