Десантура.ру
На главную Поиск по сайту Техподдержка
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Главная  |  Карта сайта  |  Войти  |  Регистрация

Опрос посетителей

Перевод факультета специальной разведки из Новосибирска в Рязань*






Включение училищ связи и автомобильного в состав РВВДКУ*






Будущее РВВДКУ*






  



Ветераны

Дважды погибший

После высадки на берег мы буквально на плечах противника начали быстро продвигаться вглубь его обороны. Но наше быстрое продвижение вскоре было остановлено шквальным огнем в районе деревни Назарьевская. Мы вынуждены были залечь и окопаться. Попытки поднять нас в атаку не увенчались успехом, мы только понесли потери и ни на шаг не продвинулись вперед. Пришлось ждать поддержки от артиллеристов, но вместо пушек по Назарьевской ударили наши знаменитые «Катюши». Но с «Катюшами» нам не повезло. Наш батальон довольно близко продвинулся к Назарьевской и «Катюши», ударив по позициям финнов, задели и наши окопы...


Оружие и боевая техника


23.04.2009

Броня "Крылатой пехоты": Самоходное артиллерийское орудие «Нона-С»

Представление об «универсальном» орудии полевой артиллерии неоднократно менялось. В начале XX века таковым считали дивизионную пушку со шрапнельной гранатой, якобы способную решать практически все задачи на поле боя. В 1920-е гг. сложились идеи универсальной пушки со свойствами наземной и зенитной стрельбы (прежде всего, это касалось дивизионной пушки) и легкого (батальонного) орудия, выполняющего функции легкой гаубицы или мортиры и противотанковой пушки. Причем ни та, ни другая идея себя не оправдали.
А в 1950—1960-е гг. развернулись работы над новым типом «универсальных» орудий: теперь речь шла о сочетании свойств гаубицы и миномета. Неудивительно, что в СССР такие работы увязали с потребностями воздушно-десантных войск.

Первая опытная батарея на государственных испытаниях. 1979 год

Интерес к орудию поддержки, способному решать разнообразные огневые задачи и при этом постоянно следовать за подразделениями десанта, не отставая от них, ВДВ проявляли изначально. Достаточно вспомнить опыты с установкой 76-мм динамо-реактивной пушки (ДРП) на шасси пикапа ГАЗ-А в 1930-е гг., передачу после Великой Отечественной войны в ВДВ 76-мм самоходных пушек СУ-76 (они, впрочем, не могли десантироваться парашютным способом, да и самолетов ВТА, способных их перевозить, не было), принятие на вооружение в 1950-е гг. авиадесантных самоходных артиллерийских установок АСУ-57 и СУ-85. Последние представляли собой, прежде всего противотанковое средство, хотя, имея в боекомплекте осколочные выстрелы, могли при необходимости использоваться и как орудие непосредственной поддержки десантников «огнем и колесами». Следует учитывать, что десантники в это время на поле боя действовали только в пешем порядке.

В 1960-е гг. требовалось решать уже иные задачи. Исходя из взглядов на характер современных операций и задач, которые должны решать воздушно-десантные войска, требовалось дальнейшее совершенствование их артиллерийского вооружения с целью создания боевых артиллерийских комплексов, обладающих высокой боевой готовностью, достаточной точностью стрельбы, могуществом снаряда у цели и маневренностью. Возможности СУ-85 были весьма ограничены, а буксируемые орудия не полностью удовлетворяли требованиям десантников, особенно с появлением БМД-1.
Между тем потенциальный противник развивал и отрабатывал тактику борьбы с воздушными десантами. Так, в вооруженных силах США основная задача по уничтожения высадившихся десантов возлагалась на подвижные тактические группы, состоящие из бронетанковых, мотопехотных и аэромобильных подразделений и призванные вести против десанта быстрые наступательные действия. Это сочеталось с усилением охраны тыловых объектов. Условиям боя воздушного десанта в тылу противника в наибольшей мере отвечает самоходная артиллерия, способная более надежно защищать расчет, преодолевать зараженные участки местности и водные преграды, быстро менять огневые позиции и т.д. Применение самоходных орудий обеспечивает более тесное огневое взаимодействие артиллерии с парашютно-десантными подразделениями, непрерывность огневого сопровождения в бою.

Условия для создания такого орудия уже сложились. Научно-технический прогресс оказал большое влияние на развитие артиллерии вообще и артиллерии ВДВ в частности. В качестве базы самоходных орудий уже использовались не танки, а БТР или специальное гусеничное шасси, при этом самоходные орудия чаще всего делались закрытого типа, с противопульным бронированием. Орудия средних калибров монтировались во вращающихся башнях с круговым обстрелом, оснащались машинными приводами наводки. Дальнейшее совершенствование самоходной артиллерии происходило по пути увеличения дальности стрельбы, маневренности и живучести, повышения могущества действия снарядов у цели (осколочного, фугасного, бронебойного). Автоматизирование процесса заряжания позволяло доводить скорострельность до 10 выстрелов в минуту. Для создания орудий, минометов и боеприпасов к ним использовались новейшие высокопрочные легкие сплавы, особо прочные легированные стали, пороха и взрывчатые вещества повышенной мощности, неконтактные взрыватели. Разрабатывались активно-реактивные снаряды, боеприпасы со стреловидными и заранее сформированными поражающими элементами. Коренным образом изменилось приборное оснащение и средства тяги артиллерии. С другой стороны, росли возможности военно-транспортной авиации — она уже получила самолет Ан-12 нормальной грузоподъемностью 12 т. Все это давало реальную возможность создания авиадесантируемого самоходного орудия нового поколения для ВДВ.
У истоков работ над этим орудием стояли командующий ВДВ генерал армии В.Ф. Маргелов, начальник танковых войск маршал бронетанковых войск А.Х. Бабаджанян, начальник Главного ракетно-артиллерийского управления (ГРАУ) маршал артиллерии П.Н. Кулешов, руководители ряда крупных КБ и НИИ.

Вначале задачу пытались решить в рамках «классических» гаубицы и миномета. К этой работе привлекались ОКБ-9 «Уралмашзавода», КБ транспортно-химического машиностроения Минобщемаша, Волгоградский тракторный завод.
Еще в 1967—1968 гг. на шасси «объекта 915» (БМД-1) разрабатывались два типа самоходных орудий — 122-мм гаубица 2С2 «Фиалка» (артиллерийская часть — гаубица 2А32, шасси обозначалось «объект 924») и 120-мм казнозарядный миномет 2С8 «Ландыш» (на том же шасси, миномет имел баллистику буксируемого миномета М-120). Стоит отметить, что создание самоходной гаубицы (СГ) «Фиалка» велось в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 4 июля 1967 г., сыгравшим важную роль в развитии отечественной ствольной артиллерии. Тем же постановлением задавалась разработка ряда самоходных орудий для Сухопутных войск — 122-мм гаубицы «Гвоздика» (с артиллерийской частью 2А31, аналогичной «Фиалке»), 152-мм гаубицы «Акация», 240-мм миномета «Тюльпан». Также для Сухопутных войск, но на ином шасси, проектировался 120-мм миномет «Астра», аналогичный «Ландышу». Выбор для «Фиалки» и «Ландыша» шасси БМД-1, еще только проходившей испытания и не принятой официально на вооружение, определялся необходимостью десантирования артсистемы вместе с основной техникой авиадесантируемых подразделений.
Самоходная гаубица имела схему с неподвижной закрытой рубкой, хотя прорабатывался и башенный вариант установки орудия. Но из-за перегрузки ходовой части шасси при выстреле на вооружение ВДВ указанные системы не приняли. Проблему оснащения десантов собственной самоходной артиллерией поддержки удалось решить с появлением шасси БТР-Д («объект 925») и главное — созданием 120-мм универсального орудия, сочетающего свойства гаубицы и миномета.

А.Г. Новожилов
(1927—2003),
кандидат технических наук, лауреат Государственной премии СССР, Заслуженный конструктор РФ, с
самого начала работ был руководителем ОКР «Нона» и «Вена» в ЦНИИТОЧМАШ.

С 1969 г. в СССР устанавливается программное развитие вооружения и военной техники. И в рамках научно-исследовательской работы «Купол-2» по определению направлений развития вооружения и военной техники для ВДВ было обосновано создание универсального самоходного артиллерийского орудия (САО) калибра 120 мм. НИР по комплексу «орудие—выстрел» провели в 1972—1975 гг. в ЦНИИТОЧМАШ (г. Климовск), директором которого был В.М. Сабельников. Работы по этой теме в ЦНИИТОЧМАШ велись под руководством начальника отдела №25 (отдел артиллерийского вооружения Сухопутных войск и ВДВ) А.Г. Новожилова, начальника отделения В.А. Булавского, большой вклад внесли конструкторы В.А. Караков, В.П. Счастливцев. К НИР привлекли и ОКБ-9, начальником которого был великий конструктор-артиллерист Ф.Ф. Петров. Сам Петров не сразу согласился с созданием принципиально нового орудия, предлагая использовать свою 122-мм гаубицу М-30. Однако при установке в башню гаубица создавала бы ряд проблем, связанных с работой и условиями обитания экипажа. Победила все же идея нового артиллерийского комплекса.
В ОКБ-9 работы по опытному 120-мм орудию возглавил В.А. Голубев. Макет САО выполнили на основе опытной 122-мм СГ «Фиалка», но уже на шасси «объекта 925», поставив в рубку (самоходное орудие еще не получило поворотной башни) 120-мм ствол под принципиально новые боеприпасы.
К опытно-конструкторским работам по 120-мм самоходному орудию привлекли и Пермский машиностроительный завод им. В.И. Ленина (ОАО «Мотовилихинские заводы») и ГНПП «Базальт», г. Москва. Работа велась под совершенно новое конструктивно-баллистическое решение «орудие—выстрел с готовыми нарезами на ведущем пояске». Активную поддержку этой работе оказали начальник ГРАУ маршал артиллерии П.Н. Кулешов (ГРАУ выступало заказчиком орудия), командующий ВДВ генерал армии В.Ф. Маргелов, начальник артиллерии ВДВ генерал-майор П.Г. Калинин, председатель НТК ВДВ генерал-майор Л.З. Коленко, его заместитель полковник В.К. Парийский, генерал-майор Б.М. Островерхов, возглавивший НТК ВДВ в 1982 г. Активное участие в обосновании необходимости проведения НИОКР по созданию 120-мм орудий семейства «Нона» принял 3-й ЦНИИ Министерства обороны, где этими работами ведал начальник отдела ВДВ М.А. Евсеев.
ЦНИИТОЧМАШ стал головным предприятием по разработке нового боевого артиллерийского комплекса. Непосредственно разработкой артиллерийской части руководил начальник СКБ Пермского машиностроительного завода и его главный конструктор Ю.Н. Калачников, один из крупнейших специалистов в области создания специальной техники, лауреат Ленинской и Государственной премии, доктор технических наук (в 1990-е гг. — академик Российской академии ракетно-артиллерийских наук). Преемником Ю.Н. Калачникова по разработке семейства 120-мм артиллерийских систем «Нона» и организатором создания нового поколения артиллерийских систем стал Р.Я. Шварев, генеральный конструктор ОАО «Мотовилихинские заводы», директор ЗАО «СКБ».
За активную и плодотворную деятельность в деле создания САО «Нона-С» Р.Я. Швареву и А.Ю. Пиотровскому присвоено звание лауреатов Государственной премии. Активное участие в разработке образцов семейства «Нона» принимали также Ю.Н. Головкин, В.П. Обухов и многие другие специалисты.

Боеприпасами к орудию «Нона» занимался коллектив ГНПП «Базальт». Работы по созданию 120-мм выстрелов возглавляли Е.И. Дубровин — первый заместитель директора ГНПП «Базальт» и главный конструктор Г.Е. Белухин. Ведущими конструкторами по 120-мм выстрелам были: по выстрелу с осколочно-фугасным снарядом (шифр «Передатчик») — М.М. Коноваев, с осколочно-фугасным активно-реактивным снарядом («Переплетчик») — Ю.Г. Снопок, с кумулятивным снарядом («Подступ-2») — В.А. Приоров.
В результате появилось сравнительно легкое, компактное и достаточно мощное универсальное орудие, способное решать задачи гаубицы, миномета и, отчасти, пушки.

Новое 120-мм орудие установили на «объект 926»: это шасси на основе БТР-Д было создано на Волгоградском тракторном заводе (ВгТЗ) под руководством главного конструктора А.В. Шабалина и И.А. Вариводского. Так получилось самоходное артиллерийское орудие «Нона-С». ГРАУ присвоило самому орудию (артиллерийской части) индекс 2А51, а САО — 2С9. В 1981 г. САО было принято на вооружение с осколочно-фугасным снарядом в боекомплекте. Вскоре «Ноны» начали поступать в части ВДВ, а затем и в десантно-штурмовые батальоны, и в части морской пехоты. Одновременно с разработкой орудия во ВНИИ «Сигнал» (г. Ковров) под руководством его генерального конструктора и директора Ю.М. Сазыкина создавался пункт разведки и управления огнем артиллерии, получивший шифр «Реостат».

Появление на вооружении в 1980-е гг. САО 2С9 «Нона-С», пункта разведки и управления огнем артиллерии 1В119 «Реостат», самоходных противотанковых ракетных комплексов БТР-РД «Робот» (а впоследствии и самоходных противотанковых пушек «Спрут-СД»), можно сказать, определило техническую революцию в артиллерии воздушно-десантных войск. Кстати, история создания противотанковых ракетных комплексов БТР-РД «Робот», все перипетии их разработки, испытаний, организации подразделений, их обучения, освоение нового вооружения, выработки тактики их боевого применения в артиллерии ВДВ, были не менее захватывающими, чем разработка и освоение «Ноны». В создание комплексов огромный труд вложили выдающиеся конструкторы Государственного унитарного предприятия «КБ приборостроения» академик РАН А.Г. Шипунов, доктор технических наук профессор С.М. Березин, доктор технических наук профессор В.П. Грязев.
Вернемся, впрочем, к «Ноне» и предоставим слово непосредственным участникам работ и очевидцам.

Караков Виктор Александрович
Главный конструктор
артиллерийского отделения
ФГУП «ЦНИИТОЧМАШ».

«Конструктор не кабинетный ученый, он не может выразить свою идею при помощи одних только слов. Ему нужен для этого ощутимый, зримый и весомый материал. Ему мало кабинета — ему нужен завод. Ему не достаточно иметь бумагу и чернила — ему нужны люди, инструменты, сырье, материалы».
С.А. Лавочкин.

Макетный образец дульнозарядного 120-мм нарезного миномета на лафете миномета обр.1938г. Длина ствола миномета — 1,5 м. 1970г.

Я окончил Московский авиационный институт и был распределен в ЦНИИТОЧМАШ. Заканчивал я факультет ракетных двигателей, а в это время в институте занимались созданием гибридных ракетных двигателей для противотанковых управляемых ракет. Гибридных — это значит двигателей, которые работают на твердом топливе с впрыском жидкого топлива. Именно под такие работы нас, несколько человек, из МАИ направили сюда. Я попал в отдел ракетных двигателей, возглавляемый Новожиловым Авениром Гавриловичем.
Когда нас привез руководитель преддипломной практики, я меньше слушал, о чем говорил Авенир Гаврилович, больше смотрел на его руки. Руки человека, с рождения стоящего у токарного станка, грубые с огромными ногтями, такими своеобразными, что взгляда от них нельзя было оторвать.
В ходе преддипломной практики были у нас всякие чудеса. В том числе обвал потолка в нашем кабинете, где нас — дипломников — чуть не придавило. От столов остались одни щепки, а мы уцелели. Вышли по делам, а вернулись… В конце концов защитили дипломы и остались в ЦНИИТОЧМАШ.

Авенир Гаврилович как человек увлекающийся приступил к созданию многоствольного зенитного комплекса, специально разрабатываемого для Вьетнама. В связи с этим его назначили главным конструктором проекта по созданию динамо-реактивного, активно-реактивного 30-мм семиствольного орудия, стреляющего с плеча. Этим орудием мы и занимались года два или три.
В 1967 г. завершили испытания. И в это время узнаем, что у нас в институте создается артиллерийское направление. Начальником отдела полевой артиллерии назначается А.Г. Новожилов. Я вместе с другими сотрудниками оказался в этом артиллерийском отделе. Середина 1960-х гг., начинала возрождаться ствольная артиллерия, временно потесненная ракетами.
Новожилов в какой-то степени был все же артиллеристом, заканчивал институт по автоматическим пушкам, а мы реактивщики. Хотя, в принципе, что реактивный двигатель, что пушка, везде проходят термодинамические процессы: везде горение и превращение химической энергии в механическую. Я до этого занимался средствами метания — пороховой заряд, баллистика, т.е. все это было уже мне знакомо. Ну, а перейдя в артотдел, я посвятил себя внутренней баллистике и занимался ею (а потом и внешней), пока не сменил Авенира Гавриловича на посту начальника отдела.
Знаний набирались в процессе работы, и в основном на своих шишках учились, хорошим подспорьем к которым было то, что мы использовали знания тех КБ, которые оставались к тому времени еще живыми. И в первую очередь ОКБ-9 «Уралмаш», которым руководил большой созидатель различных идей — генеральный конструктор артиллерийских систем Федор Федорович Петров.
Наш коллектив имел хорошие дружеские контакты с ребятами, которые работали в ОКБ-9, мы с ними провели массу разработок. В основном по боеприпасам, в том числе активно-реактивным, а также в испытаниях самоходных орудий «Акация», «Фиалка», «Гиацинт». В общем, целой «клумбы цветов».


Страница 1 - 1 из 13
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец Все


Автор:  С. Федосеев

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку


zlodey
ну что тут еще скажешь?

СЛАВА ВДВ!!
Руслан Шадиев
Цитата
...В ходе боя под Новогрозненским в декабре 1999 г. командир взвода самоходно-артиллерийской батареи старший лейтенант Александр Постоялко, находясь в составе обходящего отряда полка и корректируя огонь артиллерии, предотвратил окружение и, по сути, гибель парашютно-десантной роты. Когда боевики, имея значительный перевес в силах, попытались окружить десантников, Постоялко, будучи раненным, сумел организовать эффективное артиллерийское поражение противника и огневое окаймление занявшей круговую оборону роты, не позволив, таким образом, превосходящим силам противника окружить и уничтожить десантников…
Статья о командире взвода самоходно-артиллерийской батареи Александре Постоялко на сайте газеты "Красная звезда" - Позывной - «Терек»: как командир взвода предотвратил гибель роты в Чечне в 99-м

Яндекс цитирования liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам.
При копировании ссылка на desantura.ru обязательна.
Professor - Создание креативного дизайна сайтов и любые работы с графикой